Авантюрная Венеция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Межвременье » 12.02.1740 Дом синьорины Неллы. Игра вслепую


12.02.1740 Дом синьорины Неллы. Игра вслепую

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

1. Название: "Игра вслепую".
2. Дата: во время карнавала, 12 фераля 1740 года, поздний вечер.
3. Место: дом синьорины Неллы.
4. Действующие лица: Нелла Мацца, Грациано Оттобони.
5. Краткое описание: покровитель синьорины Неллы "одалживает" свою любовницу синьору Оттобони на одну ночь в счет карточного долга. Нобиль ставит условие, чтобы куртизанка, принимая его, была с завязанными глазами.

0

2

У синьора Оттобони веселый праздник Карнавала неизменно ассоциировался со смертью. В Венеции, городе масок, связь действительности и потустороннего всегда была очевидной. Не чувствовали ее разве что приезжие, но и они рано или поздно попадали в сети того естественного мистицизма, коими была наполнена Светлейшая словно ее каналы темной водой. В дни Карнавала это чувство обострялось, и даже скептически настроенный синьор Оттобони ощущал нечто такое, чему не мог дать объяснение и над чем, при всей склонности к желчным издевкам, никогда не смеялся.
То ли всему виной был сонм масок, изображавших красивые и правильные, словно у  призраков, лица. То ли сбивали с толку яркие огни, отражавшиеся в воде, и несмолкаемый грохот фейерверков. То ли в самом воздухе кто-то распространял дурман, круживший голову. Однако весь город разом словно сходил с ума. Люди более не принадлежали себе. Ими управляли чистые, ничем не стесненные желания и нескончаемая тяга к смерти... или новому рождению. Для Грациано Оттобони оба понятия были неразрывно связаны. Возможно, именно поэтому он так яростно стремился к удовольствиям на грани, наверняка зная, что однажды за отворенной дверью его будет ждать темнота.
Тем не менее, сегодня нобилю отворила плутоватого вида молоденькая служанка с рыжим локоном, выбившимся из под чепца. Закусив губу от любопытства, пристально разглядывая ни произнесшего ни слова мужчину в красном камзоле и маске Капитана, девица сообщила, что все готово к интимной забаве, и синьорина Нелла ждет посетителя. Имени своего Грациано не называл и изъяснялся исключительно жестами. Вместо того, чтобы представиться - протянул небольшой листок с подписью любовника Неллы - синьора Скорца. Три дня назад Скорца, пытаясь отыграться на одном из званных вечеров, проиграл содержанку в карты. Уже только это обстоятельство добавляло Грациано приятных ощущений. А уж поставленное им условие, что женщина должна принимать его с завязанными глазами, еще больше подстегивало жар. Скорца было строго настрого запрещено называть имя того, кто будет обладать Неллой в эту ночь. Такие игры синьору Оттобони были не в новинку. И, положа руку на сердце, это было меньшее из придуманных им зол.

+1

3

Ах, этот карнавал… Отчего-то под масками люди чувствовали себя более защищёнными, считали, что даже если они согрешат, Бог не заметит этого. Хотя, на всевышнего большинству граждан Венеции было абсолютно плевать.  Любовные утехи – вот, что тревожило их умы и тела. Не исключением была и Нелла Мацца, ожидавшая гостя для очередной постельной забавы. Она давно научилась ценить своё тело и умело продавала его там, где нужно и за столько, за сколько ей это было удобно.
Вероятно, Нелла никогда бы не позволила подобной встрече произойти, ведь это могло вызвать гнев её покровителя, однако, тут он сам являлся инициатором этой забавы, и куртизанка была вовсе не прочь в ней поучаствовать.
Сильной стороной этой девушки была уверенность в себе и в том, что она делает, но, завязывая глаза, она лишалась этого преимущества. Может это было проблемой, а может и нет, но иногда так хотелось доверить себя кому-нибудь, не думая о последствиях.
Быть может, ей стоило предстать перед неизвестным гостем в более откровенном виде, но для этой встречи девушка предпочла напыщенность и официоз. В конце концов, они оба знают, что она просто шлюха, а поиграть в аристократическую неприступность будет даже интересно.
Облачённая по последней английской моде, она восседала в кресле недалеко от окна, с чёрной шёлковой повязкой на глазах.
Тугой корсет, выгодно подчёркивающий её фигуру, скрываясь под верхним платьем, цвета горного малахита. Идеальная осанка и высокая причёска из рыжеватых, закрученных в небольшие колечки, волос.
С завязанными глазами она всё же ощущала некоторое неудобство. Чувство детской незащищённости ни как не желало уходить, скручиваясь и концентрируясь где-то в районе желудка.
Но вот скрипнула дверь. Для тревоги не было никакой причины, ведь он знатный господин, но как же хотелось ей увидеть его лицо. Заглянуть хоть на миг за чёрную полосу повязки, дабы узнать своего гостя, хотя, по сути, это было ни к чему.

Отредактировано Нелла Мацца (2012-03-28 11:13:53)

+1

4

Нелла могла слышать только приглушенные шаги и шелест одежд. Грациано не снял перчаток и не сказал слова приветствия, вместо этого уверенно закрыв дверь. Хлопок был четко различим в шуме, доносившимся с улицы. Подойдя к молодой женщине, сидевшей у окна, нобиль положил руку ей на плечо. Чуть сжал, провел к шее, явно любуясь ключицами и глубоким вырезом платья. Темно-зеленый был куртизанке к лицу и прекрасно оттенял молочный цвет кожи.
Его привилегия заключалась в том, что Грациано имел возможность видеть и оценить все прелести выбранной им женщины, тогда как она его - нет. Куртизанка могла ориентироваться разве что по звукам, движениям и запахам, и это должно было усилить ее чуткость. От Грациано пахло лимоном и полынью, с тонким нюансом пудры.
Нелла знала себе цену, и это было видно по тому, как она держалась. Такие женщины каждым жестом, улыбкой, наклоном головы предлагали себя, словно выставляя товар на витрине лавки редких вещиц.
Насколько редким товаром являлась синьорина Нелла ему еще предстояло узнать.
Первое, что начал делать Оттобони - вынимать шпильки из высокой, явно долгими стараниями собранной прически. Он хотел видеть естественность, а не разряженную в шелка куклу. Медленно обойдя полукругом, Оттобони отпускал на волю одну прядь за другой, пока волосы Неллы не рассыпались по плечам. Шаги "покупателя" звучали четко как метроном. Нобиль складывал шпильки в ладонь, а после вложил их в руку женщины одним мимолетным движением.

+1

5

Девушка вздрогнула от хлопка двери, прорезавшего тишину застывшего дома. Вопреки ожиданиям, мужчина не заговорил и не поприветствовал даму, а, подождав пару секунд, приступил сразу к делу. Он коснулся её плеча. Странно, он не снял перчаток. У гостя были сильные властные руки, казалось, что этот человек вполне может её придушить, оставаться спокойной, хотя бы на первый взгляд, позволяли лишь долгие клятвы синьора Скорца.
Откровенно говоря, Нелла не очень-то любила эти ужасные громоздкие причёски, будь её воля, вечно бы носила волосы распущенными, но это был верный способ опознать девушку лёгкого поведения, а позволить окружающим допустить хотя бы одну подобную мысль, было бы роковой ошибкой. Потому куртизанка не без наслаждения внимала собственным ощущениям, когда незнакомец принялся освобождать её от плена шпилек, Нелла непроизвольно прислушивалась к шагам неизвестного гостя. Достаточно чёткие, уверенные, через одинаковые промежутки времени. Он знает, что делать, но пока раздумывает над дальнейшим развитием событий.
От господина пахло лимоном и полынью - странный и непривычный ход, что же касается Неллы, девушка предпочитала корицу с яблоком – несколько избито, но приятно. Этот аромат позволял расслабиться и клиенту, и ей самой.
Едва различимо поведя плечами, она ожидала, что будет дальше.  Привыкшая ублажать, синьорина чувствовала себя несколько растерянно, с трудом представляя, что от неё может потребоваться, если клиент всё делает сам.
Задумавшись, девушка с трудом уловила незаметное движение мужчины, после чего в её ладони остались лежать шпильки, которые девушка осторожно, боясь промахнуться, положила на небольшой круглый столик у кресла.
Решив, что за столб не платят и давно пора что-нибудь сделать, Нелла перекинула волосы через плечо, открывая  взгляду чистую молочную кожу шеи, словно призывая попробовать её. Играючи провела указательным и средним пальцами по ключицам, столь осторожно, будто их можно было сломать всего лишь дыханием.

+1

6

Человек, лишенный возможности двигаться или видеть, беспомощен. Того, кто беспомощен, легко контролировать. Им можно управлять. Синьор Оттобони любил власть и контроль, однако присутствие в Сенате ему в свое время пришлось в тягость.
Возможно потому, что истинной власти он там не наблюдал и не имел привычки довольствоваться государственным обманом.
Женщина подчинялась и, несмотря на волнение, следовала выбранной роли. Это было... мило. И в чем-то трогательно. Да, пожалуй, так. Откровенно предлагая себя, Нелла словно бы говорила "Посмотрите, синьор, как я красива! На всем белом свете не сыщешь такой!".
И Грациано соглашался. Брал предложенное ею пока что неспешно, словно нехотя. То ли разыгрывал придирчивость то ли хотел, чтобы и синьорина Нелла почувствовала всю прелесть этой игры вслепую.
Когда куртизанка подняла подбородок, подставляя беззащитную шею, Грациано поднял маску, чтобы оставить жадный поцелуй. Затем еще один, выше, и третий почти у самого уха, чтобы Нелла могла слышать его дыхание и почувствовать, как он  напряжен. 
Сутью любой галантной игры были фантазии, которые подогревались всеми возможными способами, и Грациано делал это с нескрываемым удовольствием, продолжая освобождать свою визави от условностей, которыми она прикрывалась, стараясь выглядеть приличной женщиной.
Когда настала очередь корсета, Грациано потребовалась немалая сноровка, чтобы расшнуровать и раскрыть панцирь, туго затянутый служанкой. Пальцы нобиля были сильными и цепкими. Несколько раз он нарочно дергал сильно, чтобы выбить из женщины стон. Когда же "створки" этого пыточного орудия раскрылись, взору Оттобони предстали два идеально очерченных полукружия женской груди. Не взять их в ладони было бы преступлением, поэтому, склонившись, Грациано сделал то, что было более чем естественно для любого нормального мужчины от пеленок и до конца дней, стал целовать окрашенные хной соски.

+1

7

Он целовал её, неистово сопел в ухо. Это должно было возбуждать, но нет.
Как же грустно, обидно до слёз. Впервые в жизни Нелла почувствовала сожаление из-за проведённой ею жизни.  Может стоило стать монахиней, уйти в монастырь, чтобы все ощущения реальной жизни были вновинку.
Так противно  чувствовать на себе руки мужчины и не получать никакого удовольствия. То, что должно будоражить, сводить с ума, не вызывала у неё ровным счётом никаких эмоций. От обиды хотелось даже разрыдаться. Это была всего лишь ещё одна работа, ещё один клиент.
Как страшно понимать, что ты достиг всего. Она… Она ведь, как и все девочки, мечтала о принце на белом коне, думала, что всё будет девственно чисто и красиво, но нет.  Конечно, Нелла никогда и не предполагала, что будет торговать своим телом, как протухшей рыбой на базаре. Но что она могла сделать? Так поступить её вынудила жизнь!
Жизнь, жизнь… Какое славное оправдание для всякого труса, не смеющего признать свою слабость и вину.
Он раздевал её. Наигранная улыбка – то, что надо. Начав расшнуровывать корсет, незнакомец был столь усерден, что чуть не раздавил ей рёбра.
Нелла морщилась и притворно постанывала, зная, чего хочет клиент. Он получал удовольствие, а это - главная задача в её работе.
Когда Грациано принялся ласкать  грудь, куртизанка прикусила губу, выгибаясь навстречу ласкам и рефлекторно сжимая плечо незнакомца, заплатившего за неё. Нельзя сказать, что она не получала от этого удовольствия, но те жалкие отголоски и импульсы, которые в скудном количестве посылало тело, никак не назвать истинным наслаждением.
Работать с повязкой на глазах было странно и, да, несколько возбуждающе. Но Нелла была мастером, и чёрный лоскут ткани не сильно стеснял её.
Девушка осторожно потянулась к камзолу синьора, нащупывая тонкими белыми пальцами непослушные и гладкие фарфорово-стеклянные пуговицы.

+1

8

Привыкший получать нужное по первому требованию, Грациано не слишком-то беспокоился о чувствах Неллы. Куда больше его беспокоили своя похоть и своя страсть. Ничем не отличавшийся от других влиятельных, располагающих большими средствами господ, он сейчас был слишком увлечен игрой, чтобы замечать настроение молодой женщины, которая нисколько не возражала и напротив любезно стала помогать ему освободиться от одежд. Чувство возбуждения, подстегиваемое фетишистской игрой, стало почти болезненным, но Грациано нарочно тянул время, желая получить все до конца.
Ни одного слова по-прежнему сказано не было, нобиль снял перчатки, заткнув их за манжет рукава. Сосчитал поцелуями мушки. Комнату наполняли звуки прерывистого дыхания и шорох одежд. Получив в свое распоряжение то, что принадлежало другому, Грациано искренне наслаждался как своей недавней карточной победой так и обладанием той, которая никогда не принадлежала ему.
Какой мудрый человек, проявив акт высшего милосердия, когда-то додумался сдавать женские тела внаем? Занятие это, по мнению нобиля, было ничем не хуже монастырских бдений, ибо дарило радость не меньшую, чем божественный экстаз. Такие "молебны", посвященные Вакху, стоило устраивать почаще.
На месте этой куртизанки могла оказаться любая другая хорошо одетая, чистая и пахнущая духами девица. Разница была лишь в том, что Нелла, изображая "девушку приличную", пахла дорогими духами и могла себе позволить роскошный наряд. Ведомый иллюзией, Оттобони гладил изгибы женского тела, нисколько не беспокоясь о притворстве, именно потому, что знал старую как мир истину - ни зачем более, как получение взаимных выгод, проститутка и ее клиент друг другу не нужны.

Отредактировано Грациано Оттобони (2012-03-31 13:51:06)

0

9

Сказать, что она не ожидала всего этого, было бы ложью. Напротив, Нелла прекрасно знала свою роль. Тоска и печаль если и были, то оставались глубоко внутри. Им не было места здесь, среди лживых масок и исповедальней в борделях.  Людей давно перестали интересовать истинные чувства, важно лишь то, что те выставляют напоказ.
«Улыбайся, стервятники это любят…» - звучали в голове слова тётушки Розетты.
И она улыбалась. Красивый изгиб губ. Покорность. Всё было давно заучено. Всего лишь работа. Любовь – ложь.
По мнению Неллы, куртизанки не верят, не должны верить в это глупое несуществующее чувство. Как и остальные, Нелла считала эмоции лишь обстоятельством, затрудняющим работу, от которого надо было избавляться как можно скорее.
Справившись с пуговицами, девушка стянула с мужчины красный камзол, за которым последовала и рубашка.
Нелла потянула гостя в ту сторону, где по её примерным подсчётам, должна была располагаться большая кровать.
Куртизанка робко коснулась маски господина, пока что, не пытаясь снять её, а лишь спрашивая на это разрешение.
Маски настолько крепко прилипли к их лицам, что даже если стянуть все, всегда оставалась ещё одна, заменявшая большинству их индивидуальность.
Мацца не была романтиком, она давно перестала верить, как в Бога, так и в чудо. Венеция пожирала души людей, делая их уязвимыми и каждый её житель, от самого знатного господина до неумелого плотника, в тайне задавался вопросом смысла его бездарной жизни.

Отредактировано Нелла Мацца (2012-04-07 08:10:46)

+1

10

Грациано освободил ладонь, за которую его держала Нелла. По мнению нобиля молодая женщина слишком торопилась.
- Не так быстро, - впервые произнесенные за вечер три слова прозвучали спокойно и негромко. По его мнению, было в этой торопливости что-то от желания исполнить долг и избавиться от визитера как можно скорее.
Он подхватил куртизанку на руки и устроил на кровати, будто Нелла была маленькой, несмышленой девочкой. Прикосновение к маске вызвало лишь улыбку. Оттобони не верил, что ей на самом деле есть дело до того, с  кем она окажется в одной постели. Извечное женское любопытство не в счет.
Разумеется, его желание никуда не делось, и даже наоборот стало сильнее. Но нетерпение в подобных играх оканчивалось проигрышем, а проигрывать синьор Оттобони не любил, и как бы томно ни вздыхала его визави, Грациано еще не разучился отличать истинное желание от притворства. Он хотел, а Нелла - нет.
Сегодня нобиль не хотел брать женщину силой. Причиной тому было вовсе не уважение. Это кабацкую девку можно в любой момент уложить лицом к столу, задрать юбки, чтобы быстро справиться с "любовным зудом". Но Нелла кабацкой девкой не была, ей платили гораздо больше, а, значит, играть следовало лучше.
"Интересно, как она мирится с болью? Какими возбуждающими средствами пользуется, чтобы мужчина был уверен, что желанен всегда?" - подумал он.
- Ваш сердечный друг неприхотлив, - смеясь заметил Грациано, давая понять, что обманом довольствоваться не станет. - Скажите, Вы любили когда-нибудь? И кто научил Вас так фальшиво стонать? - рука нобиля легла на внутреннюю сторону бедра Неллы, затем выше, поглаживая там, где уже давно должна была появиться естественная влага.
За окнами пьяные граждане Светлейшей горланили непристойные песни, и этот нестройный хор был наилучшим сопровождением спектаклю, который разыгрывали нобиль и куртизанка.

Отредактировано Грациано Оттобони (2012-04-09 13:55:43)

+2

11

Наверняка необычность ситуации, в которой она находилась впервые, привела к рассеянности и невнимательности Неллы. Раньше, до сих пор, она никогда не позволяла себе такие оплошности в работе. И только короткое негромкое замечание мужчины позволило словно бы очнуться, трезво оценить ситуацию и придти в ужас. Клиент был явно недоволен ею. Очевидно же, что этот выигравший её у синьора Скорца господин желал видеть её беспомощной, покорной и чувственной. Чем же была занята её голова, что она позволила себе действия, доведённые до автоматизма, привычные по отношению к её покровителю, но уж точно не подходящие для этого синьора? Нет, позволить себе потерять этого клиента, обмануть его ожидания Нелла не могла. И не только потому, что этим бы самым она разочаровала и этого господина, и своего покровителя, потеряла бы очевидную материальную выгоду – а ведь в деньгах женщина нуждалась всегда. Достигнув определённого мастерства, было непозволительной глупостью скатиться до уровня ничего не знающей, ничего не умеющей начинающей девочки-проститутки. Непозволительно и позорно. А уж какая слава могла пойти в определённых кругах, разрушая выстроенную годами репутацию!
Голос мужчины оказался глубоким, с присущими только властьимущим уверенными, тяжёлыми, властными нотками, что приятно поразило Неллу. Уж слишком она привыкла к рафинированно-жеманному голосу синьора Скорца, давно не слышала в своей спальне вот таких напоенных внутренней силой фраз. Мужчина подхватил её на руки, полностью пресекая всякую инициативу. Нелла позволила себе расслабиться, дала себе разрешение насладиться сегодняшним вечером, не действуя, а только лишь принимая действия и реагируя на них. Только оставалось сделать последнее.
- Простите, господин, - шепнула со всей искренностью. Нелла ещё раз, теперь уже последний, поймала ладонь нобиля, не ту, что поглаживала внутреннюю сторону бедра, а другую, и мягким движением поднесла её к губам. Поцелуй руки, нежный, чувственный, должен был показать, насколько же она сожалеет о своих ошибках. – Вы правы. Я никогда не любила. Синьор же Скорца, который не является моим сердечным другом, а только лишь покровителем, действительно неприхотлив, – куртизанка направила руку мужчины ниже, к обнажённой груди, которая с точностью уместилась в его сильную ладонь. – Он любит, чтобы женщина действовала быстро, брала его напором, демонстрируя неудержимую страсть. И чем громче и сладострастнее я стенаю, тем больше удовлетворения получает мой покровитель. А значит, и я, - Нелла улыбнулась. – Но вы человек другого склада. Вы любите тонкую, долгую игру, и я с огромным удовольствием выполню любое ваше желание, прихоть, каприз, приказ, - здесь девушка замедлила темп речи, обращая ни сказанное внимание нобиля, - чтобы доставить вам истинное наслаждение, - куртизанка с силой сжала ладонь мужчины на своей груди, тем самым причиняя себе не ласку, а толику боли. В то же мгновение её тело вздрогнуло, выгнулось в сладострастном спазме, а с губ сорвался не очередной стон, а только резкий, болезненный, мучительный выдох. Бёдра судорожно, непроизвольно сжались, стискивая меж собой вторую руку мужчины, но через мгновение снова расслабились, правда, уже не расходясь снова в стороны, то ли оказывая слабое, исключительно формальное сопротивление, то ли словно бы не желая выпускать ладонь из плена.

+1

12

Грациано тихо рассмеялся в ответ на эти извинения и объяснения. Его смеху вторил далекий грохот фейерверка. Нелла поспешила подсластить оправдания комплиментом, который был принят с благосклонностью.
- Как нехорошо, - шепнул Оттобони на ухо молодой женщине, чуть сжав ее грудь, - сетовать на покровителя, - слова прозвучали шутливо. Нобиль тоже иронизировал над Скорца. Даже если куртизанка доложит своему содержателю о том, что он только что сказал, Грациано это доставит пару приятных минут. Ведь знать, что кто-то скрипит зубами, услышав твои слова, не менее приятно, чем овладевать чужой любовницей.
- Если я решу наказать Вас, защищая честь моего друга? - за шуткой скрывалось вполне понятное желание. Оттобони побудил Неллу перевернуться на живот и огладил ладонью ее аккуратные ягодицы. Затем хорошенько шлепнул, словно та провинилась перед ним. Друзьями они со Скорца не были. Не были даже соперниками. Общие дела находились в театре, за карточным столом и... теперь, в постели Неллы.
"Интересно, сколько ей лет?" - думал Грациано. "А сколько осталось?". "Звезды", подобные этой, восходят быстро и так же быстро закатываются, если не становятся кому-то полезны больше, чем на пару совокуплений.
Оттобони снял маску, отложив ее на столик с ажурной крышкой.
- Расскажите, как он овладевает Вами. Подробно, - попросил нобиль насмешливым шепотом. - Я хочу, чтобы Вы исповедались мне.

Отредактировано Грациано Оттобони (2012-04-30 23:30:17)

+2

13

- Защищать честь вашего друга? - недоумённо переспросила Нелла, обратив поначалу внимание на вторую половину фразы, с готовностью переворачиваясь на живот. - Да я особо ничего не и расска... А! - резкого шлепка по ягодицам сразу после нежной ласки женщина не ожидала, но нельзя сказать, что ей это было неприятно. Тут же припомнились только что сказанные слова о наказании, и по телу разлилось тепло, а вслед за ним - щемящее нетерпение. Мало кто из клиентов знал, какого рода развлечения доставляют куртизанке истинное удовольствие. А кто знал, тот помалкивал. Приятная боль вспыхнула на мгновенно покрасневшей коже, приводя к обострению чувствительности в том месте, куда опустилась ладонь мужчины. Нелла напряжённо вслушивалась в каждый звук, каждый шорох, ожидая с нетерпением и страшась продолжения одновременно. А услышанные шорохи позволяли предположить, что нобиль ещё что-то снял с себя. Как жаль, что из-за повязки она не могла видеть этого! Именно сейчас куртизанке остро не хватало зрения, полной картины того, как её клиент разоблачается, чтобы начать игру в наказание. Одна только мысль об этом сбивала дыхание и заставляла сжиматься в комок. Но приказ господина, откровенно говоря, сбил с толку. Да, она только что пообещала, что выполнит любое его пожелание, но выкладывать другу своего покровителя все подробности их встреч? Это наверняка будет иметь плачевные последствия. Даже если этот синьор окажется достаточно благородным и не станет насмешничать над Скорца в открытую или же намекать на некоторые пикантные детали, которыми он располагает, то даже просто снисходительная, с издёвкой улыбка после этой встречи обязательно приведёт к скандалу. А значит, к потере покровителя.
- Господин… Я ни в коем случае не отказываюсь выполнять ваш приказ… - говорить спокойно Нелле не удавалось, да и лёгкое естественное придыхание было здесь только на руку. – Но поймите меня правильно. Синьор Скорца прервёт наш с ним договор и окажется прав. Ведь я не имею права разглашать столь интимные подробности. Быть может… вы… - Нелла задохнулась от возбуждения, представив воочию то, что мгновением назад пришло ей в голову, - воспользуетесь чем-то более весомым, чем ваша ладонь? Чем-то, что оставит на моей коже отчётливые следы. Тогда я смогу изобразить произошедшее совсем в другом свете, - пояснять, как именно она всё подаст, со слезами да рыданиями, страданиями да трагическим заламыванием рук, Нелла не стала. Синьор как человек умный и сам может понять, что в таком случае не куртизанка предстанет в невыгодном свете, а он сам.
- Розги, ремень, стек или мягкая плеть-кошка? – негромко перечисляя всё, что у неё имеется в доме, куртизанка дрожала от возбуждения, предвкушения и боязни, что клиент поднимет её на смех, начнёт осуждать или покинет спальню в праведном гневе, когда она уже настолько распалена. – Выбейте из меня правду, синьор! – сказано было хоть и с улыбкой, но при этом почти умоляющим тоном.

Отредактировано Нелла (2012-05-01 21:27:49)

+1

14

Отказ и последовавшая за ним мольба вызвали у Оттобони искреннюю широкую улыбку. Игры подобного толка не только не претили ему, но и были любимым видом развлечения. Облизнув губы как объевшийся сметаны кот, нобиль с театральным сомнением протянул:
- Такие строптивицы как Вы не раскаиваются, сколь жестоко их не наказывай.
Оба прекрасно понимали, что он не откажется от предложенного ему удовольствия отходить розгами хорошенькую молодую женщину. Когда по его просьбе служанка принесла все необходимое, Грациано ни мгновения не мешкая приступил к любимому занятию. Уложив Неллу так, чтобы было сподручнее пороть, Грациано провел ладонью от лопаток до ягодиц, после чего нанес первый хлещущий, но легкий удар. Один, другой, третий.
Разумеется, у него не было желания калечить Неллу, поскольку все это было хоть и жестокой, но игрой. Подобному в Венеции да и за ее пределами уже никто не удивлялся. Развлечение считалось пикантным и было популярно в определенных кругах, среди развращенной и пресыщенной знати. Страсть к флагеллянству обнаруживалась у молодых и стариков. Мужчины и женщины с готовностью страдали за настоящие и воображаемые грехи, отдаваясь чувству мнимого наказания, порождавшего острое сладострастие.
Кому как ни Нелле было знать об этом. Именно потому она с такой готовностью подыгрывала Оттобони. Именно потому Грациано подстегивал возбуждение таким образом.
За окнами стихла одна пьяная песня, чтобы смениться другой. Звуки пения сочетались с ритмичными ударами розг и томными вздохами Неллы.

0

15

- Разве должна я раскаиваться в чём-то, господин? - с придыханием спросила куртизанка, внутренне улыбнувшись такому замечанию. Времена, когда она с отчаянием корила себя за выбранный жизненный путь, давно прошли. Ровно с тех пор, когда она стала зарабатывать приличные деньги своим ремеслом. Чем больше труда она вкладывала, тем больше материальной отдачи получала, а значит, тем меньше оставалось в ней сомнений и терзаний. Пока шли недолгие приготовления, Нелла с вниманием вслушивалась к тому, что происходит в комнате. Чувства и ощущения обострились до предела, нервы натянулись, как струны арфы. Наконец, тяжёлая ладонь легла между лопаток, слегка придавливая вниз, к кровати, прошлась неспешно к пояснице, до небольших ямочек над ягодицами. Нелла прогнулась грациозной кошкой под этой лаской, подаваясь плавной волной вперёд, потеревшись грудью о простынь, и тихо довольно выдохнула.
- А! - на этот раз она совершенно точно знала, чего ожидать, но как это бывало обычно, первый удар был самым болезненным, самым ошеломляющим и сладким. При последующих ударах Нелла уже могла удержаться от негромких вскриков, разрешая себе только мучительно постанывать, дёргаясь от жалящих поцелуев розги. Так хотелось полностью расслабиться и получить максимум удовольствия от экзекуции, но куртизанка помнила о задании.
- Синьор Скорца... он... любит страстных, горячих женщин... Следует целовать и ласкать его то нежно,.. то страстно, то требовательно,.. ммм... раздевая и подталкивая к кровати, - Нелла тяжело дышала, с трудом подбирая подходящие слова. - Затем, в зависимости от его настроения,.. нужно раздеться самой... или быстро, выказывая нетерпение и похоть, или медленно, красиво, чувственно... И как только синьор... ммм... возбудится от этого зрелища, нужно без промедления оседлать его... иначе, - куртизанка с лёгким злорадством улыбнулась, - можно не успеть... Я удовлетворила... ваше любопытство, господин? Или вы желаете... услышать что-то ещё? - Нелле всё тяжелее было себя контролировать, настолько сильной и возбуждающей стала боль. Кожа на ягодицах, несомненно, стала красной, чувствительной к любому, даже самому малому прикосновению. Женщина зажала в руках скомканную простынь, ёрзала, крутилась ужом под ударами, не смея переворачиваться и уходить от них, стоны становились всё громче и беспорядочнее. Казалось, ещё немного, и она попросит пощады.

Отредактировано Нелла (2012-05-05 22:14:57)

+1

16

Грациано явно наслаждался разыгрываемым спектаклем. Теперь можно быть уверенным, Нелла, если ее спросят, расскажет что-нибудь эдакое и о нем. Все будет зависеть о того, кто и сколько заплатит. Причастность к маленьким и не слишком особенным тайнам синьора Скорца грела сердце нобиля.
Куртизанка более не изображала полное безразличие и охотно откликалась на болезненные ласки. Не видя причин для того, чтобы тянуть дольше, взвинченный от возбуждения Грациано наконец овладел Неллой, избавившись от розг, устроившись на постели рядом и повернув женщину на бок.
- Почти, - уклончиво ответил Оттобони, целуя шею куртизанки. Голос звучал прерывисто и хрипло. - Теперь давайте поговорим о Вас и обо мне.
Эти слова означали, что сейчас Грациано намерен слушать стоны Неллы, которые будут самым лучшим дополнением к только что рассказанному о Скорца.
По прошествии некоторого времени, когда оба получили желаемое удовольствие и порядком подустали от интимных забав, Грациано ненадолго затих, прислушиваясь к звукам карнавальной Венеции. Наконец, утихомирившись, он шепотом спросил:
- Могли бы Вы оказывать подобную услугу, скажем, два раза в месяц за щедрое вознаграждение? Интересно знать, какие забавы предпочитают сиятельные господа.
Отттобони не видел ничего зазорного в том, чтобы прямо говорить о своих интересах. В конечном счете, если продавалась любовь, то почему бы не поторговаться и за все остальное?

+2

17

Какое счастье, что эта ставшая невыносимой пытка вскоре завершилась! Да к тому же завершилась именно тем, чего так жаждала Нелла. Вздох облегчения сменился сладострастным вздохом истомлённой ожиданием разгорячённой женщины, получившей наконец желаемое. Возведённая нобилем на грань возбуждения, куртизанка отдалась ему с готовностью и охотой, услаждая его слух страстными стонами, постепенно увеличивающими темп и повышающими тональность. Через некоторое время, полностью измождённая любовной лихорадкой, женщина откинулась на спину, по прежнему не снимая повязки с глаз и не обращая внимание на жжение повреждённой кожи. Лица синьора она видеть не могла, но по его тяжёлому, мерному дыханию, по особому ощущению удовлетворения, исходившего от мужчины, было очевидно, что она сполна заслужила его одобрение, полностью искупив свою вину за невнимательность в начале свидания. Тишину мгновения нарушали лишь звуки уличного гуляния, приглушённые, доносившиеся из-за плотных штор на окнах. Словно бы потакая этой гармонии, опасаясь её нарушить, синьор задал вопрос тихо, шёпотом, совсем близко. Нельзя сказать, что Нелла ожидала услышать от него именно такое предложение. Да, мысли о продолжении их встреч мелькали где-то на краю сознания, но женщина старательно их отгоняла, чтобы не ощущать потом горечь разочарования. Она, конечно, не получила предложения о полном содержании, о смене своего покровителя, но и того, что попросил этот мужчина, вполне было достаточно, особенно если учитывать не только материальный интерес, но и чисто женский. Да и услуги, которые она будет оказывать, стоить будут  намного больше, чем обычно, а значит, она останется только в выигрыше.
- Конечно же, я не откажусь видеться с вами, синьор, два раза в месяц или же чаще, как только вам этого захочется, - на губах появилась улыбка довольной сытой кошки, такая же мягкая, как и голос куртизанки, с лёгкой естественной хрипотцой после услад плоти. - Но здесь вопрос состоит в том, одобрит ли такое моё поведение синьор Скорца. Чтобы мне выполнять то, что вы от меня хотите, мне придётся уйти от него, - Нелла приподнялась на одном локте, повернувшись к нобилю лицом, - ведь встречаться придётся не только с вами. А он этого терпеть не станет.
Очень любопытно было услышать, что же готов предложить этот синьор, чтобы возместить Нелле ущерб от потери своего покровителя.
Женщина, улыбкой смягчая смысл своих слов, вслепую протянула ладонь к мужчине, скользнула по волосам, шее, остановилась на плече, намного с более ощутимой мышечной массой, чем у Скорца.
- И раз уж вы просите о таком, то позвольте мне, наконец, снять повязку. Я хочу видеть ваше лицо, синьор.
Спросить незнакомца об имени Нелла не решилась, хоть её и распирало любопытство. Клиент имел право сохранять инкогнито тогда, когда считал это нужным. Главное, чтобы хорошо и вовремя платил за все услуги куртизанки, что получал здесь.

Отредактировано Нелла (2012-05-14 18:04:33)

+2

18

Придвинувшись ближе, Грациано просто развязал узел шелковой ткани, скрывавшей глаза Неллы.
- Рано или поздно Вы расстанетесь с синьором Скорца, - улыбнулся нобиль. - Это может произойти в двух случаях: найдется кто-нибудь богаче его или же Вы ввяжетесь в какую-либо авантюру, которая захватит Вас целиком. То обстоятельство, что Вы еще этого не совершили, означает лишь то, что Вам пока не предлагали захватывающих авантюр, - указательным пальцем Грациано провел по щеке куртизанки, а потом коснулся губ.
- Вы очень умная девушка и очень ловкая притворщица, надо заметить. Не спорьте. Такой талант не должен пропадать в постели, - Оттобони скосил взгляд на смятые простыни. Ввести Неллу в нужный круг не составило бы труда, однако сутенерством, а это было бы имено оно, нобиль еще не занимался. Мысль об этом вызвала у него громкий и здоровый смех, ибо если Скорца одалживал Неллу друзьям и изредка расплачивался ее вниманием с долгами, то Оттобони, располагая компанией куртизанки, обязательно бы "сдавал внаем". Однако, при всей заманчивости сей идеи, на эту женщину у него были другие планы. Возможно, о них он пожалеет потом, но сейчас мысль освободить птичку выглядела куда более привлекательной. Отобрать игрушку у Скорца, сделать так, чтобы кукла отбилась от рук.
- Я предлагаю Вам кое-что поинтереснее. Возможность выбирать самой.  Правда, не все сразу. На первых порах я, так уж и быть, помогу Вам, а дальше все будет зависеть только от Вашего таланта и манер. Полагаю, Вы и сами довольно наигрались в эти игры с покорностью и услужением, не так ли? За синьора Скорца не беспокойтесь, он без Вас не пропадет. Как и Вы без него, - сказав это, нобиль наклонился, чтобы поцеловать тонкую ключицу Неллы и с удовольствие потянул носом, вдыхая запах ее разгоряченного тела.

+2

19

Лёгкое касание руки к затылку - и шёлковая лента, наконец, опала вниз. Нелла подхватила скользкий кусочек ткани ладонью, пристально всматриваясь в лицо её сегодняшнему господину. Вряд ли кто-то будет оспаривать мнение женщины о том, что синьор Скорца явно проигрывал во внешности этому нобилю. Высокий лоб говорил об уме его обладателя, тогда как твёрдый подбородок, занимающий на лице далеко не самую малую часть - о властности и решительности, взгляд светлых глаз вполне можно было назвать колким и даже насмешливым, что только подтверждала тень ироничной усмешки на губах. Нелла с затаённым удовлетворением рассматривала мужчину, внимая его словам и по большей части соглашаясь с ними, мягко улыбнулась, когда палец синьора пробежался по её щеке и остановился на губах, препятствуя всяким возражениям с её стороны. А девушке было что возразить на утверждение господина насчёт её ловкого притворства, высказанное им априори. Правда, синьор ей этой возможности не дал, тут же продолжив развивать свою мысль о бездарно губимых в постели талантах. Боже мой! Как будто он ей предлагает работу вне постели! Нелла с молчаливой улыбкой выслушала предложение мужчины, втайне радуясь тому, что рыбка настолько интересна коту, что он готов играть с ней и дальше даже на очень выгодных для куртизанки условиях. Да, выгода была очевидна, но и о негативных сторонах этого предложения не следовало забывать. Например, о том, чем всё это может закончиться для самой рыбки, или же о том, что  Нелла Мацца располагала пока возможностью выбирать себе из определённого круга нобилей или состоятельных читтадино, но довольно редко меняла своих партнёров, дорожа как своим телом, внешностью, так и здоровьем.
Ладонь куртизанки легла на затылок мужчины, мягко лаская, вплетаясь пальцами между прядями волос.
- Признаюсь, ваше предложение очень заманчиво. Уйти от синьора Скорца и дальше выбирать самой, - в тоне голоса появилась едва заметная ирония. - Хорошо, что вы предлагаете мне материальную помощь на первых порах, - как раз слово "материальная" и не прозвучало, как и вообще любой намёк на деньги. Ведь под помощью этот господин вполне мог иметь в виду нечто неосязаемое и абстрактное. Конечно, новые связи и знакомства ей очень даже помогут, но Нелла сознательно сейчас упомянула ещё и о деньгах. Ведь не хватит же у него наглости тут же отрицать факт предложения помощи прямо ей в лицо! - Она послужит мне огромным подспорьем и приму я её с огромной благодарностью, - Нелла грациозно подалась грудью вперёд, прижимаясь к синьору, непрозрачно намекая, какого рода и какой степени щедрости будет ей благодарность. - Что ж, по некотором размышлении, я готова принять ваше предложение. Думаю, мы всегда сможем прекрасно поладить и договориться обо всех нюансах и деталях ваших пикантных поручений для меня. Разумеется, Скорца переживёт нашу стремительно приближающуюся разлуку, о нём я совершенно не беспокоюсь, - девушка немного склонила голову так, чтобы прошептать на ухо: - Как же вы изволите называть себя, мой господин?

+1

20

Оттобони не говорил о "материальном" только потому, что оно само собой подразумевалось. С младых ногтей он уяснил, что все в этом мире имеет свою цену, покупается и продается. Все или почти все. Синьорина Нелла могла быть уверенной в том, что ее теперешний, временный покровитель не будет скупым. Щедрость была в его интересах.
Куртизанка между тем довольно быстро сориентировалась. Таковы были почти все венецианские шлюхи. От самых юных и до стареющих развратниц все они, стоило только остыть постели, принимались считать выгоды от грядущих авантюр. Их, между тем, нельзя было упрекнуть в этом, поскольку жизнь была коротка, красота испарялась, и если добрая судьба не уготовала им приличное и безбедное замужество, то им следовало беспокоиться о собственном содержании самим. А что лучше всего умеют делать женщины? Любить. Или на худой конец изображать любовь. А то, что ониво многих иных делах разбираются не хуже мужчин и способны на многое, мало кого волновало.
Какое-то время Оттобони и Нелла внимательно разглядывали друг друга. Грациано не спешил называть свое имя. За окнами звенела весельем очередная карнавальная ночь, и нобиль мог вполне заимствовать чужое имя. Однако оно ничего не значило бы, а Оттобони не любил быть кем-то, даже когда прятал под маской лицо. Обняв случайную подругу за плечи,он коснулся губами ее влажного от истомы виска.
- Мое имя Грациано Оттобони, - сказал наконец. - Постарайтесь не бравировать им первое время перед синьором Скорца.

+1


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Межвременье » 12.02.1740 Дом синьорины Неллы. Игра вслепую