Авантюрная Венеция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Венеция блистательная » 05.06.1740 Оспедалетто. Владеющий чарами песен, душою владеет любой


05.06.1740 Оспедалетто. Владеющий чарами песен, душою владеет любой

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

1. Название: "Владеющий чарами песен, душою владеет любой".
2. Дата: 5 июня 1740 года.
3. Место: приют Оспедалетто.
4. Действующие лица: Грациано Оттобони, Франко Тедески, Мартина Гатти.
5. Краткое описание: после концерта синьорина Мартина Гатти, нынешняя ведущая сопранистка, знакомится с господами Оттобони и Тедески.

+1

2

Сегодня для одного из трех музыкальных венецианских приютов был знаменательный день. Дирекция решила устроить концерт перед банкетом у дожа, чтобы продемонстрировать всем желающим - в Оспедалетто достаточно талантов, чтобы радовать публику неземными голосами девушек-сирот. Во многом это был жест циничный, призванный заткнуть глотки тем, кто судачил о пропаже предыдущей звезды приютской сцены. На ее место пришла девушка по имени Мартина, и сегодня был ее дебют. От того, как публика примет другую исполнительницу, будет зависеть вся ее последующая карьера.
За ажурными решетками, на возвышении, располагались ряды для певиц и музыкантш Оспедалетто. Слушатели находились внизу. Почтенным старикам предлагали удобные деревянные кресла. Те, кто был еще молод, предпочитали прогуливаться по периметру холла, наблюдая за присутствующими и изредка бросая взгляды вверх, в надежде рассмотреть спрятанных за загородкой девушек.
Эта атмосфера таинственности, царившая здесь, была обычным делом. Сирот охраняли как величайшее сокровище, не позволяя любопытным слушателям глядеть на их.  Поэтому само существование этих божьих пташек было окружено множеством легенд. Кто-то утверждал, будто музыка делает их подобными ангелам, а кто-то наоборот любил посплетничать о том, что девицы, несмотря на музыкальные таланты, все как одна дурнушки, поэтому и принято прятать их. В полутьме зала, глядя снизу вверх, можно было разглядеть фигуры в белых платьях с передниками, но только и всего.
Синьора Оттобони интересовали не исполнительницы, а музыка. Поэтому, показывая Франко еще одно из многочисленных венецианских чудес, он поглядывал на своего спутника с явным ожиданием высокой оценки исполнения мотетов. Человек религиозный и склонный к душевной экзальтации, Тедески должен был уловить особый смысл всего происходящего. В Оспедалетто никогда не исполняли ничего другого. Все, что звучало здесь, было посвящено Богу и только Ему, поэтому желающие насладиться музыкой и религиозными переживаниями, стремились именно в Оспедалетто.

Отредактировано Грациано Оттобони (2012-04-18 10:47:52)

+1

3

Концерт в Оспедалетто был достаточно знаменательным событием для людей, интересующихся музыкой. И Франко был одним из таких людей, поэтому с большой радостью согласился составить Синьору Оттобони компанию.
В приюте Франко никогда не был. Это место казалось певцу восьмым чудом света – более светлого и чистого места он никогда прежде не видел. И он предполагал что сладкоголосые воспитанницы Оспедалетто действительно ангельские существа, ибо жить в таком чудесном месте и обладать такими божественными голосами могут только ангелы.
Он как завороженный слушал звуки музыки, погрузившись в себя. Эта музыка была ему родной. Он чувствовал ее возможно даже больше чем кто-либо из собравшихся. Она была для него божественным откровением и вызывала трепет в душе и приятную дрожь во всем теле.
- Синьор Оттобони, как хорошо, что мы сюда пришли, - едва слышно сказал Франко, вознеся свой взгляд к возвышению, откуда доносилось пение. Как же ему хотелось взглянуть за решетку и рассмотреть учениц приюта, хотелось прикоснуться к прекрасному.
- Эта музыка восхитительна! – на языке вертелось «Я никогда не слушал ничего более прекрасного», но Франко вряд ли сумел бы согласиться с тем, что поет хуже, чем воспитанницы приюта.

+1

4

Готовясь к выступлению, Мартина с удовольствием оглаживала белое платье с передником. Не потому, что хотела произвести впечатление - хористки Оспедалетто всегда были отгорожены от публики решетками, а потому, что чистое и нарядное концертное одеяние давало ей совершенно особое чувство праздника, на котором она дарит людям свою музыку.
Оказавшись на привычном месте - за ажурной решеткой, которая скрывала ее от глаз слушателей, Мартина забыла обо всем, что окружало ее в обыденной жизни. Так всегда с ней бывало. Страх сцены, которым страдают многие артисты и о котором столько говорила синьора Катерина, был совершенно не знаком девушке.
Она запела - и голос ее воспарил, прославляя Бога и ангелов, а также даря радость людям. Мартина не отделяла одно от другого - ведь и ангелы, и люди были неотъемлемой частью мира.
А еще она очень надеялась, что ангелы услышат ее - и помогут ее подруге Юлии, где бы та ни была сейчас.
Но все когда-нибудь заканчивается, и вот подошел конец выступлению воспитанниц приюта.

0

5

С ног до головы облаченный в черное, синьор Оттобони вынул из широкого манжета платок и легко промокнул бледное лицо. В переполненном зале было жарко. Во многом тому способствовали эмоции.
Как и практически любого венецианца, Грациано в этот момент распирала гордость. Неаполь при всем желании не мог похвастаться тем же, хотя ему принадлежало первенство на оперной сцене. Здесь Венеции не было равных - превратить искусство в дело доходное, да еще и сделать так, чтобы на эти доходы можно было содержать приют!
По истине торговый дух царил во всем.
Видя восторг Тедески, Грациано улыбнулся, а потом шепнул тому на ухо, что, благодаря его положению, у них есть возможность встретиться с девушкой, которая заняла место ведущей сопранистки и в скором времени выступит на банкете у дожа. Меценат полагал, что его подопечному будет любопытно взглянуть на молодую певицу. Поэтому с извечной усмешкой спросил:
- Хотите, я провожу Вас в комнату для встреч? - большинство из того, что говорил Грациано звучало с любезной иронией. Это всегда сбивало с толку собеседников, у некоторых вызывая откровенную робость или злость. - Говорят, она чудо как хороша, - добавил Оттобони и, не дожидаясь ответа, направился прочь из зала, зная, что Франко последует за ним.

+1

6

Франко находил весьма удобным, пользоваться привилегиями нобиля. Он не стремился купаться в лучах его положения, но и не отказывался от выпавшей удачи. Никому в этом зале не суждено было увидится хотя бы с одной из певиц приюта, особенно после того, как одни из воспитанниц странным образом пропала. А  Франко вдруг выпала такая честь.
Тедески поспешно согласился, на случай если Оттобони неожиданно передумает и немедля направился за ним. Конечно, у Франко было очень мало опыта общения с молодыми дамами, но в этот раз он не боялся попасть впросак. Ведь с ним был Грациано.
В то время как нобиль  думал лишь о том, как хороша девица, Франко было интересна в первую очередь ее тонкая душевная организация. Эта девушка как никто была приближена к Богу и, возможно, у них с Франко даже найдутся общие темы для разговора, ведь более религиозного человека, чем Тедески сложно было отыскать среди вращающихся в кругу венецианской знати.

+1

7

Мартина не удивилась, когда после выступления к ней подошла синьора Катерина и сообщила, что девушку ждут в комнате для свиданий. Вероятно, синьор Бернарди успел соскучиться...
Но в комнате ее встретил не синьор Бернарди.
Одного из этих господ Мартина узнала, хотя и не имела раньше чести с ним беседовать. Синьор Грациано Оттобони, который столько сделал для искусства в Венеции, в том числе для приюта Оспедалетто...
Но все мысли об искусстве и благотворительности улетучились из головы Мартины, стоило лишь ей взглянуть на спутника синьора Оттобони. Потому что таких красивых людей не могло быть на свете.
Таким мог быть только сильф с полотна художника.
Лицо его было бледным и чистым, словно у девушки. Голубые глаза смотрели так, словно юноша знал какой-то секрет, очень хороший, но хрупкий настолько, что его ни в коем случае нельзя доверить постороннему - разобьется. Волосы, длинной до лопаток, казались очень пушистыми - так и хотелось их потрогать. Мартина, забыв обо всем, уже готова была протянуть руку к загадочному юноше... когда вспомнила о приличиях и этикете.
Тут же она сделала реверанс, чтобы поприветствовать обоих гостей.

+1

8

У синьора Оттобони был наметанный глаз. Разумеется, восторг юной певицы от него не ускользнул. Сунув треуголку подмышку и иронично улыбнувшись, нобиль мягко произнес:
- Позвольте выразить Вам почтение, синьорина Мартина, и представить солиста оперной труппы театра Сан-Джованни Кризостомо, синьора Франко Тедески, - затем он сделал паузу. Ровно через мгновение добавил:
- Синьор Тедески, перед Вами только что взошедшая, но ослепительная звезда Оспедалетто, синьорина Мартина Гатти.
Нобилю было интересно наблюдать как в дальнейшем поведут себя юная певица и сопранист. Вероятно, у них найдется много общего.
Устроившись в кресле, нобиль позвал синьору Катерину и попросил у женщины кувшин с лимонадом, посетовав на жару. Старуха снисходительно улыбнулась и поспешила удалиться. Оттобони небрежным жестом отложил шляпу на столик и занял наблюдательную позицию. Дальнейшее обещало быть интересным.
Своркуются ли два голубка? Так пытливые дети наблюдают за птицами в клетке. Грациано не стал препятствовать разговору или как-то поддерживать его, ибо хотел посмотреть как два невинных создания, преодолевая застенчивость, будут говорить друг с другом. Только лишь бросил фразу:
- Мы с синьором Тедески восхищены Вашим мастерством.  Господь наделил Вас великолепным даром, чтобы Вы могли воспевать его славу.
Мартина еще не раз и не от одного слушателя получит похвалы. Они едва ли будут отличаться друг от друга. Сегодняшнее выступление, как и дебют Тедески, было только началом. Именно этот момент, когда душа служителя искусства еще не была развращена славой, привлекал Оттобони как истинного ценителя страстей.

+1

9

Франко не ошибся, предположив, что в Оспедалетто поют англы. Девушка была просто чудо. Наверное, более нежного создания Тедески еще не приходилось встречать. Как и Франко, юное дарование воспитывалась вдалеке от мирских сует и соблазнов. Это делало девушку особенной. Она – словно нежный цветок фиалки, распустившийся посреди каменных джунглей.
Подождав, когда Грациано произнесет приветственное слово, Франко сделал шаг вперед и, взяв нежную ручку девушки в свою ладонь, осторожно поцеловал запястье. Распрямившись Франко улыбнулся и произнес
- Синьорина Мартина, я очень раз познакомиться с вами. Ваше исполнение тронуло мое сердце. Я давно не слышал ничего подобного, хоть и пою в театре. Настоящая, живая музыка может литься только из сердца, переполненного любовью, - юноша замолчал и какие-то время смотрел на Мартину, так, будто бы разглядывал через увеличительное стекло снежинку. Но вдруг опомнившись и поняв, что возможно заставляет девушку чувствовать себя неудобно, поспешно отпустил ее руку и отошел на полшага назад. Тут же появилась синьора Катерина, которая принесла лимонад. Франко поспешил взять бокал и сделать пару внушительных глотков. Уж больно было жарко и хотелось пить.

Отредактировано Франко Тедески (2012-05-03 13:05:52)

+1

10

Оказалось, что юноша, так похожий на сильфа - это синьор Франко Тедески, солист оперной труппы театра Сан-Джованни Кристозомо - так представил его синьор Оттобони.
Для Мартины сами слова "опера" и "театр" казались пришедшими из какой-то волшебной страны - где поют люди с голосами ангелов. А когда Франко - нет, синьор Тедески, неучтиво называть по имени незнакомого человека! - признался, что его тронуло выступление Мартины, девушка была так смущена, что не знала, что и сказать дальше. Неизвестно, чем бы все это кончилось - если бы не спасение в лице синьоры Катерины, которая принесла лимонад. Тут же напомнила о себе жажда, что неудивительно в такой жаркий день. Мартина протянула руку за бокалом - и с первым глотком почувствовала себя лучше.
- Я не могу сказать, как мне приятна ваша похвала, синьор Тедески, - произнесла девушка, и это была правда. - Мне бы очень хотелось услышать ваш голос - я уверена, что он должен звучать поистине чудесно. И когда вы достигните всего, о чем только может мечтать человек - иначе у вас быть не может, синьор Тедески, ведь не зря Господь наделил вас даром, - когда ваш голос будет дарить радость или заставлять плакать слушателей всех театров Европы, я бы хотела быть рядом, чтобы увидеть это.
Кажется, щеки у Мартины раскраснелись. Только бы Франко... синьор Тедески не принял ее слова за обычную лесть и жеманство!

+1

11

На глазах Грациано сейчас разыгрывалась одна из тех наивных комедий, которые были призваны развлекать пресытившегося изяществом зрителя. Эдакая "пастораль". Милая пастушка и юный пастушок, невинные в своем неведении и искренние до такой степени, что вызывали невольную улыбку, делали первые, робкие шаги навстречу друг другу.
Зная, что каждому - свое, Оттобони не завидовал, но испытывал некое ощущение чуждости, ибо они и эти двое молодых людей принадлежали миру заблуждений и грез, пока еще совершенно для них реальных.
Беззвучно вздохнув, нобиль отпил лимонаду. Девушка говорила с замиранием сердца, и не нужно было обладать особенной прозорливостью, чтобы понимать, что Франко нравился ей, и волновал сердце синьорины Мартины не только как певец оперного театра.
- Думаю, таковая возможность есть, - негромко заметил Грациано, когда девушка сообщила о своем желании. - Я могу организовать частный прием... - покачав бокал с лимонадом в руке, нобиль  хитро улыбнулся. Он ни в коем случае не стал бы препятствовать двум поющим сердцам, ибо не собирался терять такое забавное зрелище.

+1

12

Девушка так разнервничалась, что тем самым заставила нервничать и Франко. Он еще немного отпил из своего бокала и смущенно улыбнувшись посмотрел на Грациано. Любой человек понял бы , что еще скрывается за приятными на слух словами Мартины, но только не Франко, который в силу своей наивности действительно считал, что люди могут говорить друг другу комплименты без всякой задней мысли. Но вот принимать их оказалось гораздо сложнее. Две певчие пташки обменивались любезностями и тот час же краснели от комплиментов друг друга. Возможно, они действительно друг друга стоили.
Вклинившийся в разговор Грациано, прогнал неловкость. Его спокойный невозмутимый вид, пожалуй, мог воодушевить любого. Хотя его ироничная, слегка надменная улыбка частенько обескураживала Тедески.
- О, у меня возникла отличная идея. Мы могли бы спеть на этом приеме вместе с синьориной Мартиной. Если конечно она не будет против. Простой незамысловатый сюжет в две партии. Я думаю, гостям это может понравится, - Франко перевел свой взгляд на певицу и вопросительно изогнув бровь улыбнулся. «Ну как, вам нравится такая идея?»

+1

13

Мартина видела, как покраснел Франко. Похоже, она не только волнуется сама, но и заставляет волноваться этого молодого человека! Тут же девушка взяла себя в руки.
И когда синьор Оттобони предложил организовать частный прием, а синьор Тедески предложил им вместе спеть - подумать только! - Мартина отвечала уже спокойно.
- Для меня будет большой честью спеть на частном приеме, синьор Оттобони, - она улыбнулась нобилю. - И вдвойне большей честью для меня будет спеть вместе с синьором Тедески. Как вы думаете, синьор Тедески, какой сюжет подошел бы для такого случая?
В глубине души Мартина надеялась, что ей поручат партию из какого-нибудь светского произведения. Духовная музыка прекрасна, но Мартине хотелось знать и уметь больше.
"Интересно, как же звучит его голос? Он так красив - его голос не может быть похож на голос обычных людей".

0

14

Грациано на мгновение отвлекся на мелькнувшую за окном пташку. Та звонко чирикнула, усевшись на ветку дерева, как будто стремящуюся пробиться в окно. Усмехнувшись невольному совпадению, нобиль подумал о том, что полюбоваться на эту во всех смыслах очаровательную пару будет интересно и синьоре Фьямме, с которой он не так давно имел радость тесно общаться.
Оттобони чувствовал, что соскучился не только по сплетням и остроумным уколам, но и по близости жены негоцианта. Вздохнув о своем, он обратил полный "отеческой заботы" взор на Мартину и подумал о том, что в случае успеха совместного исполнения можно будет подумать и о любовной авантюре между приютской девицей и кастратом, которая несомненно бы развлекла взыскательную публику не меньше, чем исчезновение прежней певуньи.
Подперев ладонью подбородок, нобиль невольно замечтался о том, как будут вытягиваться лица радеющих о строгости попечителей, синьора Бернарди, богатых дам и господ, ожидающих новой сенсации как псы корма.

+1

15

Нобиль не ответил согласием, но и отказывать не стал, значит был не против. Франко улыбнулся ему и кивнул, как будто соглашаясь с безмолвным ответом покровителя.
- О, я тоже буду счастлив спеть с Вами, синьорина Мартина. Произведение можно подобрать любое. Возможно что-то лирическое или даже комедийное. Думаю, синьор Оттобони лучше знает, что лучше подойдет для приема, - Франко вновь обратил на него свой преданный взгляд и улыбнулся.
- Надеюсь так же что и директор приюта не будет против отпустить вас. Я думаю он стал более внимателен к тому, где находятся его подопечные, особенно после пропажи одной из ведущих певиц приюта, - в этот момент Франко сделался немного озабоченным, судьба молодой певицы волновала его ничуть не меньше, чем любого жителя Венеции. Как и многие, он думал на самое плохое.
Синьора Грациано конечно же все знали, но это как раз могло воспрепятствовать рождению певческого союза между Тедески и Мартиной. О похождениях Оттобони знали все и директору наверняка не захочется отпускать молодую девушку в дом к Грациано.

Отредактировано Франко Тедески (2012-07-23 13:27:58)

+2

16

Синьор Оттобони ничего не ответил на слова Мартины. Сидел, над чем-то задумавшись, подперев рукой подбородок. Но тогда заговорил Франко - и, выслушав его ответ, Мартина поняла, что ей очень повезло. Ей предстоит исполнять светское произведение - возможно, даже комическое!
Честно говоря, Мартина давно мечтала о таком. Комедии дают людям радость - а разве не учит церковь, что человек должен всегда радоваться? Так почему же таким чудесным произведениям не учат в приюте?
Франко также выразил надежду, что директор приюта даст свое согласие на ее выступление. Впрочем, в этом Мартина не сомневалась - ведь рядом будет синьор Оттобони.
Но затем Франко упомянул о Юлии, о ее подруге, которую так и не нашли. Из разговора с прете Амедео Мартина знала, что не все в этой истории было так безоблачно, как казалось ей вначале.
- Синьор Тедески, - заговорила она. - Синьорина Юлия, о которой вы упомянули - моя подруга. Знаете ли вы что-нибудь о ней? Известно ли что-нибудь за стенами приюта?

+1

17

- Что ж... - после недолгой паузы ответил Грациано. - Вам потребуется время на подготовку, а значит, я должен испросить дозволения у директора приюта на то, чтобы синьор Тедески и Вы, синьорина Мартина, могли разучить ваши партии вместе. Времени у нас мало. Так что задача для вас обоих будет весьма сложна. Надеюсь, синьор Тедески будет во всем поддерживать Вас, - Оттобони усмехнулся и задумчиво потер подбородок, прикидывая репертуар.
- Думаю дуэт для двух сопрано "Quel bel labbro, quel vezzo..."* из оперы "Береника" Генделя как раз подойдет. Вам, синьорина Мартина предстоит исполнить партию Береники, а Вам, - он кивнул в сторону Франко, - Алессандро. Это восхиитительный, очень страстный дуэт. Думаю, вам обоим понравится его исполнять.
Разумеется, в этом выборе была ирония тоже. Сама музыка дышала восхвалением достоинств влюбленных и неприкрытым эротизмом. Грациано хотел посмотреть как два стеснительных и невинных юных создания справятся с этой задачей. От предвкушения ему не удалось сдержать широкую, казавшуюся благодушной, улыбку.

* Дуэт можно прослушать в "Ассоциациях", текст и перевод там же.

Отредактировано Грациано Оттобони (2012-07-24 12:02:36)

+1

18

- Увы, синьорина Мартина, я ничего не знаю о Вашей подруге, - Тедески покачал головой и продолжил, -  как и многие, я могу лишь строить догадки и предположения. Мне хочется думать, что девушка просто сбежала с кавалером и с ней сейчас все в порядке. Но, к сожалению, вариантов развития событий минувших дней, может быть превеликое множество, Франко едва заметно пожал плечами. О грустном говорить не хотелось, поэтому он решил быстро сменить тему разговора и ляпнул первое что пришло в голову:
- А вы, синьорина Мартина, Вам бы хватило духа сбежать с кем-то?
Спустя какое-то время, нобиль наконец, подал голос, изъявив желание договориться с директором приюта о совместных занятиях Франко и Мартины. Он выбрал для них без сомнения чудесную партию, но по мнению сопраниста достаточно откровенную. Но он отмел от себя всякие мысли способные заставить его отказаться. Нет ничего прекраснее, чем петь о любви и пожалуй, это был наилучший вариант.
- Надеюсь директор не воспрепятствует. Произведение чудесное. Я надеюсь что нам удастся его исполнить с синьориной Мартиной, - легкая благодарная улыбка украсила его губы, в ответ на широкую улыбку нобиля.

+1

19

К сожалению, Франко ничего не знал о Юлии. Молодой человек выражал искреннюю надежду, что с девушкой все в порядке - о, хоть бы это было так! - но не мог сообщить ничего нового.
А вот вопрос, который задал Франко, заставил Мартину задуматься. Хватило ли бы у нее духу сбежать с кем-нибудь?
"Особенно, если этот кто-то - Франко Тедески?" - закончила она мысль.
После небольшой паузы Мартина произнесла:
- Думаю, что духу сбежать у меня хватило бы, синьор Тедески. Но мне не хотелось бы делать этого тайком, под покровом ночи. Мне хотелось бы, чтобы мой избранник попросил моей руки при свидетелях - и тогда я на законных основаниях покинула бы приют, чтобы пойти к алтарю. Если я сбегу - потом нам придется таиться и бояться, очень долго, если не всю жизнь. Я не хотела бы, чтобы моя жизнь прошла в страхе разоблачения.
Тем временем заговорил синьор Оттобони, предлагая им с Франко выбрать для исполнения любовный дуэт Алессандро и Береники из оперы Генделя.
Петь о любви? Наверное, это восхитительно. Тем более, что, судя по словам и улыбке Франко, ему тоже нравится это произведение.
- Я согласна, синьор Оттобони, - сказала Мартина. - Думаю, что для меня это будет опыт, который ничем нельзя заменить!

Отредактировано Мартина Гатти (2012-07-25 12:52:18)

0

20

- В таком случае я приложу все усилия для того, чтобы этот дуэт состоялся, - заверил Грациано. Он прекрасно слышал, о чем говорили Мартина и Франко, и, конечно же, усмехнулся про себя сказанным ими словам.
Если Юлия не оказалась в каком-нибудь борделе в качестве диковинки и если ее разбухший труп еще не выловили багром из канала, значит, она либо объявится через несколько месяцев в Венеции, как водится, беременная и без гроша в кармане, либо - уже давно оказалась у кого-то в содержанках. Последний вариант был не так уж плох. В сравнении с ним рассуждения Мартины о замужестве звучали еще более смехотворно, но приличия требовали поддержать эту неподдельную добродетель, потакая, любезно кивнуть, что Оттобони и сделал незамедлительно.
Если у Бернарди хватит ума, он добьется своего. Однако шансы малы и потребуется немалое упорство. Что-то подсказывало Грациано, что негоциант выбрал совсем не тот цветочек. Нужно было ставить на дурнушку. Не имея красоты и рано преуспевая в расчетливости, дурнушки оказываются более сговорчивы, когда богатый синьор предлагает пойти под венец.

+2


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Венеция блистательная » 05.06.1740 Оспедалетто. Владеющий чарами песен, душою владеет любой