Авантюрная Венеция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Венеция блистательная » 30.05.1740. Лавка портного. Где тонко, там и рвется


30.05.1740. Лавка портного. Где тонко, там и рвется

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

1. Название: " Где тонко, там и рвется".
2. Дата: 30 мая 1740, вторая половина дня.
3. Место: Сан-Марко, лавка портного.
4. Действующие лица: Якопо Джакометти, Амедео Саличи.
5. Краткое описание: Саличи приходит в лавку, чтобы забрать свой новый сюртук и заодно поделиться кое-какими новостями.

0

2

Иногда Джакометти вынужден был признаваться самому себе: по крайней мере в половине случаев его работа состояла из скучнейшей рутины. Он уже и не помнил количества рубашек, которые пошил, или какого-либо другого нательного белья. Череда платьев, стройные ряды кюлотов, бесчисленное множество перчаток, такое большое, что ими можно было бы набить не один тюфяк. Грустнее всего было шить одежду для простых людей, ибо те непритязательны в запросах и никаких изысков не требуют. Но шить одежду для священника оказалось скучнее раза в два.
Пока Якопо занимался раскройкой, все было хорошо, но как только дело дошло до шитья, он сметал сюртук механически, почти не отдавая себе отчет в том, как кладет стежки. Разок к нему заходила в гости Франка, но вместо того, чтобы потискать подружку как следует, портной просто выдал ей белье для стирки и с сожалением проводил восвояси. Потому что невыносимо лезть рукой в корсаж, ощущая влажную и горячую ложбинку между грудей, если тебе в спину укоризненно поблескивают пуговицы с будущего сюртука прете. И все же это был хороший сюртук, ладный и из добротного сукна. Сам Джакометти предпочитал вещи куда более щегольские и нарядные - работать над ними было интереснее, оставалось место для фантазии.
Сюртук начерно готов был точно в срок и ждал своего владельца, на первый взгляд невзрачный, стиснутый более богатой одеждой, которую отягчали рюшки, ленты и резные пуговицы.
Кроме заказа Джакометти ничего представить прете не мог, хотя они и условились в последний раз, что портной поделится интересными подробностями, если таковые доведется узнать. Отсутствие новостей тоже наводило скуку. Город, то и дело погружавшийся в предгрозовое затишье, от дождей, казалось, испытывал кратковременное облегчение только затем, чтобы снова жариться под солнцем Адриатики. Смыть пот - и снова в пекло...

Отредактировано Якопо Джакометти (2012-03-04 01:46:46)

+1

3

Погруженный в свои мысли, Амедео едва не прошел мимо лавки портного, а, заметив данное печальное обстоятельство, отругал себя за рассеянность. Впрочем, не мудрено. В состоянии глубокой задумчивости Амедео вполне мог заблудиться и между двумя колоннами на площади Сан-Марко. Мысли крутились в основном вокруг дальнейшей судьбы девчонки из Пайты и происшествия в приюте, подробности которого он узнал буквально вчера. Правда, сведения эти были весьма скудными и ни на что ровным счетом не указывали. Разве что подтверждали ранние догадки. Это обстоятельство немало печалило Саличи, который, похоже, всерьез решил распутать клубок.
Тем не менее, Саличи надеялся поделиться своими размышлениями с портным, и хоть тот был далек от того сорта любопытства, которое заставляет людей искать истину, прошлая беседа уверила Амедео в том, что он может найти здесь поддержку. Или хотя бы выговориться…
Так что примерка нового сюртука, на которую, собственно и явился священник, была весьма кстати.
Хорошо хоть сегодня веер не забыл, поэтому была надежда на спасение от жары.
Любезно встреченный какой-то девушкой, Саличи прошел вглубь лавки. Снял шляпу, улыбнулся и произнес обычное приветствие:
- Благослови вас Господь!
Грозы, как умирающему припарки, не приносили старушке Венеции никакого облегчения. Все летнее время она, словно от последней в жизни любви, страдала от летнего зноя.

0

4

- Здравствуйте, прете! - портной оторвался от чтения фривольных стихов и торопливо спрятал книжицу в стол. Хотя Саличи не был его духовником, но на обложке была нарисована дама в таком неглиже и такими широко раздвинутыми ножками, что становилось невольно совестно.
Вот в такую жару и понимаешь, что слуги Божии - те же люди, поскольку и священники, и чернорабочие потели совершенно одинаково. Обычно Якопо лишь усмехался, видя как утирает обильную испарину церковник, но рассеянный Саличи вызывал у него симпатию именно потому, что не походил на узколобого святошу. И тем не менее, стишки, изобилующие подробностями, нашли приют в темном углу.
- А я думал все, не забудете ли Вы придти на примерку, - позвав служаночку, портной попросил принести ее вина из ледника, а затем вновь обратился к Саличи. - Я надеюсь, своих молитвах Вы поминаете про умаление жары, потому что у меня ощущение, что мы все угодили в пекло раньше времени. Какие у Вас новости? В жаркую погоду лень единственный грех горожан или, наоборот, грешить не ленятся? - улыбаясь, Джакометти гостеприимно указал прете на мягкий стул. - Отдохните сначала, меряться будет, когда остынете.

+1

5

Амедео заметил, что поспешно прятал портной. Сдержал улыбку, сделал вид, что все прошло мимо его взгляда, и допытываться, тем более, не стал.
- Я сделал пометку, чтобы не забыть, - теперь Саличи напротив широко улыбнулся, усаживаясь на стул и раскрывая темный, строгий веер. Вздохнул медленно, как будто выпускал из груди жар. Аккуратно сложил платок и принялся неторопливо, но немного резко обмахиваться.
- Здесь все молятся о дожде, но, несмотря на то, что Господь милостив, влага слишком быстро испаряется, - посетовал Амедео. - Венеция сейчас похожа на баню, вы правы, - Саличи прищурил глаза и вновь  почти лукаво улыбнулся. – Горожане не ленятся вершить добрые дела, синьор Джакометти, и это, безусловно, радостно. Новости у меня прелюбопытные, - добавил священник, понизив голос и сделал паузу на то, чтобы пронаблюдать, как вернувшаяся девушка наполняла бокал вином, а потом благодарно принять оный из ее рук. – Истинное спасение... спасибо!
Пауза была нужна еще и для того, чтобы узнать реакцию Джакометти. Амедео был осторожным собеседником и никогда без меры не нагружал историями тех, кому они были не интересны. Потому выжидал, что скажет портной.

0

6

Джакометти, сосредоточив внимание на прете и не скрывая заинтересованности, терпеливо ждал пока тот напьется и будет готов говорить. София, обмахивая метелкой стол и полки, неохотно ушла, но было видно, что в ней тоже проснулось любопытство. Портной от греха подальше отправил ее к пекарю за булочками, ибо девицы, созревая достаточно для поцелуев, в равной мере созревают и для иного женского удовольствия - сплетен.
- Что такого сотворили добродетельные венецианцы? Отчего я вижу на лице Вашем довольство? - поинтересовался Якопо, выпроводив служанку, и чуть ближе подсел к Саличи. Ветерок, создаваемый веером, перепадал и ему. Молодой человек, к сожалению, своим веером воспользоваться не мог, поскольку третьего дня уселся на него по хмельной невнимательности и расхлябанности, а потому вынужден был отдать в починку.
- Я, признаться, сижу здесь, как в медведь в берлоге, и спасаюсь от жары как могу. Почти никто ко мне не заходит, никому не нравится примерять платье на влажное тело. И вся моя компания - это София. Но что за собеседник из такой простушки? - Якопо махнул рукой. - Единственное ветреное место во всей Венеции - это ее голова.

+2

7

В ответ на короткий рассказ об укрытии Джакометти, Амедео любезно протянул веер портному. Немного поразмыслив, с чего начать, принялся рассказывать все по порядку.
- Представьте себе, несколько дней назад, а именно в тот день, когда мы виделись с вами, ко мне  в дом забралась воровка. Девушка в бедственном положении, поэтому первым, что она схватила, был хлеб. Мой слуга едва не поколотил ее, но, слава Богу, я вовремя подоспел. Поразмыслив о том, что вероятно ей больше некому помочь, я принялся искать приют. Но нрав у девицы столь дикий, что она не может договориться ни с кем, и со мной тоже, - священник вздохнул и опустил глаза. - Три дня назад я уже был готов отпустить ее на все четыре стороны, так сильно она меня допекла, но Господь неожиданно подарил ей толику благоразумия. Так что, скорее всего, синьор Джакометти, скоро мне понадобится заказывать у вас дамское платье для сей особы. Хотя, я едва уговорил поменять ее тряпье на подержанную, но чистую одежду моей прислуги.
Разумеется, это была лишь малая часть новостей, и священник был готов рассказать их все, за исключением тех, которые синьорина Мартина сообщила ему, воспользовавшись уловкой с исповедью.

Отредактировано Амедео Саличи (2012-03-26 18:49:27)

0

8

Молодой человек вежливо отказался от веера, и вместо этого погрозил пальцем.
- Эх, прете, смотрите - поаккуратней с Вашей дикаркой.
Саличи представлялся таки добрым, что, казалось, его могут обидеть даже церковные мыши. Джакометти умом понимал почему священник так поступает, но будь на месте того другой человек, более приземленный, портной бы ему посоветовал выгнать нищебродку взашей. Обычно люди, которые блага никогда не знали, тянутся волей-неволей к хорошей жизни, и цепко держатся за то, что милостью судьбы получают, и отстаивают права на благополучие. Разве что запойные пьяницы и прожигатели жизни раз за разом окунаются в омут, и тратят все, что имеют. Таким дарить своей время - все равно что лить воду в бездонную бочку.
- Хорошо, если благоразумие больше ее не оставит, - Якопо почесал ухо. - Надеюсь, ей хватит умишка понять, что крыша над головой и честный труд - это благо. Ладно, приводите, как нужда будет; дорого не возьму. Давайте что-ли меряться?..
Портной встал и жестом пригласил Саличи в мастерскую.
- Что еще приключилось в Светлейшей? Нет ли каких-нибудь подвижек в расследовании исчезновения той певички?

+1

9

Саличи кивнул, соглашаясь со словами портного. В общем-то, синьор Джакометти был прав. Если Гавьота продолжит упрямиться, священник не оберется хлопот, он прекрасно это понимал, но упорство в достижении благой цели было зачастую гораздо сильнее доводов здравого рассудка.
Амедео сложил веер и оставил его на столике. Сняв сюртук, он прошел следом за портным. Рассказать действительно было что, а потому прете не стал медлить.
- Мой старый друг в Оспедалетто, прете Антонио, приболел. Позавчера  я навещал его, и узнал множество интересных подробностей. Например, что синьорина Юлия бежала в тот момент, когда уснул сторож. А сторожа, заметьте, в тот вечер весьма удачно напоили. Причем, после того, как он получил выволочку за здоровый и крепкий сон, бедолага пропал. Мой друг долго сетовал на нравы нынешних девиц, ибо наше с вами предположение оказалось верным.
Говоря это, Саличи вспомнил стариковское ворчание прете Антонио и невольно улыбнулся. То, из-за чего возмущался пожилой священник, подтвердила потом синьорина Мартина. О подробностях Саличи рассказать не мог, но фактами, которые узнал от прете Антонио мог распоряжаться свободно.
- Преступление по любви, подумать только, - хмыкнул Амедео. - Вполне естественно для нашего века. Меня удручает то обстоятельство, что о возлюбленном беглянки не известно практически ничего.

+1

10

- Я ничуть не удивлен, - дернул бровью портной, помогая Саличи облачаться в наметанный сюртук. Критически оглядев собственное творение, Якопо остался доволен тем, как села спина, и скривился при виде обуженной проймы. Выдернув наживку, молодой человек поправил рукава сюртука, поинтересовался удобно ли прете, и принялся наскоро приметывать их.
- Таких версий, если вдуматься, я слышал по три в день. Первый раз - когда утром открывал лавку, мимо нее как раз проходит зеленщик, второй раз - когда шел пить кофе, и в третий раз - от какого-нибудь клиента. И это, я хочу заметить, самое малое количество. А еще я слышал, что из канала вытащили какую-то девицу, точь-в-точь как певичка, и еще одну, дескать, похожую, видели в Местре. Звучит правдоподобно. Венецию покинуть есть только два способа: на корабле, что не составляет труда, потому как каждое второе судно занимается контрабандой, или же из Местре - по суше, и дальше куда душа пожелает. Я бы выбрал морской путь. А Вы? Ни тебе застав, ни попрошаек, ни лишних глаз... И до Трибунала как до Бога далеко. А на тракте нужны подорожные и отследить перемещения людей куда как проще. Но, прете, скажите, не кажется ли Вам, что искать беглянку - все равно что искать каплю в море? Поднимите-ка руки.

Отредактировано Якопо Джакометти (2012-04-16 22:46:19)

+3

11

- Из канала?! - всполошился Саличи напрочь забыв о примерке. Гипотеза и правда была страшной. Священник даже перекрестился. - А кто сказал, что похожа? То есть... почему похожа? Почему решили, что она? - обычно рассудительный и спокойный, перете Амедео теперь был охвачен сильным беспокойством.
- Местре... Местре, - прошептал он. - Надо лодочников опросить. Гондольеры, конечно, ничего не скажут, а вот рыбаки... возможно. Да, рыбаки, - бормотал себе под нос Саличи, пока не очнулся, вспомнив главный вопрос, заданный Джакометти.
- Вроде ничего не жмет, - и чтобы продемонстрировать это, священник энергично помахал руками, словно был большой черной птицей.
Потом замер и, наклонив голову к плечу, спросил у портного:
- Как думаете, идея с рыбаками имеет смысл?

Отредактировано Амедео Саличи (2012-04-20 12:25:10)

0

12

- Все лучше, чем ничего, - рассудил Джакометти, ловя руки прете и заставляя его снова стоять смирно. - Зацепок-то никаких. А рыбаки - люди довольно болтливые, даром что с рыбой возятся.
Идеи, похоже, всерьез захватили Саличи, и портной не стал мешать ходу его мыслей. Логические выводы никогда не были его сильной стороной, а выгоду Якопо чувствовал преимущественно нутром.
- А про утонувшую девку... Ну почем мне знать с чего решили, что похожа на беглянку? - молодой человек ухмыльнулся, дергая подол сюртука, который некстати присобрался из-за неправильной наметки. Джакомети надорвал нитку и ткань разгладилась. - Успокойтесь, это не она. Если только Ваша певичка не была брюхатой и колченогой впридачу. Не была ведь? - выпрямившись, Якопо недоверчиво посмотрел на прете. - Или была?

+1

13

- Беременная и хромая? - переспросил Саличи и впал в кратковременную растерянность. - Синьорина Юлия, насколько мне известно, таковой не была.
Можно было выдохнуть с облегчением. Хотя мысль о беременности в связи с тем, что он услышал не так давно, была вполне естественной. Однако ни прете Антонио, ни синьорина Мартина о том не упоминали, да и пропавшая девица не страдала хромотой. Напротив, говорили, что лицом была красива и сложена без единого изъяна, будто ангел.
Вздохнув Саличи сделал вывод, что ему придется заняться расспросами как можно скорее. Ведь чем дольше тянешь время, тем больше шанс упустить. Хотя, говоря по правде, шансов и так было мало, с голубиный клюв.
Одна голова  - хорошо, а две, как известно, лучше. Поэтому Саличи, перекрестившись и прочтя короткую молитву за упокой безымянной страдалицы, чье тело выловили из канала, теперь подыскивал слова для того, чтобы сподвигнуть портного на авантюру, в которую ввязался сам. Слова не находились, поскольку отрывать человека от его забот ради такого сомнительного мероприятия, было несколько эгоистично. А Джакометти, между тем, как нельзя лучше подходил на роль того, кто может разговорить рыбаков, ибо отличался характером легким и бойким.
Глядя на то, как портной оправляет сметанные детали сюртука, Саличи тихонько вздохнул. Затем как-то уж совсем робко, севшим от волнения голосом спросил:
- А если бы я предложил вам вместе отправиться к рыбакам?

+1

14

- Я? - изумился Джакометти, перестав на мгновение орудовать иглой. Мысль так поразила его, что на лице молодого человека застыло выражение редкостное для него, какое обычно застать невозможно: смесь растерянности и смутного осознания перспектив. - С Вами? Шутите Вы что-ли, прете?
Но Саличи, как видно, был далек от шуток. Примерно так же, как сам Якопо был далек от мечтаний о прелестях тайного сыска, славе защитника девичества и романтики авантюрных погонь. Портной в сущности являлся скорее тихим прелюбодеем и довольно заурядным обывателем, не ругающим собственную долю.
Впрочем, не надо было иметь семи пядей во лбу, чтобы понимать, что Саличи действует бескорыстно. По крайней мере, у Якопо не возникло никаких сомнений. Окажись на месте прете другой человек, портной, может быть, и отказался бы, но, недолго подумав, решил, что от одной прогулки хуже не станет. Святой отче явно нуждался в товарище.
- Хорошо, я составлю Вам компанию, - кивнул Джакометти после недолгого раздумья. - А то вдруг что-нибудь случится - кто ж мне тогда за работу заплатит? - он высверкнул белозубой улыбкой, скрывая легкое смущение. - Только время надо выбрать. Чтобы не на промысле пропадали люди.

+1

15

- Не шучу, - тихо ответил Амедео, мотнув головой. Повода для шуток у священника не было. - С нами пойдет мой слуга, Пачано. Он хороший человек и может помочь советом. Но прежде я пошлю его разузнать обстановку, поглядеть по сторонам.
Утвердительный ответ воодушевил священника. Амедео мгновенно воспрял духом, нерешительность сменилась новым проявлением жажды деятельности.
И правда. Он не ошибся в Джакометти, хоть тот и был немного плутоват. Мало кто вот так бескорыстно согласится помогать. Мысленно священник возблагодарил Господа за то, что тот послал ему такого знакомца.
- Спасибо за вашу доброту, синьор Джакометти! - поблагодарил Саличи, искренне улыбнувшись. - И за заботу, - добавил уже потом, лукаво щуря глаза в ответ на замечание о беспокойстве портного за плату. - Хорошо бы, если бы с того был толк... - несмотря на готовность, Саличи не скрывал своих опасений касаемо того, что затея может оказаться бессмысленной. При провале, в лучшем случае эта бессмыслица обернется долгой прогулкой, в худшем - появлением других непредвиденных обстоятельств. Привыкший надеяться на Бога, священник, тем не менее, старался все предусмотреть. Во многом потому, что знал за собой грешок рассеянности.

0

16

- Там видно будет, - философски откликнулся Якопо, дергая полы сюртука. - В любом случае, мы с Вами славно прогуляемся.
Что ему нравилось в Саличи - так это человечность. Какая-то простота, которая была свойственна обычным людям. И еще молодой прете не пытался ввернуть в любой удобный и неудобный момент моралитэ, не мучал нравоучениями и не сыпал цитатами из писания, за что портной был очень благодарен. Жалко будет, если со временем Амедео Саличи уподобится высшим чинам и станет душой похож на сушеный абрикос.
- Я вот только думаю не стоит ли Вам переодеться? - Джакометти задумчиво потер подбородок. - Уж не знаю претит Вам это или нет, можно ли, но уверяю Вас, священников в Венеции не так много, как обывателей. Если кто-нибудь дознается, головы нам не сносить. А мне моя дорога. Есть у Вас во что облачиться?
Якопо, удостоверившись в безупречности своего шитья, помог осторожно снять сюртук.

+1

17

Амедео нахмурился, задумавшись. Действительно, синьор Джакометти был прав, говоря о том, что надобно переодеться.
Да только во что?
В шкафу прете Амедео все одежды были сплошь черными, излишеств он не терпел, одевался опрятно и скромно, как подобает по сану. Поэтому, даже не надень Саличи колоратку, все равно любому за версту было бы видно, что имеет дело со священником.
- Боюсь, что нет, - Амедео в замешательств посмотрел на Джакометти. Тот, глядя на то, в чем пришел его заказчик, мог довольно легко удостовериться, что и вся остальная одежда прете Амедео не отличается разнообразием.
Так что фокус с переодеванием мог провалиться с треском.
Саличи никогда прежде не доводилось менять личину и выдавать себя за кого-то другого. В дни карнавала он изредка ограничивался простой баутой и плащом, если возникала такая необходимость. Слава Господу, редко. Вот и теперь священник чувствовал себя словно не в своей тарелке. Однако понимание того, что это мера необходимая, немного ободряло его.
- Посоветуйте мне, пожалуйста, - искренне попросил Амедео, понимая, что никто так хорошо не просветит его в вопросах смены образа, как венецианский портной.

+1

18

- Есть у меня кое-что из готового платья, - признался Якопо. - Иногда бывает, что закажут, а потом не приходят за ним: денег не хватает, чтобы за работу заплатить. Приходится у себя оставлять да пытаться пристроить в иные руки. Вы когда соберетесь идти, загляните ко мне. К Вашему приходу я что-нибудь подыщу.
Они условились обо времени и дне. У Джакометти, конечно, все равно оставались сомнения по поводу затеи, но вслух он ничего не высказал, чтобы не смущать прете. Да и с чего бы ему заранее волноваться? Не на грабеж ведь собираться, право слово. Неподдельную заинтересованность в предстоящем деле можно было приписать только Саличи, себе же портной отвел роль компаньона. Любопытство, конечно, терзало его, но не так сильно, чтобы принимать в расчет. Единственное, что Якопо не представлял себе ни на гран, так это то, что же прете Амедео будет делать со сведениями, если таковые удастся раздобыть.

0


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Венеция блистательная » 30.05.1740. Лавка портного. Где тонко, там и рвется