Авантюрная Венеция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Венеция блистательная » 02.06.1740. Оспедалетто. Любовь или музыка


02.06.1740. Оспедалетто. Любовь или музыка

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

1. Название: "Любовь или музыка".
2. Дата: 2 июня 1740 года, после полудня
3. Место: приют Оспедалетто.
4. Действующие лица: Мартина Гатти, Франческо Бернарди.
5. Краткое описание: Франческо Бернарди в очередной раз пытается добиться у Мартины Гатти согласия на брак. Мартина должна сделать выбор между замужеством и музыкой.

0

2

Лучи солнца светили в окна комнаты Мартины, и девушке хорошо было видно вышивку, за которой она пыталась скоротать время, что оставалось до прихода синьора Бернарди.
Разговор с прете Амедео, что состоялся несколько дней назад, дал Мартине пищу для новых размышлений. Все больше она сомневалась в том, что брак с синьором Бернарди принесет им счастье. Если несчастлив в браке один супруг - будет несчастлив и второй. А Мартина теперь ясно понимала, что без музыки жить не может.
Ее пальцы привычно орудовали иголкой, и работа близилась к завершению. Рисунок же вышивки изображал белую розу, такую, какую Мартина хотела бы подарить совершенно особенному человеку - не имея никакого понятия, кем может быть этот человек. Раньше она думала, что когда-нибудь подарит ее синьору Бернарди - но эти мечты остались в прошлом. Потому что не может быть любви без искренности и честности.

0

3

День выдался жарким. Впрочем, как и все летние венецианские дни. Синьор Бернарди не любил эту пору, потому что изнемогающие от жары горожане становились медлительны и ленивы, особенно тогда, когда требовалось делать дела быстро. Казалось, даже вода в каналах превращалась в темно-зеленый вязкий кисель. Редкие грозы приносили свежесть лишь ненадолго. Одна радость - встреча с Мартиной. Франческо надеялся, что девушка его ждала. Ведь каждый раз, когда они виделись, она отвечала ему радостной и немного смущенной улыбкой. Это означало, что Франческо нравится ей. Так он считал.
Ожидая в помещении для встреч, негоциант скучающе поглядывал по сторонам. Взгляд все время упирался в деревянное распятие, висевшее на стене. Синьор Бернарди не очень-то верил в Бога, но о том никому не говорил. Принадлежащий к торговому сословию, он более полагался на крупные суммы и честность деловых партнеров.
Престарелая преподавательница, синьора Катерина, встретила Бернарди со всей любезностью. Привилегия члена совета попечителей - теплый прием независимо от обстоятельств. Франческо не понаслышке знал, сколько стоит такое отношение. Регулярные вложения поддерживали амбиции и статус. Негоцианта считали добрым, но строгим человеком. Улыбаясь, Франческо часто повторял, что в нынешние времена благочестивую девицу очень трудно найти, поэтому он и решил взять в жены красивую и талантливую сироту.
Так в цветочной лавке покупатель выбирает самый красивый и свежий цветок.
- Обождите здесь, я ее приведу, - синьора Катерина улыбнулась и заковыляла к двери. Изъеденная ревматизмом старуха по слухам когда-то великолепно играла на скрипке, а теперь годилась лишь для строгих наставлений, да привечала дорогих гостей. Иногда она, выказывая особое расположение, оставляла синьора Бернарди и его избранницу наедине. Впрочем, это была только видимость, потому что внимательная преподавательница все равно стояла за дверью.
Когда синьора Катерина вышла, Франческо уселся на стул, поддернул кюлоты и вытянул ноги. Надеялся, что не придется долго ждать, крутил набалдашник трости в нетерпении.

+1

4

Мартина так погрузилась в свои мысли, что невольно вздрогнула, когда открылась дверь и в комнате появилась синьора Катерина. С наставницей у Мартины всегда были хорошие отношения, и теперь Мартина приветливо улыбнулась женщине, хотя сердце ее заколотилось от волнения. Она твердо решила отстоять свое право заниматься музыкой - но вот синьор Бернарди вряд ли будет этому рад.
Поздоровавшись с наставницей, Мартина прошла с ней в помещение для встреч. Идти было нелегко из-за внезапно накатившей слабости. Но она не должна показать своих чувств.
Синьор Бернарди, устроившись на стуле, крутил набалдашник трости - видимо, тоже волновался перед разговором.
Сев на другой стул и поприветствовав гостя, Мартина начала разговор.
- Синьор Бернарди, я серьезно подумала над вашим предложением. Вы оказали мне большую честь своим вниманием, но я должна сказать... - собравшись с духом, девушка закончила фразу. - Мой ответ - нет.
Она не сводила глаз с синьора Бернарди, ожидая его реакции.

+1

5

Наконец она пришла. Их оставили наедине. Франческо поднялся и приветствовал девушку. Отмерил сдержанный поклон и после этого вновь уселся. Синьора Катерина, кряхтя, скрылась за дверью. Не было слышно удаляющихся шагов. Старуха слушала.
Мартина заговорила неожиданно бойко, потом отчего-то запнулась, а следующие, сказанные ею слова, заставили синьора Бернарди пару мгновений недоуменно смотреть на свою избранницу.
- Нет? – повторил Франческо с таким удивлением, будто все уже было решено и вот, в последний момент, сорвалось. – Как это «нет»? – переспросил негоциант, все еще не понимая, что за каприз приключился с его милой Мартиной. Не так давно она улыбалась ему и выказывала интерес, а теперь с чего-то вдруг говорила «Нет». Да так твердо, будто это было делом принципа.
Разумеется, Бернарди вполне естественно считал девушку своей суженой. Был уверен, что юная сирота сделает выбор в пользу обеспеченной жизни. А теперь… Да что это за глупости, черт возьми? Негодование комом подступило к горлу. Пальцы синьора Бернарди крепче сжали набалдашник трости. Выказать злость – значит, признать себя уязвленным, думал он. Поэтому сделал вдох и выдох, чтобы не давать волю эмоциям и иметь возможность спокойно выслушать ответ. Если, Мартина, конечно, потрудится дать пояснения.

+2

6

Разумеется, синьора Бернарди не обрадовал ее ответ. И теперь он требовал объяснений. Что ж, любой человек, которому отказала женщина, имеет на это право.
- Если я выйду замуж, - начала Мартина, стараясь говорить спокойно и не отводить взгляда, - мне придется навсегда расстаться с пением. И недавно я окончательно поняла, что для меня это невозможно. Певица, которой запрещают петь, ощущает примерно то же самое, что почувствует любой человек, которому запрещают говорить. Возможно, замужество и жизнь за пределами Оспедалетто - это свобода... но для меня такая свобода была бы тюрьмой. А если жена несчастна в браке - то несчастен будет и муж, ведь муж и жена - это две половинки одного целого.
Мартина перевела дыхание.
- Или... Мне говорили, синьор Бернарди, что закон суров с мужьями тех женщин, которые станут петь, покинув Оспедалетто. Но у человека, который говорил это, нет того влияния, что есть у вас - при всем моем уважении к нему. Возможно, синьор Бернарди, вы могли бы придумать какой-нибудь способ, чтобы обойти запрет?
В начале разговора она твердо намеревалась сказать синьору Бернарди "нет". Но оказалось, что не так просто отказать человеку. И не так просто отказаться самой от жизни в большом мире, пока есть надежда.

+1

7

- Пе... - начал было Франческо и от возмущения даже закашлялся, - пение? - синьор Бернарди искренне недоумевал, что пришло в голову сироте. Подумаешь, пение! Музыка! Нет, ничего против оных негоциант не имел, но считал эти занятия несерьезными и потому не стоящими таких жертв, как счастливый брак с ним. Право слово, что за блажь! Иметь возможность получить все: его доброе имя, деньги, заботу и любовь, и отказываться ради какой-то... музыки?
Франческо Бернарди относился к музыкальному искусству, увы, с присущим торговцу практицизмом. Если музыка приносила деньги - она имела право быть. Если же нет - жалеть об ее отсутствии не стоило. Именно потому он искренне не понимал рвения Мартины в данном вопросе, полагая, что причина в другом. В чем - нужно было выяснить.
Возможно, смуту подняла своим исчезновением другая воспитанница, Юлия. Вот что бывает, когда все вокруг попустительствуют молоденьким девушкам, ищущим любви. Всюду синьору Бернарди чудился вопиющий недосмотр.
Негоциант поднялся со стула и подошел к сироте. Покашлял в кулак, прочищая горло. Глядя на нее сверху вниз, он переспросил:
- Обойти запрет Вы сказали? - повторил, понижая голос до шепота, чтобы не расслышала стоявшая за дверью синьора Катерина. - Вы понимаете, о чем просите сейчас? Вы предлагаете мне найти способ нарушить закон? - конец трости, вращаемой в руке, нещадно буравил паркет.

+2

8

Сначала на лице синьора Бернарди отразилось искреннее недоумение. Похоже, он в самом деле не понимал, почему Мартина решила ему отказать...
Но последние слова синьора Бернарди по-настоящему возмутили девушку.
- Если бы я предлагала вам нарушить закон, я бы так и сказала, - четко произнесла она. - Я же надеялась, что, возможно, в каких-либо редких случаях закон разрешает исключения из общего правила. Я хотела попытаться обойти запрет, не нарушая закона - потому и просила у вас совета! Но если вы считаете меня способной на преступление - мне очень жаль.
Только теперь Мартина заметила, что продолжает разговор стоя. Не очень-то учтиво по отношению к гостю... Но, с другой стороны, синьор Бернарди мог бы проявить к ней больше уважения.
- Наша помолвка не состоится, синьор Бернарди, - уже спокойнее продолжала Мартина. - Если муж не доверяет жене, то счастья между ними быть не может. Желаю вам найти хорошую невесту - но это буду не я.

+2

9

Просто удивительно, сколько было упорства в этой девушке. По правде говоря, это упорство нравилось синьору Бернарди, но только не тогда, когда оборачивалось против него самого.
Сцепив зубы, Франческо слушал короткую отповедь Мартины, и с каждым произнесенным словом его взгляд становился холоднее, а гладко выбритое лицо бледнело без белил. Чуть приподняв подбородок, негоциант застыл будто каменное изваяние.
Трость с глухим стуком ткнулась в паркет, ладонь замерла.
- Это мы еще посмотрим, - все с тем же обманчивым спокойствием ответил Бернарди. Голос звучал так тихо, что подслушивавшей синьоре Катерине не разобрать. Старуха прильнула ухом к двери, стараясь расслышать, что же ответил Бернарди Мартине, чьи слова она напротив слышала очень хорошо.
Уступать негоциант явно не собирался. Пожелание найти хорошую невесту вызвали у него скептический смешок, как будто Мартина, сама того не зная, позволила себе страшную издевку. То была уязвленная гордость.
– Я уже нашел невесту, которая всем для меня хороша, но я не нравлюсь ей, - сказал негоциант. Губы Бернарди тронула жесткая усмешка, обозначив резкие морщины у рта.

+2

10

Только закончив свою речь, Мартина заметила, как побледнел синьор Бернарди. Уж не слишком ли сурово она с ним говорила? Не стало ли ему плохо от ее непокорности?
- Не стоит так расстраиваться, синьор Бернарди, - на этот раз тон девушки был спокойным и серьезным. - Неужели во всей Венеции на найдется девушки красивее и достойнее меня? Нет, этому я не верю - хотя видела в жизни не так много. Наверняка у вас есть знакомые с дочерьми на выданье. Возможно, одна из этих девушек и станет той, которую вы полюбите. Иногда счастье рядом с нами, синьор Бернарди - нужно только приглядеться к тем, кто рядом.
Мартина всматривалась в лицо собеседника, потому что бледность синьора Бернарди по-настоящему настораживала ее. В случае чего, она позовет синьору Катерину...

+1

11

Синьор Бернарди искренне не мог понять: насмешничает сейчас Мартина или говорит такое не скрываясь в силу наивности и непосредственности. Негоциант не любил рассуждать о любви, и не мог дать определения этому чувству. Все романтические истории и галантные жесты он считал не более чем мишурой, скрывающей сермяжную правду. Однако, при всем при этом, не был скуп на знаки внимания. И теперь в ответ на всю проявленную им доброту, Мартина говорила, что, возможно, Бернарди подыщет себе другую.
Ему было сложно вообразить такое. Франческо не был склонен менять решения и от сделанного однажды выбора не отказывался. Тем более, если он виделся ему во всех смыслах выгодным.
Теперь же Бернарди сосредоточенно слушал увещевания Мартины и лихорадочно думал, что сказать в ответ, чтобы девушка наконец его поняла. Опасаться показать обиду было уже поздновато. Сирота смекнула, что он крайне недоволен принятым ею решением.
- Найти другую. Выбрать и заменить. Пожалуй, что Вы правы. Из Вас вышла бы отличная жена торговца, - усмехнулся Бернарди. - А Вы почему-то решили посвятить себя музыке. Или это отговорка?
Вместе с уязвленным самолюбием проснулась жгучая ревность. С чего бы Мартине сначала благосклонно отвечать на его знаки внимания, а потом дать столь резкий отказ? Его вопрос мог показаться оскорбительным, но теперь, равно как и говорившая горькую правду сирота, Франческо об этом не думал.
- Кто-то другой предложил Вам более выгодную партию? - наконец прямо спросил негоциант. От волнения дрогнули скрюченные пальцы синьоры Катерины на ручке двери.

+1

12

Похоже, беспокойство Мартины оказалось напрасным - синьор Бернарди чувствовал себя вполне прилично. И он явно не поверил, что Мартина решила предпочесть музыку браку с ним. Подозревал, что кто-то предложил девушке более выгодную партию - вот она и ищет отговорки.
- Нет, синьор Бернарди, - сказала она. - Никто, кроме вас, не делал мне предложения. А если бы и сделал - то вряд ли я стала бы выспрашивать у вас подробности о венецианских законах. Конечно, доказать я ничего не могу - иначе уже сделала бы это. Но вы можете поговорить с синьорой Катериной - она подтвердит, что никто, кроме вас, не претендует на мою руку.
С этими словами девушка направилась к двери, чтобы позвать синьору Катерину.

0

13

Последовавший за Мартиной Франческо мягко удержал девушку за локоть.
- Нет, - твердо сказал он. Стоявшая за дверью старуха отошла. Послышался шорох платья. Бернарди понимал, что женщина подтвердит все, что угодно, выгораживая ученицу. Но даже если поклонника у сироты не было, это внезапное своеволие очень не нравилось ему.
- Все из-за синьорины Юлии, не так ли? - спросил мужчина мягко но решительно удерживая девушку. Он не стремился причинить ей боль, но был настойчив в попытке разобраться. В отказ не верилось, и потому негоциант лихорадочно искал объяснение столь внезапной перемены решения. Музыка, как водится, была не в счет. Она вообще казалась ему причиной надуманной. А все объяснения, которые до сего момента давала Мартина, по этой причине выглядели если не издевкой, то не стоящими внимания. Увы, он был далек от понимания любви к искусству, хотя охотно жертвовал на него.
- Вы выбираете томление взаперти взамен радостей жизни, которые я могу Вам дать? - шепотом спросил Бернарди. - Одиночество? Старость и смерть в этих стенах? Неужели музыка стоит того? - спрашивая это, негоциант нисколько не притворялся. Он действительно не понимал, как по своей воле можно выбрать такое, тем более, имея выгодный шанс.

+1

14

Синьор Бернарди ей не верил. Спрашивал о том, неужели музыка стоит одиночества и вечного заточения в стенах приюта. Похоже, они все меньше и меньше понимали друг друга.
- Синьор Бернарди, - девушка все же постаралась улыбнуться. - Поверьте, я совсем не одинока. У меня есть подруги, на которых я всегда могу положиться в трудную минуту. А стены приюта... Я в них выросла, и хотя мне хотелось бы обычной жизни в большом мире - я не буду счастлива, если мне запретят петь. Я постоянно буду чувствовать, будто рот у меня на замке. И это не прихоть. Скажите, как бы чувствовали себя вы, если бы закон запретил вам говорить?
Они опять возвращались к тому же самому. Мартина не могла убедить синьора Бернарди в том, что говорит правду. Он не мог понять, как можно любить музыку настолько, как любит ее Мартина.
- Я не знаю, чем вас еще убедить, синьор Бернарди, - честно сказала Мартина.
Неожиданно она посмотрела собеседнику прямо в глаза.
- Скажите, синьор Бернарди... вы вправду влюблены в меня?

Отредактировано Мартина Гатти (2012-04-03 21:58:52)

0

15

- Значит, чтобы петь, нужно выбрать клетку? - Франческо нахмурился и снова сжал набалдашник трости, думая над сказанным сиротой. Разумеется, Бернарди сам едва понимал, что предлагает одну клетку взамен другой.
Сегодняшняя беседа была полна сюрпризов. Вот и теперь Мартина задала вопрос, которым застала негоцианта врасплох. Он замешкался, глядя девушке в глаза, но взгляд не отвел.
- Я... - сказал он тихо, - постарался бы сделать для Вас все возможное, чтобы Вы были счастливы.
Был ли он влюблен? Франческо не мог сказать точно, а врать не стал. Безусловно, он испытывал к Мартине уважение и даже больше, но говорить о любви, бросаться словами, как делают это молодые щеголи, - не мог. Куда важнее дела, думал он, обеспеченность и финансовая стабильность. Но одно Бернарди знал наверняка - он тосковал без нее, и видеть Мартину негоцианту было радостно.
Отпустив руку девушки, Франческо сделал шаг назад.
- Я прошу Вас не торопиться с решением. Не отказывайте мне сейчас. Дайте шанс.

+1

16

Мартина не ожидала, что синьор Бернарди так внезапно смутится. Взгляда он не отвел, но в голосе чувствовалась неуверенность - когда он обещал сделать все возможное, чтобы Мартина была счастлива, и просил ее не торопиться с решением.
- Хорошо, синьор Бернарди, - проговорила девушка. - Я не буду торопиться с решением. Думаю, нам и некуда торопиться - ведь если я вам нравлюсь, то вы всегда можете видеть меня в приюте и говорить со мной. А пока расскажите же мне - что нового слышно в Венеции?
Вопрос был задан не просто так. Еще утром Мартина была полна решимости отказать своему ухажеру - а сейчас ей самой не хотелось торопиться с решением. Похоже, она знала синьора Бернарди далеко не так хорошо, как казалось ей самой - а разговоры об обычных вещах могли помочь им обоим узнать друг друга получше.
- Расскажите, какие гости будут на банкете у дожа, - попросила она.

0

17

Когда Мартина наконец-то согласилась, синьор Бернарди с облегчением вздохнул. Он надеялся, что в конечном счете победит здравый рассудок и сирота выберет то, что наиболее выгодно, а именно - союз с ним.
Мысленно Франческо спросил себя, почему предпочитает эту шаткую надежду расставанию, которое могло произойти здесь и сейчас? Он не нашел ответа. Признавать себя зависимым Бернарди не хотел.  Отогнав куда подальше мысли об этом, негоциант принялся сухо, обстоятельно и скупо рассказывать о том, что слышал от других:
- Как обычно. Вельможи, потомки знатных семейств, светские бездельники, музыканты и певцы для их увеселения, - фраза прозвучала несколько резко, но Франческо и не пытался скрыть, что мало интересуется предстоящим событием. И правда, что в нем особенного, кроме великой чести видеть Его Светлость, который под тайным надзором мудрых Старцев из Большого Совета будет одаривать улыбками и милостью всех, у кого хватило наглости пролезть наверх?
- Гримани, Оттобони... - далее Бернарди принялся перечислять имена семейств, которые были у всех на слуху, но мало что могли сказать Мартине, кроме того, что один - владелец оперного театра, другой - известный филантроп.

+1

18

Синьор Бернарди явно не выражал энтузиазма по поводу предстоящего банкета. Мартине подумалось - не потому ли это, что она должна будет там петь? Уж не ревнует ли синьор Бернарди ее к музыке - в переносном смысле, конечно?
Однако, когда синьор Бернарди начал перечислять имена знатных гостей, Мартина не смогла удержаться и невольно перебила собеседника:
- Оттобони? Вы имеете в виду синьора Грациано Оттобони? Знаменитого мецената?
Мартина многое - как ей казалось - знала о синьоре Грациано Оттобони, поэтому с восторгом продолжала:
- Я всегда восхищалась людьми, которые отдают свои деньги на добрые дела. А синьор Оттобони - как раз из таких. Подумать только, для скольких актеров и певцов он стал покровителем! Благодаря таким людям Венеция стала тем, чем она является.
Мартине иногда приходилось видеть синьора Оттобони, когда тот посещал приют Оспедалетто - но говорить с ним не доводилось ни разу.
- Синьор Бернарди, - начала она, немного смутилась, но все же закончила вопрос: - Если я все же стану вашей женой, будем ли мы помогать талантливым людям? Хотя бы Оспедалетто? Мне бы очень этого хотелось.

+2

19

- Да, его, - явно без энтузиазма ответил Бернарди. Ворон ворону глаз не выклюет, поэтому Франческо никогда не высказывался против Оттобони открыто, но в каком-то смысле ревновал Фортуну к нобилю-дельцу. Это было чувство иррациональное, не имевшее объяснений. Возможно, негоцианту не нравились манеры Оттобони, а может быть все дело было в том, что меценат имел все без малейшего труда (по крайней мере так казалось), тогда как Бернарди порой приходилось хорошенько покрутиться, чтобы сохранить имеющийся у него капитал. Вероятно, еще одной причиной была властность нобиля, которую тот демонстрировал всюду, где бы ни находился. Франческо считал это неприятной чертой, свойственной выскочкам.
И теперь его избранница открыто восхищалась этим человеком. Бернарди отвел взгляд, когда девушка говорила о своем восхищении, машинально кивнул, пряча истинные чувства.
- Он очень старается во благо искусства, - сдержанно и расплывчато ответил негоциант, дабы не распространяться на тему привычек и  действий Оттобони, который покровительствовал людям искусства отнюдь не просто так.
В следующий момент Бернарди поднял взгляд на сироту и, немного смягчившись, ответил:
- Конечно, синьорина Мартина, - он считал это законной компенсацией за потерянную возможность петь.

Отредактировано Читтадино (2012-04-09 10:42:20)

+1

20

Разговор с синьором Бернарди все больше увлекал Мартину. Мимо ее ушей не прошла интонация, с которой синьор Бернарди говорил о Грациано Оттобони. Девушку это удивило - но, возможно, они просто не ладят друг с другом? Мартина решила пока не касаться больше этой темы.
Зато ее порадовало обещание синьора Бернарди - что они обязательно станут помогать людям искусства, если состоится их брак.
Захотелось больше узнать об этом человеке, расспросить его о его вкусах, привычках... Но не дело, когда в разговоре один спрашивает, а другой лишь отвечает.
Поэтому Мартина решила рассказать немного о себе.
- Вы знаете, синьор Бернарди, меня всегда привлекало искусство и красота. Когда я была маленькой девочкой, даже хотела научиться рисовать - но наставница сказала, что это занятие не для девушки. Тогда я и занялась вышиванием. Ведь красивые картины можно не только рисовать, но и вышивать - и никто при этом не скажет, что я нарушаю правила, установленные для женщин.

Отредактировано Мартина Гатти (2012-04-10 18:28:45)

+1


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Венеция блистательная » 02.06.1740. Оспедалетто. Любовь или музыка