Авантюрная Венеция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Межвременье » 10.06.1739. Сан-Поло. Chi non ha testa ha gambe


10.06.1739. Сан-Поло. Chi non ha testa ha gambe

Сообщений 21 страница 24 из 24

21

К еще большему своему сожалению, Амедео прекрасно все понимал. Уловка с чаем не помогла. На какое-то мгновение священник скривился, будто ему предложили выпить горькой микстуры, затем тяжело вздохнул, сложил руки лодочкой и умоляюще посмотрел на врача.
Будто бы от того что-либо зависело.
- Я пишу новеллы, - сказал он негромко и отчего-то смутился. Если бы это был богословский труд или хотя бы проповедь, тогда можно было утешать себя несомненной пользой сих трудов для человечества.
Однако чего стоили его заметки на самом деле? Нашли бы они своего читателя, если бы не благосклонное покровительство, благодаря которому Амедео мог их публиковать?
Священник часто задавался этими вопросами, и теперь вновь наступил очередной повод себя спросить. Как и всякий, кто болен настойчивой необходимостью писать, Саличи не мог объяснить, почему для него это все равно, что воздух. Благо, в его случае тексты выходили недурными, что, несомненно, служило немалым утешением в выбранной им неблагодарной графоманской стезе.
- Иной раз необходимо усердие, - добавил Амедео так, словно мучительно искал понимания. – Написанное должно четко выражать мысль и быть приятным в прочтении, а для того порой надобно повозиться, - именно это утверждение с лихвой объясняло отчего Саличи столь долго просиживал за письменным столом.

+1

22

- Новеллы? Вот как! – Орсо был ни мало удивлен и не смог скрыть эмоций. В его представление о священнослужителях никак не укладывалось столь нерелигиозное занятие. Вместе с тем, интерес доктора, чье сердце живо отвечало любому творчеству, лишь сильнее разгорелся.
- Это прекрасно! – Казалось, признание священника его сильно обрадовало. Толомео и сам не мог объяснить почему. Вероятнее всего, это была радость все от того же ощущения родственности привычек и интересов. Даже еще не прочитав ни одного произведения Амедео Саличи, доктор уже знал, что тот очень внимательно относится к слову. Иначе не могло быть с тем, кто готов был посвятить любимому делу и день и ночь.
Понимая, что, наверняка, смутил хозяина дома, Толомео поумерил свой пыл. Он счел необходимым пояснить причину своего восторга.
- Видите ли… Я, кажется, уже говорил это. – Доктор тихо засмеялся. – Я сам пишу. Сказки. В моем случае это больше собирательство, нежели самостоятельное творчество, хотя и ему находится место. Однако, именно благодаря этому своему увлечению, которое не приносит никакой выгоды, кроме эстетического удовольствия, я могу Вас понять. – Орсо сделал паузу. – Вы позволите мне прочитать Ваши новеллы?

0

23

Священник согласно кивнул. Поделиться тем, чем практически дышишь, он был, конечно, рад. Да и какой графоман устоит перед тем, чтобы не продемонстрировать свои творения?
Искушение было слишком велико, а потому даже Саличи, наделенный редкой для человека его времени скромностью, поддался ему.
- Вот уж действительно, неисповедимы пути Господни, - рассмеялся Амедео.
Думал ли он, что в этом чудаковатом прохожем, по случайности свалившимся в воду и оказавшимся у него в доме, найдет единомышленника?
Не откладывая надолго, Саличи извинился и, поднявшись из-за стола, покинул своего гостя, чтобы затем принести ему экземпляр книги. По пути снова заглянул на кухню сообщить, что чайник остыл и надобно заварить еще чаю.
Пока священник отсутствовал в поисках дарственного экземпляра книги, кухарка заменила один чайник на другой. Исподволь с интересом разглядывала молодого доктора. Под жарким июньским солнцем на бельевой веревке сохла заботливо развешенная одежда доктора.
- Я буду рад, если они окажутся для вас интересными, - вернувшись, прете Амедео с потаенной гордостью вручил доктору Орсо плоды своих трудов. – Смею просить об ответной любезности, синьор доктор.

0

24

Толомео раскрыл принесенную книгу и, пробежавшись глазами по строчкам первой новеллы, не удержавшись, принялся читать ее целиком. Увлекшись, он ничего не ответил священнику.
Следуя за мыслью автора и погружаясь в рассказываемую историю, доктор отметил про себя приятный стиль написанного, который может быть понятен и для дворянина и для простого горожанина, умеющего читать. Новелла, вызывающая смех, была наполнена жизненной мудростью, незаметно сочащейся между строк.
Оторвавшись от чтения, Толомео улыбнулся священнику. Он чувствовал стеснение,  искренне полагая, что его сочинения не идут ни в какое сравнение с тем, что пишет Амедео Саличи. Однако, похвала, основанная на сравнении с чьими-либо недостатками,  вряд ли могла бы показаться ему приятной и, Толомео, не взирая на собственную неуверенность, пообещал принести рукописи сказок.
- По-моему скромному мнению, Вы замечательно пишите, прете! И это лишь еще один повод позаботиться о своем здоровье. Останьтесь Вы без зрения – не сможете заниматься любимым делом. Поэтому, прошу, поберегите себя.
Извинившись, Толомео продолжил чтение. Он еще несколько раз прерывался, восклицал и смеялся, задавал вопросы, чувствуя себя легко и свободно, как человек, который долго испытывал жажду открытого общения и, наконец, смог ее утолить.
…Кто бы мог подумать, что черные кошки приносят удачу.

Отредактировано Толомео Орсо (2011-10-12 17:01:14)

+1


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Межвременье » 10.06.1739. Сан-Поло. Chi non ha testa ha gambe