Авантюрная Венеция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Венеция блистательная » 25.05.1740. Лавка портного. Стежок к стежку


25.05.1740. Лавка портного. Стежок к стежку

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

1. Название: "Стежок к стежку".
2. Дата: 25 мая 1740 года, около 11 часов утра.
3. Место: лавка Якопо Джакометти.
4. Действующие лица: Якопо Джакометти, Амедео Саличи.
5. Краткое описание: Воспользовавшись новым знакомством, перете Амедео приходит к портному по вопросу пошива сюртука и случайно узнает при этом некоторые подробности по интересующему его делу.

0

2

Прете Амедео никогда не отличался щегольством, однако, несмотря на рассеянность, в одежде был человеком опрятным. Разве что иногда терял перчатку или платок. Вещей в его гардеробе было не много, ибо, будучи человеком от природы скромным, Саличи не стремился к роскоши, предпочитая ей удобство и комфорт. Так вышло, что вчера он к сожалению своему обнаружил, что испортил сюртук, по-видимому, где-то хорошенько зацепившись. Как это обычно бывает, священник не заметил, как это произошло. Надорванный лоскут, конечно, можно было пришить, но починка так или иначе стала бы заметной, а этого священник никак не хотел. Разумеется, ему было что надеть, но с одной весьма добротной вещью приходилось расставаться, о чем Амедео без скаредности но искренне жалел.
Что ж, если Богу угодно послать ему новый сюртук, его необходимо сшить, решил священник и вспомнил кстати недавнего знакомца из кофейни, портного Джакометти. Тот показался ему очень приятным человеком, а потому повод для встречи был двойной. Тем более, что сам хозяин только позавчера приглашал священника. Воодушевленный тем, как все удачно складывается, Амедео и думать забыл про дыру на любимом сюртуке. Отслужил службу, прочел вдохновенную проповедь о своевременности событий  и о том, как могут они не без Божьего благого умысла, складываться весьма удачно, поговорил с молодой женщиной, просившей совета относительно размолвки с матерью, а после направился по адресу, который в прошлую встречу сообщил ему синьор Джакометти.
День был солнечным, душным. Над Большим Каналом стояло марево. В нем искажались очертания домов и лодок, будто бы истончались людские фигуры. Шагая по по улицам, вдоль каналов, Амедео думал об извечной проблеме отцов и детей. Жара плотным облаком окутала город. Все ждали грозу.

0

3

Когда зазвучал колокольчик, привязанный к входной двери лавки, Якопо как раз заканчивал раскраивать рукава для дамского сюртука. Отложив ножницы и лекало, портной выглянул из мастерской, чтобы взглянуть на нового посетителя. В этот день в лавчонке его было затишье: утомленные, разморенные жарой жители не торопились покидать благодатной сени домов ради того, чтобы испытать сомнительное удовольствие от слепящего солнца и примерки нарядов на влажное тело. Но Якопо не сомневался в том, что у жары были свои преимущества. Те, кто находился в обществе прекрасного пола, имели радость убедиться в том, что душная погода располагает дам к более охотному обнажению.
- Прете Амедео! - радостно и удивленно воскликнул Джакометти, появляясь перед своим недавним знакомым. - Рад, что Вы решили наведаться. Проходите, проходите, я совершенно один.
Молодой человек был рад снова увидеть рассеянного священника, литератора в сутане. Знакомство запомнилось ему забавным недоразумением и наброском некоего нежного письма, и Якопо был рад убедиться, что ничто человеческое прете не чуждо.
- И не лень же Вам было по такой жаре, - улыбнулся портной, подходя ближе. - Не хотите ли оранжад?

Отредактировано Якопо Джакометти (2011-10-29 19:05:06)

+1

4

- Благослови вас Господь, синьор Джакометти. Я бы не отказался, - снимая треуголку, смущенно отозвался Амедео в ответ на предложение. Войдя в лавку, он огляделся. Здесь было чисто, светло и тихо. Суета улиц осталась за дверью. Джакометти вновь подтвердил уже сложившееся у прете мнение о приветливости и наличии хороших манер. Промочить горло чем-нибудь сейчас было бы кстати. Нагретый воздух был везде, в отличие от дам Амедео не мог позволить себе роскоши освобождения от черных, наглухо застегнутых одежд и мысленно корил себя за то, что оставил дома веер, выручавший в жаркие дни, – простой, темно-серый с неприметным рисунком шелковой ткани.
- У меня испортился сюртук, - сообщил он просто. - Мой любимый, - уточнил для полноты понимания, что именно заставило его направиться в такую жару в лавку к портному. – Починить его не представляется возможным, и я подумал, что лучше будет, не откладывая,  сшить другой, на замену. Вот, решил обратиться к вам, - он печально вздохнул, потом вновь улыбнулся, пряча неловкость, и протянул не слишком толстую книгу, на обложке которой красовалось его имя. – Заодно принес новеллы, как и обещался.

Отредактировано Амедео Саличи (2011-10-30 02:27:50)

0

5

Джакометти взял книгу, мимолетно перелистал, усмехаясь.
- Спасибо, почитаю на досуге. Может быть почерпну кое-что и для себя, - Франке до ужаса нравилось иногда изображать из себя знатную даму. Получалось у нее иногда вульгарно, иногда комично, но зато смеялась прачка всегда очень заразительно, падка была и на шутки, и на сантименты.
Портной отнес книжицу наверх, а вернулся с графином лимонада и двумя бокалами. Софии не было, поэтому Якопо управлялся сегодня по хозяйству сам как мог.
- Эх, сюртук, - вздохнул молодой человек, разливая прохладный напиток. - Что за беда? Сошьем новый, лучше прежнего. А этим можете какого-нибудь бедолагу осчастливить. Простому люду не выбирать что носить, всякой малости будут рады. Сирота приходит ко мне убираться и готовить, и всякое Рождество так новому платью радуется, чуть не плачет, - уголки губ Якопо дернулись в улыбке.
Он вытащил несколько лоскутов, которые могли бы подойти Саличи по скромности его и сану, чтобы тот порассматривал их, решил который нравится больше.
- Как Ваши успехи на литературном поприще? Дописали письмо предмету нежности? - поинтересовался Джакометти, омочив губы в оранжаде.

0

6

- Не вяжутся прощальные слова, - признался Амедео. – Письмо теперь то кажется мне излишне слащавым, то видится сухим. Сложно… - растерянно завершил свое короткое признание священник, который больше и сильнее Господа Бога никого не любил. – Видимо, я упустил что-то важное и вложил мало сердца.
Глядя на это наивное чудачество, синьор Джакометти должен был посмеяться, но прете Амедео был абсолютно уверен в том, что этого не произойдет. Портной виделся чутким, несмотря на его довольно простую и прямую манеру держаться.
Рассеянно перебирая суконные лоскуты, Саличи ненадолго прервался, чтобы разом опрокинуть бокал лимонада. Немного полегчало, отпустило  удушье. Горло обожгло льдом.  После чего священник сказал:
- Вот эта ткань, думаю, подходит, - не будучи привередливым, прете Амедео однако был поклонником добротности. – Скажите, как бы вы попрощались с женщиной, в которую влюблены? – внезапно поняв,  что задал слишком интимный вопрос, Саличи тут же поспешил извиниться перед портным и запил неловкость новым глотком лимонада.
На улице зазвучали несколько звонких мальчишеских голосов. Судя по вторившему им лаю, дети дразнили небольшого гавкучего пса из тех, что громко лают, но никогда не причинят вреда.

0

7

Портной на несколько мгновений застыл, задумавшись с самым озадаченным выражением лица. Силясь представить себе такую трагедию, Якопо понимал, что до конца картина не может у него сложиться. Не потому, что страдает он отсутствием воображения, а потому, что никогда не попадал сам в такую ловушку.
- Вы бы спросили чего полегче, прете, - с легкой укоризной ответил молодой человек. - Я человек слишком простой, в жизни далекий от тех образов, которые выходят из-под Вашего пера. Обратились бы Вы лучше к тому, кто сам пережил душевную драму. Тут сколько людей - столько мнений, каждый попрощается, должно быть, по-своему.
Может быть, Саличи и правда было тяжело описывать подобные чувства. Однако как исповедник он мог вполне знать о чужих томлениях, горестях, радостях, словом обо всем том, что способен услышать человек, которому сам Бог велел вторгаться в чужую приватность. Якопо не думал о своем госте плохо. Но и помочь ничем не мог. Понял, что не смог бы и слова вымолвить хотя бы из стеснения.
- Или вот еще решение: найдите какого-нибудь хорошего актера. Они более открытое племя и куда более душевное, чем портные, - Джакометти засмеялся. - Я б на Вашем месте так и сделал. Идемте в примерочную, мерку надо снять.

0

8

- Актера… - задумчиво проговорил Амедео, расстегивая и снимая сюртук. – Что ж, это хорошая мысль, - перекинув его через спинку стула, он направился следом за портным. Перед тем замешкался, поддавшись глубокой задумчивости. Знакомых актеров у Амедео не было, однако буквально сегодня он имел радость говорить с оперной певицей. Но стоило ли ей подобные вопросы задавать? Это выглядело бы чудовищной бестактностью.
- Простите, что задал вам этот вопрос, синьор Джакометти. Дела сердца – дела сокровенные, - сказав это, священник кивнул самому себе и рассеянно щурясь, взглянул на портного. Нужно было перевести тему, чтобы не усугублять неловкость, и поэтому Амедео решил сосредоточиться на деле, по которому он пожаловал сюда.
- Скажите, когда случится первая примерка? – разумеется, он понимал, что у портного заказов, должно быть, уйма, ведь дела его идут вполне хорошо, однако, борясь с рассеянностью и забывчивостью, предпочитал заранее планировать события и распределять время, дабы еще и с этим не попасть впросак. Слишком часто у Саличи получалось так, что в последний момент приходилось бежать куда-нибудь сломя голову, а иной раз и долго извиняться за то, что в очередной раз он проворонил нечто важное.
- Сейчас в Оспедалетто в связи с пропажей такая суета, - заметил он вслух, примерно обдумывая последовательность предстоящих визитов, в том числе и в дирекцию приюта. – И ведь совсем не за горами концерт…

0

9

- И то верно, шума немало, - кивнул Якопо, доставая портновский метр. - Все только и говорят о пропавшем соловье. Бьюсь об заклад, если б не голос, беспокойства было бы гораздо меньше. Хотя, если вдуматься, обычная девушка, умеющая готовить, ничуть не менее ценна, чем воспитанница. Я столько разных мнений уже наслушался по поводу того, как пропала эта соловушка.
Наказав священнику стоять смирно, Джакометти стал его обмерять, попутно записывая в тетрадь размеры.
- И дамы с ума посходили. Не думал, что мода на мужские костюмы для женщин так резко пойдет в гору, - тут он ткнул пальцем в задрапированный манекен. Наметанный наполовину сюртук ловко облегал женский стан, изготовленный из дерева. -Видите? Четвертый уже за неделю. Это после того, как слушок прошел, дескать, девица сбежала, переодевшись молодым человеком. 
Сам по себе портной не был собирателем сплетен. Ему неплохо жилось и без них. Однако частенько ему приходилось выслушивать словоохотливых, говорливых посетителей, с которыми надо было перемолвиться хотя бы из вежливости. Никто пока не мог бы упрекнуть Якопо в том, что он невнимателен к заказчикам.
- Вы, прете, зайдите на следующей недельке. Я успею к тому времени сметать начерно. Но проблем быть не должно. Фигура у Вас ловкая, без изъянов. И спина прямая. Вам легко будет шить, - посулил Джакометти, отчеркивая пером столбцы цифр. - Разве что задаток было бы недурно дать: ткань купить.

+1

10

Амедео проследил взглядом за жестом Джокаметти. Игру в переодевания он не одобрял, хотя в последнее время именно она была излюбленной забавой как женщин так и мужчин. И если с карнавальным шутовством приходилось как-то мириться, то подобные пассажи с целью обмана были тяжким грехом. Особенно прете удручала мода падших женщин переодеваться в монахинь и то, как падки становились мужчины, увидев у очередной потаскушки подобный костюм.  Галантные забавы иной раз были нелепы, но священник понимал, что при всех своих способностях к увещеванию до иных сердец порой не достучаться.
Невеселые мысли породили тяжелый вздох, который Саличи не смог сдержать, глядя на манекен.
- По-видимому, для слухов есть основание. Как говорят, дыма без огня не бывает, синьор Джаокметти, - задумчиво хмурясь, ответил Амедео. - Вот как, мужское платье…  - священник потер гладко выбритый подбородок.  – И что ж, какого возраста дамы, заказывающие мужской костюм? Тоже девицы? – в голосе Саличи звучала ирония, но относилась она не к синьору портному, а к ситуации, которая виделась сколь нелепой столь и смешной. Священник давно уже признался себе в том, что хотел бы докопаться до сути вещей хотя бы потому, что из этого все затем можно было бы сложить недурной рассказ. К тому же, правдивый.
За окнами лавки собачонка, которую дразнили  мальчишки, заливалась звонким лаем, а затем послышался не менее звонкий детский вскрик. Солнечный луч чертил на полу комнаты широкую белую полосу.
- Касаемо задатка можете быть покойны, - заверил Амедео, улыбнувшись рассеянно и немного грустно, ибо мысли о судьбах мира не оставляли его.

0

11

- Ну, девицы не девицы, под белилами не всегда можно понять, они ведь крадут возраст, - усмехнулся портной, ногою отодвигая стул со своего пути. - Но мне кажется те из них, кто любит всякие проказы и пикантности. Модницы, что с них взять, - он пожал плечами. - Через год их залихорадит уже какой-нибудь другой идеей. Родится какой-нибудь иной каприз, его подхватят остальные, как птицы поднимают грай, - Якопо ловко выкрутился, избежав упоминания о дамах собачьего племени.
Измерив фигуру Саличи как положено, молодой человек напился оранжаду.
-А вы что скажете, прете? Вам гораздо ближе все эти пансионы, чем моей нескромной личности. Разве в Вашей среде никаких слухов не ходит по поводу пропавшей? Неужели ее не ищут? Хотя, столько уж времени прошло, беглянка может быть уже покинула Италию. Или во всяком случае ее надежно упрятал кавалер в каком-нибудь городе или даже собственном имении.
Джакометти решил плыть по течению, как всегда в подобных случаях. Если уж никак невозможно без животрепещущей темы, лучше бы ее проговорить, чтобы потом не возвращаться.
- К слову, - портной почесал нос. - У Вас самого нет ли желания написать рассказ на тему эту или смежную? Раз уж идет такой общественный резонанс.

+1

12

- Ай-ай-ай! – кричал за окном мальчишка, укушенный бойкой собачонкой. – Да чтоб тебя, бестия! – слушая это, Саличи задумался о том, что людям свойственно создавать себе неприятности, а затем сетовать на них.  Ведь не дразни мальчишка собаку, та не стала бы его кусать.
Священник согласно кивнул в ответ на слова портного.
- Иной раз крадут, а иной раз выставляют все огрехи напоказ… - сложив ладони лодочкой, Амедео помедлил так, будто с тщанием подбирал слова.
- Я слышал, что дело дошло до Трибунала. Наверняка, ищут. Ходят слухи, что в этом замешан кто-то из попечительского совета. Там достаточно людей авантюрных, - выдержав паузу, прете подумал о том, не слишком ли резко высказался. Эти слова можно был истолковать как обвинение при надобности. Однако, поскольку имен Саличи не называл, то и придраться пока было не к чему. – Говорят о том, что сбежала по любви, - продолжил он, - и о том, что переманили, тоже толкуют. А кое-кто утверждает что прямо-таки видел девицу с ее кавалером. Но, сдается мне, это для пущей важности говорится, так сплетники набивают себе цену. Правда или нет, вероятно, из этой истории получилась бы действительно интересная повесть. Как все разрешится, вы угадали, я попробую о том написать. Собственно, потому происшествием интересуюсь…
Джакометти был проницательным человеком, и эта проницательность вкупе с острым языком вызывали у Амедео с одной стороны симпатию, а с другой опасение.
- Бежать, переодевшись в мужское платье, логичнее всего, ведь с юноши меньше спрос, чем  с девицы.

0

13

- Ваша правда, - кивнул портной, попивая лимонад. - Но, увы, мне нечего Вам больше рассказать, - он развел руками. - Я как всегда весьма далек от центра событий. Вы не первый, кто интересуется у меня, если честно. На днях ко мне приходила синьора, которая чрезвычайно разволновалась, когда я ей сказал, что мужской костюм у меня уже заказывали. Она выспросила кто, когда и с кем приходила та, другая клиентка. И даже заставила дать словесный портрет. Сказала, дескать, у нее куда-то подевалась подруга, и она теперь ужасно за нее волнуется. Не знаю, прете, сколько там действительно волнения, а сколько интереса в персоне, - Якопо негромко засмеялся над собой. Портной-сплетник, который то тут, то там собирает клочки слухов и стачивает их вместе, чтобы получилось единое лоскутное полотно - эта мысль показалась ему забавной. Впрочем, но не сомневался в Саличи, в его порядочности и благих намерениях. Священник, не смотря на очевидную неловкость и рассеянность, все же казался ему человеком умным и достойным доверия.
- Все интересничают, уважаемый прете. Строят козни, интрижки. Чем не театр? - портной вытянул скрещенные длинные ноги, устроился удобнее. - А мне кажется, не найдут. Если только сама потом не объявится.

Отредактировано Якопо Джакометти (2011-11-11 17:23:53)

+1

14

- Любопытно, - задумчиво протянул Амедео и потер указательным пальцем переносицу, чтобы лучше сосредоточиться. Дабы не забыть, он сразу передал синьору Джакометти кошель в качестве задатка, как договаривались.
- Подруга. Хм, - в тоне голоса священника послышалось явное недоверие. – Подруга, - Саличи проговорил это слово еще раз по слогам. Нахмурился, пожевал губу и запил раздумья лимонадом, ибо никакими фактами не располагал, кроме услышанного в словах портного сомнения.
Подумал о том, что выглядит сейчас, должно быть, нелепо. Отбросил мысль за ненадобностью. Отметил про себя, что стенающий за окном мальчишка утих.
- Бежать без сообщников крайне тяжело. Если девицу найдут  в добром здравии, то… как бы ей не пришлось потом претерпеть позор. А если что случилось… - он не стал продолжать, ограничившись тяжелым вздохом. Мол, и так все ясно. Осенил себя крестным знамением.
- А отчего же вы, синьор Джакометти, сомневаетесь в волнении особы, которая назвалась подругой? – мягко и вкрадчиво поинтересовался священник. Не лишне было спросить.

0

15

- Неужели Вы не знаете как женщины могут соперничать между собой и клеветать? - усмехнулся Джакометти невольно. - Но, пожалуйста, не упрекайте меня в предубеждении. Я охотно верю в людскую доброту, но так же охотно верю и в злонамеренность. Знаете, прете, так порой легче всего жить. По крайней мере, ты всегда начеку, и неприятности не являют уже такими неожиданными. А значит - и слишком страшными. Кто предупрежден- тот вооружен.
Ему любопытно было наблюдать за Саличи. То, как священник задумался после слов Якопо, навело последнего на мысль о том, что на самом деле знакомый его может быть гораздо более просвещен по теме пропажи, чем казалось изначально. "Это не мое дело", - уговаривал себя портной.
- Будем надеяться, что если уже девица была достаточно смелой, чтобы сбежать, она будет достаточно смелой и для того, чтобы снести все последствия своих действий, - взвесив кошель в руке, Джакометти спрятал его в ящик стола, который затем запер аккуратным маленьким ключом. - Плохо, когда мечты рушатся, как скверно сколоченная лестница прямо под ногами. Но куда хуже, когда нам отказывает стойкость. Станете ли Вы и об этом писать, прете? - Якопо взял в руки веер и принялся помахивать им так, чтобы создаваемый ветерок попадал и на него, и на гостя.

0

16

На вопрос о женщинах, заданный портным, Амедео вынужден был тактично промолчать. Священник только сдержанно улыбнулся. Разумеется, из исповедей прихожанок можно было почерпнуть многое, если не все, но следовало ли о том распространяться? Если бы только можно было ближе подобраться к этой истории… Мысленно Амедео наметил маршрут выведывания необходимой информации, и первой в списке пунктов назначения была синьора Фьямма.
- Конечно, если только она сбежала сама, а не была похищена, - заметил Амедео в ответ на слова своего доброго знакомого. – Мечты зыбки, синьор Джакометти. Они, как и обещания, не подкрепленные словами, всего лишь мираж. Не мудрено, что исчезают и превращаются в нечто совсем иное. Наверное, стоило бы  о том написать, но я опасаюсь, как бы меня не сочли клеветником. Люди не любят, когда кто-то пытается раньше времени  пробудить их ото сна и заставляет прямо глядеть на солнце.
Тяжело вздохнув, он обратил внимание на лимонад и кивком поблагодарил портного за такую любезность как прохлада.
- А если бы вам предоставилась таковая возможность, стали бы вы девицу искать? - полюбопытствовал священник.

0

17

- Ну, если б знал, что будет толк, - портной неопределенно пожал плечами. - Я, боюсь, не создан для таких перипетий. Сыск - дело для людей сноровистых и умных, которые не бояться запачкаться. Если бы я был из другого теста, может быть, уговорил папашу отправить меня учиться юриспруденции и всему подобному, - Якопо передал веер святому отцу, а сам снова взялся за иглу и нить - тяжело было сидеть, не занимая руки. - Хотя со стороны, пожалуй, розыск имеет определенный налет романтики. Но это как со сливами. Когда обтираешь с них воск, обнаруживаешь, что на самом деле их цвет гораздо более темен, чем казалось.
Игла проворно сновала, послушная умелым рукам. Джакометти подумалось, что у каждой профессии свой инструмент, и если уж не дано - то не дано, чего из кожи лезть?
- Но, как послушный гражданин, я зато оказал бы следствию помощь, - портной усмехнулся, с помощью наперстка проталкивая иголку через плотные складки ткани. - Если б что-нибудь знал. А так толку от меня не слишком много. Я могу помочь одеться, и иногда раздеться, - сострил Якопо, и тут же прикусил язык. - Простите, прете, я не подумав. А почему Вы, собственно, спросили про такое?
Где-то за стеною раздался глухой скрип, как будто шевельнулось весло в старой уключине. Джакометти поморщился, услышав.

0

18

Амедео задумался над словами портного. Взяв веер, принялся энергично обмахиваться, оказывая Джакометти равную услугу в создании прохлады. Отцветал май, вскоре белым пламенем должен был разгореться июнь.
Толика авантюризма и неистребимая любознательность не давали Саличи покоя. Сейчас он медлил, перебирая детали разговора и мысленно выстраивая их в некую последовательность. С одной стороны синьор Джакометти был прав, с другой… Наблюдательность портного была бы кстати.
- Могу ли я попросить вас об одолжении, синьор Джакометти? – так же осторожно спросил священник, глядя как ловко портной орудует иглой. - Если вдруг вам станет что-либо известно – слухи, сплетни, предположения или тонкие намеки, пожалуйста, дайте мне знать.
Разумеется, портной мог подумать о том, что Саличи является осведомителем, ибо таких в Венеции было великое множество, однако немногим ранее священник объяснил истинную причину столь пристального интереса.
Амедео искренне полагал, что встреча в кофейне и чудесное спасение листка рукописи были счастливой случайностью.

0

19

- Ну что же, хорошо, - после недолгого раздумья согласился портной. Подумал он о том, что прете все же достоен доверия и не станет наушничать и откровенничать с кем ни попадя. - Если мне перепадет от таких подробностей, обязательно Вам сообщу. Вам бы побеседовать с синьорой Монтанелли. Она тоже очень интересовалась пропажей.
Руки Джакометти не останавливались ни на секунду, пока он говорил, работа шла споро.
- Скажите только, что Вы станете делать с теми сведениями, которые соберете? Неужели они найдут отражение только в повести или романе? Как же следствие? Вдруг Вам удастся найти какую-нибудь крохотную, но важную деталь, которую не углядели следователи? Эх, - неожиданно вздохнул мужчина, промокнув платком вспотевший лоб. - Хоть бы погода что-ли испортилась. Невыносимо же в такой духоте сидеть!
Веер помогал слабо. Хотя создаваемый им ветерок и овевал, но по сути это был все тот же душный воздух. Проветривать Джакометти предпочитал вечером, когда спадала жара, или если уж совсем было невмоготу, когда солнце уходило на другую сторону.
- Мне кажется, следствие-то и затянуться может, если там замешаны какие-нибудь высокопоставленные особы, - Якопо, перестав сетовать, вернулся все же к интересующей прете теме.

0

20

Знакомое имя вызывало у священника невольную улыбку. С синьорой Фьяммой он говорил буквально вчера.
- Не она ли интересовалась судьбой «подруги»? – спросил Саличи прежде чем хорошенько задумался. Это был тот самый случай, когда слова опережают мысли. Сказал лишнее, но исправлять что-либо было уже поздно, а посему Амедео немного замялся, поджав губы. Затем, подняв внимательный взгляд на Джакометти, твердо произнес, отвечая на его вопрос:
- Если я чем-нибудь смогу помочь, я это сделаю, синьор Джакометти.
В то, что поиски концов, утопленных в воде, обернутся удачей, Саличи не особенно верил. Во-первых, времени прошло довольно много. Во-вторых, сведения были обрывочны и все, что у него было – это слухи. В-третьих, он не так глубоко вникал в суть вопроса, как следовало бы. А следовало ли?
Портной сделал очень верное замечание, которое весьма охлаждало пыл священника, а потому в следующий момент прете Амедео вздохнул и не без иронии, очень тихо, добавил:
- По воле Божьей.

0


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Венеция блистательная » 25.05.1740. Лавка портного. Стежок к стежку