Авантюрная Венеция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Венеция бесстыдная » 27.05.1740 Дом мамаши Сональи. Карты, деньги, два клинка


27.05.1740 Дом мамаши Сональи. Карты, деньги, два клинка

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

1. Название: Карты, деньги, два клинка.
2. Дата: 27 мая 1740 года, поздний вечер.
3. Место: бордель Сональи.
4. Действующие лица: Грациано Оттобони, Кьяра.
5. Краткое описание: Когда везет в карты и в любви, неприятности поджидают где-то рядом.

0

2

Бордель мамаши Сональи* был местом не слишком дорогим, но весьма уютным. Сама хозяйка получила такое прозвище из-за болтливого языка, которым не только умудрялась доставлять удовольствие, но и немало сплетничать. Сплетни были особым товаром, который шел втридорога. Многие удивлялись, как эта женщина умудрилась остаться в живых. Другим, весьма грозным оружием этой предприимчивой синьоры был умелый шантаж вкупе с постоянным доносительством. Однако ни то ни другое не отпугивало постоянных посетителей, которые прекрасно знали, зачем и куда шли.
Здесь, как и во многих других местах, подобных этому, играли в карты, пили вино, шлепали шлюх по аппетитным задам, развлекались в небольших, уютных комнатах с девицами от двенадцати до двадцати пяти и субтильными юношами. Каждый находил забаву по душе, кто во что горазд. Потрескивая, горели свечи, за окнами мерно плескалась вода, которая иногда, словно гулящая девка, так же легко принимала какого-нибудь бедолагу в свои последние объятья.
Этим вечером Грациано, прятавший лицо под черной баутой, делил карточный стол с тремя посетителями. Первым был синьор Путини – престарелый импотент пятидесяти девяти лет, из которого временами сыпался песок и коий не мог без того, чтобы его хорошенько выпороли. Вторым – какой-то шмыгающий носом от обилия нюхательного табака заезжий авантюрист с южным акцентом и нарочито аристократическими замашками, которые свидетельствовали о его довольно сомнительном происхождении. Третьим оказался молодой офицер с горячим нравом и практически полным отсутствием осмотрительности. Человек из числа тех, которых при должном старании довольно легко обобрать.
Как обычно, вина и девиц было вдосталь. Одна из них, курчавая, белокурая Кьяра, словно бабочка вокруг фонаря, вилась около Грациано, и он уже знал, с кем проведет время после того, как заберет выигрыш. Тот был не за горами, судя по набору карт, а Кьяра всегда благоволила тем, кому сопутствовала удача. Они, окрыленные победой, давали порой сверх назначенной цены.

* - от итальянского "sonaglio", означающего "колокольчик" или "трещотка".

0

3

Всю первую половину дня Кьяра откровенно скучала, а потому была даже рада некоторому оживлению под вечер, тем более, что посетителей сегодня было не так уж и много, а значит, можно было рассчитывать не только на вполне сносную выручку, но и на то, что достанется она довольно малой ценой. К примеру, если госпожа Фортуна продолжит благоволить этому синьору, то вполне вероятно, что ей можно будет и вовсе не возвращаться в общий зал. Ну а если он окажется ещё и искусным в любовных утехах, то и сама работа будет в удовольствие.
Ещё одной бесспорной удачей сегодняшнего вечера было то, что Кьяре даже не пришлось бороться за внимание удачливого господина со своими товарками. Девица, видимо, оказалась в его вкусе, что позволяло ей сейчас с плохо скрываемым превосходством поглядывать по сторонам, не без удовольствия наблюдая за тем, как эта деревенская дура Лизетта вынуждена чуть ли не на себе тащить наверх какого-то тучного синьора под аккомпанемент глумливых смешков напоивших его товарищей.
- Спорим, он захрапит в самый ответственный момент, и бедняжке придётся звать на помощь, чтоб не задохнуться под этой тушей? - с задорным смешком проворковала Кьяра на ухо своему избраннику, нисколько не боясь отвлечь его от игры - судя по благосклонным жестам и взглядам, мужчина был из тех, кого хватает на несколько дел сразу. И это тоже внушало оптимизм.
- Меня же не постигнет столь незавидная участь, синьор? - с притворным ужасом добавила она, ловко подливая вина в стоящий на краю карточного столика бокал.

0

4

По пятницам добрые христиане постились и занимались богоугодными делами. Однако Грациано не относился к их числу. Когда дыхание девицы обожгло ухо, нобиль тихо рассмеялся.
- Могу тебя заверить, нет, - с этими словами он аккуратно разложил карты, после чего сгреб законный выигрыш на свою сторону стола. Неподалеку, расположившись на кушетке,  пышнотелая Франческа заигрывала с каким-то худосочным синьором, который попеременно хватался то за ее грудь, то за свои причинные места. Любовная игра была похожа на неловкую возню в сарае.
- Если хочешь, - добавил Оттобони, - я понесу тебя на руках.
Молодой офицер тихо выругался, а синьор Путини тяжело вздохнул. Авантюрист дрожащей рукой поднял бокал, предлагая поздравить победителя. Его поддержали с явной неохотой.
Взгляд Оттобони упал на грудь Кьяры, на которой красовалась мушка в форме сердечка, и нобиль подумал о том, как приятно, должно быть, целовать ее ключицы и ложбинку меж небольших и аккуратных грудей. Еще молодая, лет шестнадцати, она была, что называется, в самом соку. Пока не изведала, что такое лишение или болезнь и относилась к своему ремеслу, как к забаве. Грациано нравился такой вид шлюх, ибо они грешили от души, ни разу ни в чем не раскаиваясь.
- Мои поздравления, - процедил сквозь зубы южанин, сделав уверенный глоток и вновь открывая табакерку, чтобы взять понюшку табака.
Гарциано, взяв в ладонь монету, вложил ее между грудями Кьяры, просовывая как можно дальше, под ткань туго зашнурованного корсета. Шлепнул девку по бедру и принялся собирать добычу в кошель.
- Мне угодно отыграться! – сказал офицер, но его никто не услышал.

0

5

Похоже, Кьяра не прогадала с клиентом: обаятельной наружности, по всему видно, что из порядочных, не какой-нибудь пьянчуга, всю неделю копивший на выпивку и девку, приятный в обхождении, да к тому же ещё и щедрый. Монета приятно холодила тело, и девица понимала, что, если не подкачает, может получить ещё, и, возможно, не мало. Нет, всё-таки, сегодняшний вечер должен быть в высшей степени удачным!
Улыбаясь собственным мыслям, Кьяра перехватила руку выигравшего господина и, не отрывая лукавого взгляда от скрытого баутой лица, осторожно прикоснулась губами к затянутым в перчатку пальцам, всем своим видом показывая, что это лишь начало, и что уж она-то точно не разочарует синьора. Большинство клиентов выбирало её за кукольное личико и нежный возраст, требуя, чтобы и в постели она корчила из себя чуть ли не невинного ребёнка, что порядком тяготило чувственную Кьяру, любившую и пока умевшую получать удовольствие от своего ремесла, но этот мужчина, похоже, раскусил истинную сущность девицы и, кажется, сегодня можно будет поразвлечься самой, а не корчить из себя испуганную невинность.
- Понесите, - с нескрываемым удовольствием согласилась Кьяра, продолжая улыбаться краешком губ. От одной мысли о том, как изойдут желчью от зависти остающиеся в зале товарки и Лизетта, которой сейчас явно не сладко и которой непременно расскажут, какого завидного клиента удалось заполучить конкурентке, хорошее настроение превратилось в отличное. Ещё бы, она здесь новенькая и одна из самых молоденьких, а на неё уже зарятся самые завидные пассии!
- Ну же, чего Вы ждёте?! - нетерпеливо поторопила она мужчину, внезапно заопасавшись, как бы он, разгорячённый удачей и близостью обаятельной и доступной женщины, не решит завалить её прямо здесь. Не то чтобы Кьяра стеснялась ублажать клиентов в общем зале, но ведь тогда она не сможет прилгнуть, да и часть выручки будет не утаить.

0

6

- А ты своего не упустишь, верно ведь? – смеясь, Грациано поднялся из-за стола, бегло попрощался с компаньонами, благодаря за игру, легко подхватил девицу на руки. Общество обычных шлюх радовало его куда больше, чем салонные вечера, где кавалеры и дамы сначала соревновались в острословии, чтобы потом заняться ровно тем же, чем он собирался заняться сейчас с безродной, но симпатичной девкой.  Свежа, молода, и пухлые губы еще не украсил цветник сифилитических язв.
Что еще надо для счастья?
В коридоре им повстречался карлик с большим как арбуз животом. Переваливаясь в полутьме на коротеньких ножках, он поднял круглое, напудренное лицо и широко улыбнулся Кьяре, растягивая напомаженный рот. Потом поклонился ее очередному клиенту, сделав это так изящно, как только мог.
Кожа девушки была горячей. Грациано и Кьяра были одинаково охочи до страсти и возбуждены, а потому медлить действительно не следовало.
Смеясь, они ввалились в свободную комнату, после чего Оттобони отпустил Кьяру и прикрыл дверь. За стеной натужно скрипела кровать, двое людей тяжело и сбивчиво дышали, мужчина ревел как боров, а девка под ним тихонечко поскуливала. Не выдержав, нобиль рассмеялся. Если бы он доплатил, то мамаша Сональя предоставила возможность поглядеть.
Несмотря на мучившую как лихорадка похоть, Оттобони разоблачаться не спешил. Чуть склонив голову, он несколько секунд исподлобья смотрел на бойкую кудрявую блондинку, будто собирался ее съесть. После недолгой паузы поманил жестом.
- Давай поищем монету вместе. Иди сюда, - сказав это, торопливо облизал губы под длинным, черным «клювом» бауты.

0

7

- Как?! Разве синьор хочет одной рукой забрать то, что так щедро дал другой? - обиженно надув губки, проговорила Кьяра. В этой шутке была и доля правды, так как, успев размечтаться о том, сколько всяких безделиц она сможет накупить, отказываться хотя бы от малой части того, что ей только предстояло заработать, не хотелось.
Однако же девица была достаточно смышлёна, чтобы понимать, что собственной жаждой наживы может охладить клиенту пыл не только любовный, а потому, невзирая на свои слова, всё-таки подошла, как просили. Когда расстояние между ними сократилось до совершенно неприличного, Кьяра вопросительно взглянула на синьора, будто ожидая дальнейших указаний, а потом, решив взять инициативу на себя, обвила руками своего сегодняшнего "сердечного друга" и прижалась к его груди как можно теснее.
- Ищите, коли Вам охота, ну а как по мне, так мы можем найти занятие и поинтереснее, - снова зашептала она на ухо. Разгорячённая вином, довольно продолжительным ожиданием и близостью лёгкой наживы, девице не терпелось приступить к своим непосредственным обязанностям, которые она пока ещё не научилась воспринимать как обременительную рутину. Ну, разве что слишком толстые и слишком пьяные Кьяре не нравились. Этот же господин не был ни тем, ни другим, а потому у шлюхи действительно были все шансы на вечер не менее приятный, чем у её клиента.
- Не хотите же Вы всю ночь слушать чужие стоны? - аккуратно осведомилась Кьяра, размыкая кольцо рук лишь для того, чтобы начать расстёгивать пуговицы дорогого камзола.

0

8

Девица попалась страстная, отзывчивая и такая же нетерпеливая.
- Я надеюсь, что нам с тобой тоже будет о чем… постонать, - с этими словами Грациано снял перчатки. Достать монету, не расшнуровывая корсет, было невозможно. Поэтому, при помощи проворных рук Кьяры избавившись от камзола и жюстокора, нобиль развернул девицу спиной и принялся расшнуровывать ее корсет. Судя по тому, как ловко он проделывал это, занятие доставляло ему несомненное удовольствие. Ослабляя шнуровку,  Оттобони между делом снял маску, и теперь мог беспрепятственно целовать шею своей белокурой пассии, свободной ладонью лаская ее грудь. Серебряная монета оказалась ровно там, где ей надлежало  быть, и Грациано достал ее без труда, с азартным «Оп!», так, как если бы они вдвоем выполняли какой-нибудь простенький фокус.
Зажав монету в кулаке, он вложил ее в ладонь Кьяры, дабы она не волновалась относительно своей добычи, после чего принялся вновь целовать узкие, покатые плечи проститутки. Это были жадные, требовательные поцелуи, более походившие на укусы. Иной раз Оттобони любил оставлять девицам на память синяки. Однако в этот раз он был осторожен. Разыгрывать перед Кьярой сцену галантного соблазнения, тем не менее, не было нужды. Подталкивая девицу к кровати, Грациано впопыхах избавился от туфель и перевязи, после чего опрокинул блондинку животом вниз. От двери до места совокупления тянулся след разбросанных вещей.
Последними, глухо звякнув, упали на пол ножны со шпагой.
В такие моменты красноречие изменяло ему, поэтому к звукам за стеной добавился лишь шум хриплого дыхания разгоряченного клиента Кьяры и его хриплый, тихий смех. У девицы, стоило отдать ей должное, был великолепный зад, но разглядывать его, отдаляя тем самым вожделенный миг, было незачем. Оттобони овладел шлюхой не мешкая.

Отредактировано Грациано Оттобони (2011-11-16 04:32:04)

0

9

Кьяра поняла, что не прогадала. Как она и ожидала, руки у её клиента оказались нежными и, что самое главное, умелыми. Это вам не какой-нибудь дрожащий от вожделения юнец, с которым придётся изрядно повозиться, прежде чем получишь свою заслуженную выручку, которую, по совести, следовало бы удвоить. Не шла ни в какое сравнение с этим господином и вечно пьяная солдатня, только и умевшая, что просунуть своё не Бог весть какое хозяйство между её ляжек. Нет, синьор, который только что повалил её на кровать, знал не хуже распластавшейся под ним шлюхи, что вечер оказывается куда веселее, если хорошо обоим.
Вскоре лукавое хихиканье, которым сопровождался процесс поиска монетки и дальнейшего избавления от одежды, сменилось тихим постаныванием, становившимся всё громче и громче по мере того, как оседлавший её синьор распалялся всё больше. Лёжа на животе, Кьяра, к собственному сожалению, не имела возможности ни ответить на предыдущие поцелуи, ни обнять приглянувшегося ей кавалера. Впрочем, девица имела все основания надеяться на то, что ночь впереди длинная, и за это время они ещё успеют порадовать друг друга.
Молодая, красивая, пока не затасканная и даже сохранившая некоторую свежесть, которая так нравилась клиентам, Кьяра наивно полагала, что так будет всегда. Время, когда её куда больше будет занимать, не перепачкает и не попортит ли клиент и без того не самое свежее бельё, за которое придётся платить из собственной выручки, было не за горами, но пока она могла себе позволить не думать даже о серебряной монетке, что затерялась в простынях.

0

10

Поначалу Грациано не слишком-то церемонился, затем понял, что не нужно спешить. Эту девицу стоило бы распробовать до того, как оба получат свое и устало откинутся на подушки.  Большинство бордельных девок притворялись. Некоторые делали это ненатурально, и потому и Оттобони не особо церемонился с ними.
Старые шлюхи учат своих девиц как можно громче стонать, как учат лести преподаватели хороших манер. И те и другие ошибаются, потому что притворство и лесть распознаются всегда, особенно там, где им быть не следует. Именно поэтому иной раз Грациано нравилось выжимать из любовниц слезы. Они, безусловно, были настоящими.
Кьяра меж тем была товаром что надо. Не  холодна как рыба и не бесчувственна. Отзывчива и весела, хоть наверняка капризна. Ненадолго прервавшись, он отстранился, чтобы снова войти в нее в положении лицом к лицу. Хотел видеть глаза. Хотел, чтобы она стонала ему в лицо. И хотел целовать.
Девица была похожа на расплавленный воск. Такая же горячая и такая же податливая. Обхватив его поясницу ногами, она отдавалась так щедро, словно дарила себя. И это нравилось Грациано, ибо уже давно никто не отдавался ему с такой охотой, без долгих разговоров, затяжных брачных игр и наигранного целомудрия.
Приподнявшись на руках, он замедлил темп. Ладони впились в ее. И теперь, проникая глубже, Грациано с полуулыбкой смотрел на Кьяру. Пожалуй, с такой женщиной, каждый, у кого еще не усох детородный орган, чувствовал себя победителем.

Отредактировано Грациано Оттобони (2011-11-18 16:39:22)

0

11

- Спорим, ты выдохнешься первым? - в перерывах между стонами ухмыльнулась Кьяра в лицо своему любовнику. В такие моменты она забывала о том, что мамаша строго-настрого наказывала быть с клиентами исключительно на"Вы", потому что даже последний пропойца должен был чувствовать себя в её заведении словно самый почётный гость. Сейчас хорошенькая девка не думала даже о наживе и о том, как бы утаить большую её часть. Первостепенным было только сиюминутное удовольствие, которое она хотела продлить на как можно более долгий срок.
По опыту Кьяра знала, что большинство мужчин честолюбивы донельзя и никогда не позволят женщине превзойти их хоть в чём-то. Её сегодняшний кавалер, судя по всему, был как раз из таких, и девица не знала лучшего способа  добиться желаемого, кроме как поставить под сомнение его способности в любовных утехах, всем своим видом, однако, показывая, какое наслаждение он ей при этом доставляет.
Стоны и вскрики всё усиливались. Кьяра и не думала хоть чуть-чуть сдерживать свои эмоции и желания, и причиной тому была не только природная страстность. Стены в этом борделе никогда не отличались толщиной, и теперь девица знала наверняка, что дура Лизетта прекрасно слышит каждый звук, издаваемый страстной парочкой в этой комнатке. Шлюхи порой не менее честолюбивы, чем их клиенты или же порядочные синьоры, особенно пока они молоды и пользуются успехом, и Кьяра не была исключением. Не видела она и причин скрывать это, а потому в противовес собственным сомнениям в выносливости своего клиента, дотянулась до него руками, обвила за шею и прошептала в самое ухо:
- Пусть эта размалёваная курица умрёт за этой чёртовой стеной от зависти!

0

12

Грациано не знал, то ли девица настолько сильно желает его, то ли стремится досадить своей товарке, да и не это волновало его в сей момент. Стремление получить свое, законное удовольствие овладело всем его существом. Потому не останавливаясь, он продолжал штурмовать и без того легко сдавшуюся крепость по имени Кьяра. Смеялся громко, про себя удивляясь собственной удаче. Огонь девка, что за отрада!
Идиллию внезапно нарушил резкий удар распахнувшейся двери и чей-то окрик. Смысл этого ора до Грациано дошел не сразу. Отчасти потому, что Оттобони не был настроен слышать что-либо кроме вздохов и стонов своей любовницы, отчасти потому, что бранные слова то и дело перебивались отчаянной икотой.
Ответив грязной руганью на ругань, Грациано был вынужден оставить Кьяру, чтобы, обернувшись, увидеть на пороге пьяного вдрызг молодого офицера. Не так давно проиграв и набравшись с горя, тот пришел требовать возмещения убытков в крайне неподходящий для того момент.
Спешно натягивая штаны и пряча в них ноющее от возбуждения хозяйство, Оттобони рассвирепел, как разбуженный во время спячки медведь.
- Мерзавец! – продолжал выкрикивать офицер. -  Бесчестный выигрыш!
В другое время это оскорбление не так взбесило бы Грациано, но прерванное соитие добавило к его злости дополнительный заряд, а потому, голый по пояс, босой и растрепанный нобиль схватился за ножны, намереваясь тут же наказать обидчика.
Цедя бранные слова как змея яд, Грациано втянул офицера в комнату. Тот, спотыкаясь, задел плечом дверь.
– Защищайтесь, - зло сплюнул нобиль, доставая клинок.
- С удовольствием, - осклабился офицер, вынул шпагу и снова икнул. В следующий момент двое клиентов на глазах белокурой Кьяры сцепились друг с другом так, словно это между ними только что был страстный союз. Стоны и кряхтение за стеной смолкли.

Отредактировано Грациано Оттобони (2011-11-24 16:05:52)

+1

13

Кьяра истошно завопила, стоило только непрошеному гостю нарушить их чудное уединение. Нет, стеснение тут было ни при чём, приходилось ей и заниматься любовью под пристальным взглядом оплатившего это зрелище господина, и ублажать сразу двух синьоров. Недаром у девицы и в мыслях не было прикрыться хотя бы лежавшей на кровати простынёй.
Напугало Кьяру совсем иное. В памяти ещё свежа была история, произошедшая с одной из девушек буквально месяц назад. Тогда изрядно подвыпивший клиент зарезал бедняжку прямо в постели, ворвавшись во время таких же сладких объятий, которые буквально только что пришлось разомкнуть и Кьяре. Правда, очень скоро выяснилось, что хорошенькая шлюшка к этой стычке никакого отношения не имеет, всему виной был карточный проигрыш, о котором оба любовника уже успели благополучно забыть. Однако же обнаружение истинной причины разворачивавшейся перед глазами драки не слишком утешило девицу, потому как, как ни крути, это означало конец всем удовольствиям. Даже если пьяный офицер и не заколет своего противника, вечер, по её мнению, всё равно был безнадёжно испорчен. Вряд ли синьору захочется продолжать то, что было прервано столь бесцеремонно. А даже если и будет такое желание, то Кьяра испытывала серьёзные сомнения по поводу того, будет ли он так же нежен и обходителен. Помнится, был у неё один клиент, после драки решивший показать ещё и шлюхе, кто тут самый сильный. Синяки после этого недели две никак не сходили, страшно представить, сколько денег она тогда упустила!
Мысли эти пронеслись в хорошенькой головке буквально в одно мгновение, по прошествии которого Кьяра проворно соскочила с кровати и забилась в угол, чтобы дерущиеся ненароком не задели и её.
- Синьоры! Остановитесь! Да что вы делаете, чёрт бы побрал вас обоих! - истерично взвизгнула она скорее от отчаяния, нежели чем от действительного желания остановить драку.

0

14

Но никто и не думал прекращать драку. Да, именно драку, ибо дуэлью происходившее в комнате борделя, назвать было крайне трудно. Пьяный офицер, которого Грациано втащил в комнату, нападал совсем недолго, после чего стал неловко парировать и уклоняться от сыпавшихся шпажных ударов, с помощью которых нобиль вероятно стремился  вдоль и поперек исполосовать противника, как учитель бьет нерадивого ученика лозиной. Правда, в отличие от лозины, шпагой можно было натворить гораздо больше бед. Весь любовный задор синьора Оттобони перешел в боевую ярость. Вскоре это занятие и вовсе стало приносить ему веселье не меньшее, чем кувыркание в постели с хорошенькой девушкой.
Схватив подушку, офицер швырнул ее в Грациано. Разрубленная, она рассеялась пухом и пером, которыми теперь были щедро посыпаны двое дерущихся, мебель и пол.
Сплюнув перо, нобиль намотал сдернутое с кровати покрывало на левую руку как плащ.
- Подожди, дорогуша! Сейчас я к тебе вернусь! – заверил Грациано, тесня офицера к коридорной стене. Однако тот оказался куда проворнее, спрятавшись за дверью. Пару минут Оттобони и его противник дергали многострадальную дверь туда-сюда, пытаясь достать друг друга.
На шум сбежались постояльцы соседних комнат. Любопытствующие девицы столпились у лестницы, чтобы в случае чего иметь возможность быстро бежать. Внизу послышался знакомый чих южанина-авантюриста. Синьор Путини, стоя у лестницы внизу, уговаривал мамашу Сональю не вмешиваться. Та, ругаясь на чем свет стоит, звала на помощь местного вышибалу, который никак не хотел отрываться от графинчика сладкой фруктовой наливки.

0

15

Когда в комнате поднялся настоящий вихрь из перьев, Кьяра снова недовольно вскрикнула. Ну вот, то, чего она боялась, свершилось. Господа взялись громить всё, что под руку попадалось, а это значило, что на выполнение обещания, брошенного через плечо, не стоило и надеяться. После окончания этой нелепой драки сюда наверняка ворвётся мамаша и будет требовать оплаты ущерба. Синьоры наверняка отделаются парой упрёков и звонкой монетой, а вот ей может и не поздоровиться за то, что не смогла удержать клиента подле себя. Виданное ли это дело, чтобы в подобном заведении мужчина предпочёл крутобёдрой девке типичную кабацкую склоку?
Глядя на то, как вошедший в раж господин с остервенением дёргал эту треклятую ручку, Кьяра всё больше и больше злилась. Нет, да как он посмел?! Разве она тут не одна из самых молоденьких и хорошеньких шлюшек? Разве не за её объятиями он сюда пришёл? И вот теперь желание проткнуть шпагой этого напившегося дурака оказалось важнее продолжения их любовных утех!
Очень скоро страх перед гневом начальницы, раздражение от того, что её так или иначе отвергли, и собственное неудовлетворённое желание смешались воедино и заставили девицу действовать. Кьяра кинулась к двери, даже не удосужившись подумать об опрометчивости такого поступка. Схватив своего любовника за локоть, попыталась оттащить его, но тщетно - тот был так поглощён идеей отмщения, что, кажется, поначалу даже не заметил мельтешащей рядом голой девицы. Но та, от природы настырная и своенравная, и не думала сдаваться. Снова хватая синьора за локоть, она, словно рассерженная кобра, зашипела:
- Да оставь ты этого пьяного осла в покое, тут и без тебя найдётся, кому выставить его вон, выбив на прощание пару зубов! Сюда сейчас весь дом сбежится! Или ты вздумал трахнуть меня при свидетелях? Так это идёт за двойную плату, - от злости и испуга Кьяра и сама не заметила, что со всей силы впилась ногтями в руку своего любовника.

0

16

Рябой Паоло, служивший вышибалой в доме мамаши Сональи, наконец оторвался от графина с наливкой и нехотя вышел в зал, где синьор Путини увещевал хозяйку борделя.
- Где тебя черти носят, окаянный?! – взвизгнула Сональя, выдергивая руку из ладоней Путини.
Паоло, выдохнув легкий фруктовый перегар женщине в лицо, широко улыбнулся и извинился.
- Синьоры проверяют остроту шпаг, - усмехнулся южанин, беря новую понюшку табака.
- Скорее уж крепость двери, - заметил Путини.
- Я туда не пойду, - решил Паоло, сохраняя все тот же невозмутимо приветливый вид. Получить тычок шпагой ему не хотелось, уж лучше подождать, пока кто-нибудь помрет. Потом можно выволочь неудачливого клиента за ноги и с чистой совестью бросить в канал. Не впервой.
В это время Грациано пытался стряхнуть с себя вцепившуюся в него как дикая кошка девку. Впрочем, он понимал ее чувства, ведь их обоих застали не в самый удачный момент.
- Эти пару зубов выбью я, клянусь! – огрызнулся нобиль. Пытаться достать противника с девицей, висящей на локте, было не слишком удобно. Кьяра, дергая нобиля, сама того не ведая, придала заметное ускорение двери, и та с треском сорвалась с петель, сбивая с ног офицера. Падая, тот взвыл, поранившись о собственный клинок.
- Ага! – победно вскричал Оттобони. – Справедливость восторжествовала!
Девицы испуганно охнули. Мамаша Сональя, застыла словно мраморное изваяние. Синьор Путини тихо и нараспев произнес:
- Сло-ма-ли.
Южанин вновь оглушительно чихнул, а рябой Паоло приготовился идти за трупом.

0

17

- Да дались тебе эти зубы! - взвизгнула Кьяра. Она бы добавила ещё чего-нибудь, но не успела. Дверь отворилась, и девица, не сумев удержать равновесие, с очередным вскриком шлёпнулась прямо на пятую точку. Глядя в дверной проём и растирая ушибленный копчик, она понимала, что сбылись её самые худшие опасения: на крики и шум сбежались все, кто только мог. Мужчины посмелее заглядывали внутрь комнаты, отпуская ехидные комментарии и даже не думая хоть как-то повлиять на ситуацию, другие девицы пока не показывали свои носы, но по их приглушённым голосам было понятно, что история эта и для них оказалась бесплатным развлечением посреди рабочего вечера. Не приходилось сомневаться и в том, что мамаша Сональя тоже не заставит себя долго ждать, и тогда уж Кьяре несдобровать. А этот паскудник только и мог думать, что о треклятом пьянжужке! Именно это пренебрежение и раздосадовало девицу чуть ли не сильнее всех  уже случившихся и только грозивших неприятностей.
От злости и обиды, сдержать которые было просто невозможно, она схватила оказавшийся неподалёку сапог своего сегодняшнего любовника и не глядя, но метко зашвырнула его в мужскую спину, процедив при этом:
- Чтоб ты провалился со своей справедливостью!
- Ого, да ему тут приходится орудовать на два фронта! - послышался чей-то насмешливый голос, заставивший Кьяру несколько поутихнуть. Теперь в том, что уже через десять минут история эта будет известна всему борделю, а она станет главным местным посмешищем, сомневаться не приходилось.

0

18

- Ай! – вскрикнул Грациано и обернулся к раздосадованной девице. – Ты что себе позволяешь, чертова девка?! – гнев его, между тем, не был сильным, ибо нобиль спустил его на незадачливого офицера. – Будешь орать на меня, я тебе язык отрежу! – пригрозил Оттобони более ради смеха, нежели всерьез.
Тем временем жалобно постанывая, его непутевый противник выбрался из своего укрытия. Рана была плевая, и пьяный неудачник более огорчился из-за двойного проигрыша, нежели действительно пострадал. Шпага его валялась на полу, пока один из господ, выскочивших на крик, не поднял ее. В комнате и коридоре царил полнейший беспорядок.
- Верните мое оружие! – просил офицер, но доброжелатели не спешили выполнять его просьбу, чтобы вновь не спровоцировать схватку. Синьор Путини и южанин авантюрист запросили по стопке коньяку, пока ожидали развязки событий. Поднявшийся наверх Паоло явно огорчился тем, что оба посетителя живы живехоньки, хоть один из них и имел бледный вид. Кто-то из синьоров, наблюдавших за сценой, перепоручил ему офицера. В глубине души Грациано пожалел о том, что ему не удалось на глазах у всех прирезать недотепу. Это обстоятельство добавило бы его и без того не праведной репутации романтического злодейского шарма.
- У него рана! Надо перевязать, - какая-то сердобольная полуголая девица бросилась следом за Паоло, вместе с офицером спускавшимся по лестнице. Поняв, что опасность миновала, мамаша Сональя начала причитать о возмущении ущерба. Медленно трезвея, противник Грациано начал понимать, насколько жестоко просчитался.
- Ну, что ты надулась, как мышь на крупу? – весело спросил нобиль, подавая своей шлюхе руку с таким галантным изяществом, будто она была благородной дамой.

0

19

- А то ты не знаешь! - с досадой буркнула Кьяра, звонко шлёпнув по протянутой ладони, даже не думая при этом подниматься с пола.
Настроение было окончательно испорчено. Привлекательный во всех отношениях мужчина покинул её ради какой-то пьяной потасовки, мамаша наверняка устроит разнос, как только все разойдутся, денег она получит куда меньше, чем рассчитывала... В общем, все радужные надежды и ожидания превратились в прах буквально в считанные мгновения. Да, недаром говорят о переменчивости Фортуны! А ведь ещё час назад девка была уверена, что уж кто-кто, а она-то точно не выпустит удачу из своих цепких пальчиков.
- Не видишь разве, что наделал? - хмуря очаровательный лобик, процедила Кьяра, наконец-таки соизволяя подняться на ноги. И сразу же отправилась к кровати, по дороге подбирая детали своего гардероба. Процесс раздевания ей очень понравился, однако же теперь девица лишь кляла своего кавалера за то, что расшвырял всё по комнате. - Я смотрю, хозяйство отрастил, а разума так и не прибавилось? Дверь-то какого рожна вышибал? Ты сюда за девкой пришёл или кулаками махать? Или мне спасибо сказать, что ещё и кровать не разломал?
Всё это Кьяра произносила сварливо и довольно громко, так, будто бы отчитывала разбившего кувшин с молоком младшего братишку. Попутно влезая в немногочисленные нижние юбки, дабы не терять время попусту. По всей видимости, проститутка была уверена, что делать здесь ей больше нечего.

0

20

В другой момент Грациано разозлился бы и непременно «приласкал» Кьяру наотмашь по лицу, чтобы знала свое место, но не выветрившееся вино и недавняя победа в стычке делали все происходящее вокруг крайне забавным. Оттобони был весел и все еще горел желанием, куда большим, чем прежде, а потому в ответ на упреки шлюхи только громко рассмеялся.
- Скажи, - пройдясь по комнате, он отыскал перевязь с ножнами и спрятал клинок. Теперь можно было вернуться к прежним радостям. К тому же, злая Кьяра была куда привлекательнее Кьяры ластящейся и ласковой.
Смеялись и любопытствующие, когда от сердца отлегло. Расплылся в улыбке рябой Паоло, намереваясь вернуться к оставленной им благословенной наливке. Синьор Путини взял на себя роль утешителя офицера.
Притянув девицу рывком за руку, нобиль заверил:
- Мы продолжим и я доплачу. Ни о чем не волнуйся, - прижав девку к себе с нажимом, сильнее, он добавил, - не стоит терять времени.
Казалось, будто наличие зрителей нисколько не смущало Грациано или наоборот подстегивало пыл.
- Сначала доплатите, а потом поговорим! – в дверях, подбоченясь, возникла хозяйка борделя. Женщина тяжело дышала от волнения, крупная черная мушка подпрыгивала вместе с белой, выставленной напоказ грудью. Грудь у мамаши, несмотря на возраст, была еще весьма хороша, и потому Грациано невольно задержал на ней взгляд. Облизнул губы, был вынужден выпустить из тесных объятий Кьяру, отыскать камзол и кошелек.
Аккуратно пересчитав добытое, Сональя расплылась в довольной улыбке и, шлепнув Грациано по плечу, воскликнула:
- А, синьор озорник!
За что получила легкий удар по заднице, в качестве признания привлекательности. Когда незатейливый и грубый флирт окончился, Оттобони обратился к Кьяре:
- Ну?

0


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Венеция бесстыдная » 27.05.1740 Дом мамаши Сональи. Карты, деньги, два клинка