Авантюрная Венеция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Венеция бесстыдная » 30.05.1740 Трактир "Греческий мост". Весь мир театр


30.05.1740 Трактир "Греческий мост". Весь мир театр

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Название: "Весь мир театр".
2. Дата: 30 мая 1740 года, семь вечера.
3. Место: Сан-Проволо, трактир "Греческий мост".
4. Действующие лица: Грациано Оттобони, Фьямма Монтанелли.
5. Краткое описание: спеша выполнить договор, заключенный между ней и синьором Оттобони, Фьямма Монтанелли устраивает маленький спектакль в известном на всю Венецию трактире.

0

2

По вечерам в трактире «Греческий мост» народу веселилось столько, что от табачного дыма, витающего кругом густым туманом, слезились глаза. Бывали тут, в основном, люди попроще: лавочники, ремесленники, рыбаки, пришедшие пропустить стаканчик-другой винца или чего покрепче и отдохнуть от дневных забот, но заходили и другие – бедные студенты, приехавшие в Венецию погостить, аристократы и читтадини, которые приходили сюда в поисках приключений. Последние прятали лица под баутами, в которых их и родная мать не смогла бы узнать. В общем, в трактире этом можно было найти представителей всех сословий.
Нынче в темном зале трактира было несколько баут, державшихся вместе, еще заглянул монах, а остальных не разберешь – кого только нет. У одного из окон компанию игроков в кости смешил молодой чумазый парнишка. Он задорно сквернословил, строил веселые рожи и после каждого выигрыша уморительно отплясывал, то и дело подтягивая хромую ногу.
На нем  была потертая, грязная куртка, засаленные штаны и потрескавшиеся, дрянные сапоги. Длинные спутанные волосы беспорядочно укрывали его плечи, а  руки были обмотаны не то грязными бинтами, не то лоскутами, оставшимися от перчаток. Парень выглядел неприглядно, но не чуть не хуже тех, кто его окружал.
К своей шутке Фьямма подготовилась серьезно, но относилась к ней с иронией. В конце концов, и в ее интересах было, чтобы синьор Оттобони смог ее узнать.
С помощью слуг Фьямма достала подходящую одежду, которую потом изрядно испачкали. Кроме того, в трактире, также на виду, были служанка, одетая в мужской костюм и бауту, а рядом с ней ходил здоровенный детина по имени Бертино, которого Фьямма обычно брала с собой, когда ходила по улицам Венеции одна. Был и монах, прятавший лицо под капюшоном.
Больше всего Фьямме было интересно, какова будет реакция синьора Оттобони, когда он ее узнает в этом наряде. Быть может, он вызовет в нем отвращение, но в их уговоре ничего не говорилось о степени богатства и чистоты одежды, следовательно, Фьямма могла выбирать на свое усмотрение, что она и сделала.

Отредактировано Фьямма Монтанелли (2012-01-03 00:10:55)

0

3

Синьор Оттобони появился в трактире в сопровождении Пасквино. Оба, неприметно одетые, прятали лица под баутами, как и другие тысячи граждан Венеции в такое время и в таких местах.  В таверне «Греческий мост» Грациано не собирался задерживаться надолго. Нобиль надеялся, что, опознав синьору Фьямму, он отправится вместе с ней на веселую прогулку, как говорил накануне.
Разумеется, Грациано и представить себе не мог, что супруга негоцианта устроит такой маскарад. Поэтому сначала взгляд нобиля был обращен на женщину в бауте и мужском наряде, сопровождаемую высоким слугой. Затем Оттобони некоторое время наблюдал за монахом и после повнимательнее присмотрелся к группе синьоров в баутах.
Первая цель была слишком легкой, вторая ни коим образом не имела отношения к синьоре Фьямме. Одного из синьоров в баутах Пасквино, в тот момент заигрывавшему с трактирной прислугой, пришлось нарочно задеть, чтобы выяснить, что женщин среди них нет.
Когда нобиль и его слуга после тщетных попыток угадать приступили к ужину с распитием весьма неплохого красного вина в ожидании новых «знаков», Пасквино предложил присоединиться к игре в кости.
- Думаешь, здесь нам повезет больше? – усмехнулся Грациано, бросив беглый взгляд на чумазого паренька, скакавшего вокруг игроков как галка.
- Почему бы и нет, синьор? – Пасквино сделал щедрый глоток и пожал плечами. – Если Ваша дама не появится, мы развлечем себя игрой и, может быть, дракой.
Вспомнив последнее приключение в доме мамаши Сональи, нобиль рассмеялся:
- Не знал бы я тебя, решил бы, что толкую с бесом. К чему ты меня подстрекаешь!

+1

4

В затеянном Фьяммой предприятии была еще одна сложность, кроме необходимости правдоподобно сыграть свою роль, - нужно было и самой узнать нобиля среди собрания баут. Грациано Оттобони обещал придти к обговоренному времени, только кто же знает этого хитреца? Мог явиться и раньше. Но среди тех, что уже находились в зале, его, как будто бы, не было.
- Малец, тебе, видно, сам дьявол ворожит! – Прокряхтел старый рыбак, косясь на подходящих к столу мужчин. Фьямма подняла на них взгляд и закусила губу: один, вроде, слуга, а у другого лицо скрыто баутой, и до того, как подойти к игрокам в кости, они оба будто бы кого-то искали. «Уж не меня ли?» - Подумала молодая женщина. Заглядывать бауте в прорези для глаз она не решилась, опасаясь быть сразу узнанной. Фьямма намеревалась еще немного повалять дурака.
Пока господин и его слуга присоединялись к игре, чумазый парнишка поднес ко рту стакан с вином и молодецки осушил его до дна.
- Вот как бы так же в любви везло, папаша! – С опозданием ответил он старику, вытирая губы тыльной стороной ладони.
- В любви?! – Игроки вновь загоготали. – Да у тебя еще молоко на губах не обсохло!
- Молоко-то, может, и не обсохло, да все, что нужно для любви, давно выросло, это уж будьте уверены! – Не теряясь, заявил парнишка под дружный хохот.
- Эй, красавица! – Отвернувшись в сторону, позвал он осипшим от вина голосом. Подошла черноглазая и смуглолицая девушка, разносившая бутылки.
- Плесни-ка мне еще, ну! – Потребовала Фьямма и, пока девушка наливала, обхватила ее за талию, рывком усадив себе на колени. Та попыталась вырваться, но почувствовав на своей груди и шее влажные поцелуи, а в ладони, протянутую под столом, монету, присмирела и лишь тихонько хихикала.
Теперь Фьямма поглядывала на мужчин за столом из-за пышной груди простой венецианки. Если под баутой прячется Грациано Оттобони, он, наверняка, уже узнал ее, однако пусть еще немного посмотрит на разыгрываемый для него спектакль. Просто так признаваться и слишком легко выдавать себя Фьямма не собиралась.

Отредактировано Фьямма Монтанелли (2012-01-06 11:12:13)

+1

5

За столом веселились во всю. Грациано держался в стороне, ведущую роль взял на себя Пасквино, который тоже был охоч до всевозможных грубых шуток.
- Хвастать, хвататься за титьки и хлопать девку по заду каждый мастак, - сказал слуга, доставая несколько монет, чтобы сделать ставку. – И если бы каждый мог так, как он хвастает, красавицы не сетовали на жизнь. Правда, сладкая? – вопрос был обращен к черноглазой. Та хихикнула в кулак и от смущения заерзала у паренька на коленях. – Ну-ка, красавица, - с задором сказал Пасквино, - пощупай, что у него там в штанах!
Снова раздался дружный хохот. Пока внимание участников игры и зевак было обращено на парнишку и нового бойкого игрока, Оттобони, не произнесший ни слова за это время, устроился в тени веселой компании. Нобиль пристально разглядывал собравшихся. Первым делом Оттобони обращал внимание на лица и руки. У молодого пройдохи была ровная кожа без следов оспы или прыщей; хорошие, белые зубы. И хоть его одежда была изрядно подпорчена, из под не менее грязных тряпок на нарочно испачканных руках, виднелись тонкие пальцы. Лунки аккуратно постриженных и не расслаивающихся от недоедания ногтей выглядели слишком ухоженными для бродяги.
Хищный клин бауты скрыл не менее хищную улыбку. Однако синьор Оттобони с разоблачением не торопился, ведь оно завершило бы столь занимательный спектакль.

+1

6

Не долго думая, Фьямма наклонила к себе раскрасневшуюся девицу и крепко ее поцеловала, почти так же жадно и грубо, как целуют мужчины, а сама искоса поглядывала на синьора в бауте. Не снимая своей маски трактирного балагура, молодая женщина, выглянула из-за темных волос девушки и ответила нахальному шутнику мальчишеским веселым голосом:
- А ты, добрый человек, не завидуй. От зависти, говорят, зеленеют. – Во взгляде фальшивого паренька играли огоньки озорства. – Видно, тебе девки только-то и сетуют на жизнь. А что еще, спрашивается, делать с мужиком, коли ему интереснее то, что у другого мужика в штанах?
За такие шутки в трактире можно было и на драку нарваться. Фьямма знала это, однако резонно полагала, что грубиян заслужил ответную грубость.
Сидящие с Фьяммой рядом давились смехом, разбрызгивая дешевое вино.
- Ох, парень, с твоим языком ты вечно будешь битым!
- Ничего, дядя, не пропадем уж как-нибудь. – Хмыкнула Фьямма в ответ и, перекрикивая голоса игроков, обратилась к человеку в бауте.
- А синьор в маске играть с нами не желает?
Чувствуя, что за маской может прятаться Грациано Оттобони, молодая женщина хотела и его вывести на сцену. Не обращая внимания на других людей, Фьямма с любопытством ожидала ответа.

Отредактировано Фьямма Монтанелли (2012-01-08 15:25:04)

+1

7

- Говори, да не заговаривайся, - добродушно ответил Пасквино. – Или это приглашение заглянуть и в твои штаны? - слуга, не менее развратный, чем его господин, произнес эту шутку с видимым удовольствием, смакуя каждое слово. Еще бы, ведь иной раз Грациано и Пасквино делились друг с другом весьма пикантными подробностями и во всей красе, не стесняясь выражений, обсуждали пассий обоих полов. А мальчишка был смазливый. Если отмыть, наверняка пригожий и нежный.
- Сыграем на штаны, - сказал молодой повеса, глядя хромому шутнику в глаза. От такого предложения у некоторых из присутствующих вытянулись лица. – У кого будет меньше, тот снимает штаны и показывает, что у него выросло, -  нахальство – второе счастье, поэтому согласия соперника  Пасквино не спрашивал, решив все и за всех.
Фьямма вела себя нарочито вызывающе, и это веселило нобиля, однако выходить из засады хищник не спешил. На вопрос мнимого мальчишки синьор в бауте безмолвно покачал головой, ибо ведущие роли были предоставлены жене негоцианта и Пасквино.
Слуга тем временем бросил кости, выкинув две шестерки, после чего издал громкий победный вопль. Все, сидевшие за столом, включая девицу, поддержали его громким хохотом.  Публика замерла в ожидании представления более веселого, чем было до этого.

+1

8

Неуемное нахальство говорливого похабника, хотя и вызвало у Фьяммы желание позвать Бертино, чтобы тот как следует поколотил наглеца, все же изрядно ее позабавило. Такой вот Бригелла никогда не откажется затеять ссору, подраться и развязно пошутить. Кто знает, может, ему приказано таким образом вывести ее на чистую воду?
Фьямма дождалась, пока все отсмеются, не спеша ссадила с колен девицу, в напутствие хлопнув ту по пышному заду, и криво усмехаясь, допила вино. Кости, брошенные Пасквино, брать не стала.
- Эге, приятель! Да я вижу, тебе совсем худо! – Хохотнул мнимый парнишка, притворно икая. – А ты, может, этот… Забыл… Евнух, а? – Хромой наклонился к самому столу и последние слова произнес свистящим шепотом. – Ну, они, сказывают, у турков живут. У них, у евнухов этих, в штанах-то почти совсем пусто, вот они и лезут к тем, у кого с хозяйством все в порядке.
Кто-то из игроков опять засмеялся, а кто-то крикнул, обращаясь к Пасквино:
- Оставь ты мальчишку! Видишь, он пьяный!...
- Тссс! – Прошипел тот, на кого все смотрели. – Мы никому не скажем. – И торжественно перекрестился. – Вот чтоб мне век прожить со сварливой женою и с тещей, что страшнее морского чудища!
Икая под общий хохот и возгласы, Фьямма сделала паузу и, когда публика поутихла, продолжила.
- А, может, ты к штанам моим приглядываешься? Так они у меня… - Чуть пошатываясь, мнимый парнишка взобрался на лавку и, сильно сутулясь, стал показывать свои штаны. – Так они у меня удачу приносят, да. Грязные только, ну, так что ж? Коль не брезгуешь, так и быть, обменяю. Пойдем, мил человек, я тебе за так покажу и штаны, и то, что внутри. Уж больно мне тебя жалко.

+1

9

Пасквино тем временем бросил быстрый взгляд на хозяина и широко улыбнулся.  Фьямма защищалась отчаянно. Устраивать прилюдное разоблачение Грациано не собирался, поэтому совершенно безмолвно он поднялся из-за стола, подошел к синьоре комедиантке и взял ее под локоть. Пасквино пристроился с другой стороны, не давая мнимому юнцу возможности сбежать.
- Так кто здесь евнух? – ласковым шепотом спросил Фьямму слуга синьора Оттобони.
- Я выиграл пари, - не менее любезно сообщил в другое ухо Грациано. – А теперь стоит поспешить отсюда, пока они не узнали Вас.
- А ну отпусти его! – взвился какой-то пьяный дурак, решив, что двое в баутах хотят обидеть хромого мальца.
- И не подумаю, - сообщил Грациано, скользнув ладонью по ножнам шпаги. – Попробуешь отобрать?
- Эй, он еще не показал свои достоинства! – рассмеялся Пасквино, словно забрало поднимая бауту и дразня неожиданного заступника. – Добрый совет, проверь-ка лучше свои карманы!
Снова послышался смех. Смеялись все, кроме обиженного простака.

0

10

Похищение юнца, внезапно устроенное синьорами в масках, публике пришлось не по вкусу. В основном потому, что игроки и зеваки хотели, чтобы веселье продолжилось. Сам мнимый хромой ничуть не возражал, как раз таки желая быть похищенным. Спектакль удался – можно уходить со сцены.
- Какая жалость. – То ли в шутку, то ли серьезно откликнулась Фьямма на заявление нобиля о своей победе.
Между тем, ироничный совет Пасквино возымел неожиданный отклик у пьяных зевак.
- Эй, у меня кошелек украли! – Возопил один из них: скромно одетый юноша. Впрочем, шпага у него имелась.
- Ясное дело. Вот эти и сцапали! Хороший балаган устроили тут! – Крикнул кто-то из игроков, и пошло-поехало. На троицу посыпались обвинения, да так шумно, что остальные люди в трактире затихли и обратили взгляды к столу, за которым еще недавно играли в кости.
- А ну, отдавай деньги! – Заявивший о пропаже, парень двинулся к Фьямме, пытаясь вытащить клинок из ножен, а тот никак не поддавался, из-за чего на его лице пунцовым цветом заиграло выражение досады.
- Студент что ли? – Фьямма спрыгнула с лавки. – У дружков своих спроси, растяпа, где твой кошелек. Я его не крал.
Но обиженный юнец ее не слушал, видя перед собой только грязного воришку. Так, как с оружием своим он не справился, то просто схватил Фьямму за руку, а она, не долго думая, опустила ему на голову, подвернувшуюся под руки, бутылку. Удар был не сильным, но вполне ощутимым для того, чтобы нападающий обмяк. Публика загалдела, послышались смешки, и, глядишь, кончилось бы все мирной шуткой, однако вмешались еще трое, вероятно, просто желающие подраться. Эти были стремительнее жертвы чьей-то злой проделки, потому следующая атака, более серьезная, пришлась на долю Грациано Оттобони и его слуги.
- Бертино, шпагу!

Отредактировано Фьямма Монтанелли (2012-01-13 00:30:48)

+1

11

- Ну, дьявол! – возглас этот был адресован Пасквино, который так ловко спровоцировал драку, кою хозяину и обещал. Синьор Оттобони не был против такого развлечения, но легкость, с которой слуга устроил заварушку, была достойна похвалы.
Впрочем, в любой другой момент подобной инициативы нобиль бы не одобрил. Благо, прохвост знал, что и когда затевать.
- Эй! – к потасовке присоединился трактирный вышибала, который, грозя расправой при помощи широкого ножа, попытался ухватить Пасквино за шиворот, однако после уворота получил ощутимый пинок в колено, что на время лишило его скорости и заставило сменить тактику.
Слуга хохотал, словно в него и правда вселился бес. Возможно, все дело было в том, что и ему приглянулась синьора Фьямма, перед которой он теперь со всей удалью распустил перья. Грациано, щуря светлые глаза, тем временем держал нападавших на расстоянии шпаги, парируя молча, четко с привычной легкостью. Он и мнимый мальчишка, после того, как в руках у того оказался клинок, встали спиной к спине.  Трактирные девицы принялись верещать на разные голоса, добавляя действу еще большего азарта. В этот момент Оттобони подумал о том, что не прогадал с предложением супруге Монтанелли. Галантное приключение с легкой руки  Пасквино покамест получалось весьма интересным.

+1

12

Обычно Фьямма старательно избегала трактирных и уличных драк, хорошо понимая, что поединок с одним противником по всем правилам фехтования не то же самое, что и беспорядочная потасовка с несколькими нападающими. Если драки невозможно было избежать, переодетая в мужской костюм, молодая женщина принимала бой, но со всей осторожностью искала путь к отступлению. В случае чего выручал верный Бертино.
Нынче Фьямма с легкостью подхватила азарт прохвоста Пасквино. Тот ей уже нравился за задорное бесовство и удаль. Зеленые ее глаза блестели веселым озорством.
- У Вашего слуги слишком длинный язык! – Крикнула Фьямма нобилю. – Но он славный малый. Не соскучишься!
Уверенно отражая удары, супруга негоцианта вскоре оттеснила противника к пустующему столу у стены. На долю Оттобони пришлось сразу двое, один из которых метался перед ним, словно ужаленный.
Тем временем вышибала, оправившись от боли, вновь ринулся на шутника, затеявшего драку, покрывая того грязной трактирной бранью. Бертино до поры не ввязывался, но постоянно находился неподалеку от госпожи.
Фьямма довольно быстро обезоружила своего противника, которому тут же преградил дорогу ее слуга. Смеясь, молодая женщина чуть было не пропустила укол справа – друг горемыки-студента, получившего бутылкой по голове, решил поквитаться за него. Фехтовал он неплохо, но главными его преимуществами были физическая сила и высокий рост. Заскрежетал металл шпаг. Фьямма, споткнувшись о лавку, оказалась прижатой спиной к столу. Она еле удерживала напирающий клинок и мужчину, навалившегося на нее всем своим весом.

+1

13

Пасквино, не терявший времени даром, раздавал тумаки и при этом умудрялся отшучиваться. Трактирного вышибалу, перехватив руку в запястье, он на этот раз ударил кулаком в челюсть так, что тот снова откатился в сторону, подарив Пасквино свой нож.
- Синьоре нравится мой язык? Ха-ха! – с этими словами слуга, нисколько не стесняясь, с совершенно гнусным видом облизал губы, а после показал язык, демонстрируя его во всей красе. 
- Думай, что и кому говоришь! – окликнул его Грациано, которому удалось отбиться от двух назойливых противников и «перепоручить» их заботливому Бертино. Однако в следующий момент, при очередном повороте, нобиль оказался без прикрытия и увидел свою визави лежащей на столе. Ракурс был отменным, а положение отчаянным, но времени любоваться не было. Благо, положение Оттобони давало ему неоспоримое преимущество - возможность ударить со спины.
В таких случаях Грациано не церемонился.
- Слезь с нее, - процедил сквозь зубы синьор Оттобони, держа клинок у самой шеи нападавшего. Пасквино с Бертино в это время самоотверженно прикрывали тылы. Наряженная в мужской костюм и обделенная даром меткости служанка синьоры Фьяммы колола винные кувшины один за другим, бросая их то в стену, то в чью-нибудь голову. В трактире помимо воплей хозяина и прислуги звучали теперь ругань, стоны и характерный для ломаемой мебели треск.

+1

14

Молодой мужчина замер на месте не столько от угрозы быть продырявленным человеком в маске, сколько от его слов. Прозрение наступило внезапно, как тяжелое похмелье. Рука чумазого паренька, державшая шпагу, была нежной и тонкой, с маленькими мягкими пальцами; черты лица округлые и женственные, равно как и угадывающаяся под кроем штанов линия бедер.
- Дьявольщина! – Присвистнув от удивления, студент отпрянул в сторону и растерянно поглядывал то на мужчину в бауте, то на игрока в кости, оказавшегося женщиной.
- Вот и катитесь к дьяволу, сударь! – Беззлобно посоветовала Фьямма и рывком поднялась на ноги. Бросив беглый взгляд на происходящее в трактире, супруга негоцианта смекнула, что, сколь бы увлекательным ни было приключение, пора было уносить ноги и поскорее. Схватив нобиля за руку, молодая женщина кивнула Бертино, чтобы тот прихватил с собой служанку, и поспешила на кухню, увлекая за собой синьора Оттобони. Студент, еще недавно чуть было не перерезавший Фьямме глотку, перевернул пару столов перед  теми, кто готов был ринуться в погоню, и, схватив за шиворот друга, сбежал через входную дверь.
Пробегая мимо чуть ли не плачущего трактирщика, Фьямма бросила ему мешочек с деньгами. Немного повеселев, хозяин заведения позволил всем пятерым выйти через черный ход к узкому каналу.
Уже стемнело. Было тихо и, только из окон трактира все еще доносился шум. Бертино, заприметив неподалеку лодку, звучно подозвал гондольера. Не выпуская пальцы нобиля из своей руки, Фьямма села на пассажирское место и, когда гондола отплыла от берега, молодая женщина расхохоталась. Легко и заразительно.

Отредактировано Фьямма Монтанелли (2012-01-22 00:37:57)

0

15

- Я не ошибся, Вам к лицу мужской наряд, - заключил Оттобони, когда гондольер тронул веслом воду, и гондола плавно поплыла вдоль канала. Сейчас нобиль, получив возможность отдышаться, пристально разглядывал свою визави, а Пасквино, немного уставший от всех своих забав, дернул ворот, чтобы немного освежиться.
- Ух, хорошо! – слуга тряхнул головой, влажные от пота волосы налипли на лицо, которое он подставил ночному ветерку. Баута болталась где-то на затылке, делая Пасквино подобием двуликого Януса. Служанка синьоры Фьяммы, поймав его лукавую улыбку,  нарочито стыдливо опустила глаза.
- Правда, я бы предпочел, чтобы он был более… подходящим для грядущего ужина, - усмехнулся Оттобони и добавил, обращаясь уже к гондольеру:
- К «Александрийскому попугаю», голубчик.
Место, которое назвал Грациано, было небольшой гостиницей, известной любителям любовных развлечений. Здесь подавали прекрасные блюда и вино, можно было уединиться в уютной комнате, где по желанию влюбленных к ним могли присоединиться нежная девушка или приятный юноша. Также, помимо праздника для тела, время от времени устраивали чтения стихов или музыкальные вечера, а, самое главное, не задавали лишних вопросов.
Сняв плащ, Грациано укутал в него Фьямму, дабы скрыть от служителей гостинцы наряд оборванца. Аккуратно и бережно промокнул платком ее лицо.

+1

16

- Я рада, что мой маленький спектакль пришелся Вам по вкусу. – Фьямма дышала неровно, чуть сбивчиво, но то была еще не страсть, а лишь приятная усталость после обычной драки. Молодая женщина с той же пристальностью, с какой разглядывали ее, всматривалась в сумрачный блеск голубых глаз и гротескную маску, белевшую в темноте перед нею голым адамовым черепом.
- Теперь Ваша очередь развлекать меня… - Прошептала Фьямма и ответила усмешкой на усмешку. – О наряде не беспокойтесь. Вода и смена платья делают с человеком чудеса. – После паузы пояснила. – Тереза отдаст мне мужской костюм, что сейчас на ней, наденет тот, что на мне, и пойдет домой в сопровождении Бертино. Он же потом вернется.
Последние слова, служившие указанием, слугам, супруга негоцианта произнесла громче. Служанка погрустнела, но Фьямма сделала вид, что не заметила перемены в ее настроении.
Казалось, переменилась и хозяйка. Движения ее стали плавными и ленивыми, и весь ее вид можно было бы назвать скучающим, если бы не цепкий, горящий взгляд зеленых глаз. Фьямма, действительно, знала и гостиницу, которую назвал синьор Оттобони, и то, что будет дальше – есть от чего заскучать. Однако, подобная уверенность в предсказуемости основных событий не лишили ее ни любопытства, ни интереса к известному распутнику. Кто знает, какую еще он затеет игру? А если игры вдруг не будет, и он, наконец, снимет маску, не в том ли обнаружится настоящая неожиданность?
Вскоре гондола причалила к гостинице, и Фьямма, с головы до ног укутанная в черный плащ, вошла внутрь под руку с Грациано Оттобони к очередным театральным подмосткам, коих в жизни человека великое множество.

+1


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Венеция бесстыдная » 30.05.1740 Трактир "Греческий мост". Весь мир театр