Авантюрная Венеция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Частные владения » 23.05.1740. Дом Франко Тедески. Фрагмент жизни в рамках рампы


23.05.1740. Дом Франко Тедески. Фрагмент жизни в рамках рампы

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

1. Название: Фрагмент жизни в рамках рампы
2. Дата: 23 мая 1740 года.
3. Место: дом Франко Тедески.
4. Действующие лица: Франко Тедески, сопранист; Алессандра Коломбо, певица.
5. Краткое описание: Алессандра Коломбо наносит визит Франко, чтобы обсудить будущий спектакль, в котором они оба принимают участие. В процессе беседы выясняются очень занятные обстоятельства, о которых певица даже не подозревала.

0

2

Первый день очередной недели выдался приятным и солнечным. Настроение Франко было на подъеме, и даже изнуряющая жара, не сумела его испортить. Как обычно встав поутру, Тедески позавтракал и направился в город, чтобы прогуляться и немного развеется. Венеция ему с первого же дня пришлась по нраву – ее богатство и красота, захватывали дух. Ничего подобного он не видел ни в Тоскане, ни в Неаполе, хотя, безусловно, и там было на что посмотреть. Не редко он прогуливался по набережным или часами сидел в кафе. Одиночество не было Тедески в тягость. К нему он привык за годы обучения в консерватории, ведь там он так и не нажил себе друзей. Хотя с одним из преподавателей у него сложились теплые и доверительные отношения, которые, после окончания учебы, Франко старался всячески поддерживать, даже отсюда, из далекой Венеции.
В городе на воде он приобрел много новых, бесценных знакомств. Поклонницы порой не давали прохода, а деньги лились рекой. Для Франко все это было в новинку, однако, он бы соврал, если бы сказал, что такая жизнь ему была не по душе.
После почти двухчасовой прогулки Франко вернулся в свой особняк. После невыносимой жары, прохлада дома казалась бесценным подарком. Сняв камзол и шейный платок, Франко расположился в глубоком мягком кресле у окна, чтобы немного почитать. В его руках оказался томик сонетов Шекспира, который он перечитывал уже третий раз. Открыв книгу на случайной странице, Франко углубился в чтение, быстро перебегая взглядом с одной строки на другую…

+1

3

Алессандра Коломбо не принадлежала к числу тех людей, которые стремятся обзавестись тесным кругом близких друзей, однако иметь большое количество знакомых самого разного достатка и происхождения она считала весьма полезным. Вдвойне интересным и ценным ей казалось поддерживать знакомство с коллегами по сцене, по возможности создавая у них впечатление о себе, как о женщине открытого нрава и доброй души, искренне увлечённой искусством и далёкой от театральных интриг. По большей части внешнее впечатление соответствовало реальному положению дел, однако сейчас всё обстояло несколько иначе. Главную партию в новой, готовящейся к постановке опере, синьорина Алессандра не только считала своей, но и была уверена, что это дело решённое. Услышав о том, что ей, похоже, предпочли юную, весьма бойкую неаполитанку, которая совсем недавно появилась в театре, произвело оглушительного удара колокола. Сама же Алессандра, видимо, на сей раз могла надеяться только на одну из партий второго плана. Не склонная к открытым столкновениям и ссорам певица привычно спряталась за любезной улыбкой, решив однако, что в конечном счёте в деле распределения ролей немало зависит не только от постановщика, но и от настроений труппы. А настроение - вещь эфемерная, легко изменяемая и поддающаяся влиянию. Так почему бы этому влиянию не изойти от неё, Алессандры Коломбо?
Такие мысли и привели певицу вскоре после полудня к дому молодого сопраниста Тедески. Этот неаполитанец, начав служить в Сан-Джованни Кризостомо, уже заставил о себе говорить и вызывал искренний интерес Алессандры, какой способен спровоцировать только яркий талант. В тоже время его набожность и ощутимая скромность на фоне большинства коллег казались певице забавными и вызывали некие покровительственные чувства пополам с почти беззлобной насмешкой. Эти смешанные чувства, а также желание посмотреть на певца поближе, в уютной для него обстановке, узнать, насколько лёгкой добычей он окажется в ходе небольшой предполагаемой интриги и заставили синьорину Алессандру явиться с визитом к синьору Тедески.
День выдался жаркий, даже лёгкое шёлковое платье казалось Алессандре тяжёлым и душным футляром. Запах каналов особенно сильно отдавал затхолью, обычное венецианское многоголосие не радовало, а пробуждало головную боль, и певица благословила Небо, когда, наконец, добралась до места. Сообщив о себе прислуге и поудобнее перехватив принесённое подношение, Алессандра последовала за проворной молоденькой горничной в комнаты. Войдя, синьорина Алессандра замерла почти у самого порога и склонила голову в знак приветствия.
- Доброго вам дня, синьор Тедески, - негромко произнесла певица, едва заметно улыбаясь. - Простите внезапность моего визита. Надеюсь, я не нарушила ваши планы своим неожиданным вторжением?
В ожидании ответа она переложила из руки в руку принесённую с собой книгу - редкое издание "Аминты" Тассо.

Отредактировано Алессандра Коломбо (2011-07-15 14:21:09)

+1

4

Франко не ожидал гостей, однако неожиданный визит Алессандры Коломбо его приятно удивил. Алессандра была замечательной певицей и несомненно заслуживала уважения и почитания. С ней, как и с любым другим из театра Франко был дружелюбен и вежлив, но всегда держался на почтительном расстоянии. Он был не слишком доверчив к людям и, наверное, именно в это было основной причиной того, почему в свои двадцать два года он не имел друзей. Франко понимал, что так не может длиться вечно и, будучи в окружении множества людей, ему просто придется что-то меня в своей жизни. И почему бы это не сделать прямо сейчас?
- Синьора Коломбо, какой приятный сюрприз, - Франко широко улыбнулся гостье и отложив книгу в сторону быстро поднялся с места, чтобы поприветствовать Алессандру и поцеловать ей руку.
- Прошу Вас, располагайтесь удобнее. Будьте как дома, - певец указал рукой на небольшую резную тахту, стоящую о большого арочного окна. Рядом стоял чайный столик, на котором красовался восхитительный букет белых лилий.
- Позвольте предложить вам чай? Или может быть чего-нибудь прохладительного? Сегодня просто невыносимо жарко, будто господь гневается на небесах, - сказав последнюю реплику Франко не улыбнулся, по видимому о гневе Господнем говоря на полном серьезе. Отправив горничную за напитками, Франко сел рядом с певицей, взирая на нее вполоборота.
- Что привело вас ко мне, синьора Коломбо? – чуть помолчав, спросил Франко, моментально почувствовать легкую неловкость. Чтобы развеять это навязчивое чувство певец потянулся к букету лилий, чтобы расправить цветы, которые показались ему чересчур зажатыми.

Отредактировано Франко Тедески (2011-07-13 11:29:49)

+1

5

Похоже, ей были рады, во всяком случае, встретили весьма радушно.Синьорина Алессандра улыбнулась шире, когда хозяин дома склонился к её руке.
- Благодарю вас, приятно, что мне рады, и нежданный визит не оказался неуместным, - проговорила певица, направляясь к тахте, которую ей указали. - Незваный гость порой худшее из зол для того, чья жизнь интересна и полна.
Молодой певец, всегда державшийся в театре скромно и, пожалуй, даже несколько отстранённо, преобразился, привечая гостью дома. Алессандра отметила непринуждённое радушие и безупречные манеры, которые сделали бы честь человеку самого лучшего воспитания. Певица рассудила, что молодой человек весьма мил, и иметь такого друга может оказаться не только полезным, но и приятным делом. Возможно, даже искреннее благочестие, послышавшееся в словах о гневе господнем, едва не вызвавших улыбку Алессандры, не станет в том помехой.
Певица опустилась на тахту, разглаживая складки бледно-розового платья, взглянула через окно на ярко разгоревшееся послеполуденное солнце.
- Синьор Тедески, я готова отдать что угодно за стакан холодного лимонада! - Алессандра взмахнула рукой, будто прося о помощи. - Вы правы, жара установилась такая, словно на нас наслали казнь египетскую.
Последняя фраза в устах певицы прозвучала скорее присловьем, чем серьёзной сентенцией, но синьорина Алессандра надеялась, что ей удалось хоть немного поддержать тон. Глядя, как её радушный хозяин осторожно разбирает великолепные лилии в вазе, женщина присмотрелась к молодому человеку немного внимательнее. Ему не по себе в её присутствии, он в самом деле так озабочен цветами, просто рассеян - что из этого наиболее верно? Алессандра легко, почти невесомо, чтобы не смять лепестки, коснулась букета рукой.
- Чудесные лилии, красивы необычайно. В белых цветах есть какая-то особенная утончённость, делающая их более хрупкими и более запоминающимися одновременно, - негромко произнесла певица, искоса взглянув на собеседника. - А привела меня к вам, синьор Тедески, красота, не менее достойная внимания, чем эти лилии. Недавно мне по случаю досталась совершенно замечательная вещь - одно из давних и, похоже, редких изданий "Аминты" Тассо. Я вспомнила, что о вашей страсти к чтению в театре уже говорят, как о чём-то необычайном. Мне кажется, будет почти преступлением, если она не станет вашей. Вы примете от меня подарок? - улыбаясь, Алессандра протянула певцу книгу.

+1

6

Франко улыбнулся Алессандре. Он целиком и полностью разделял ее мнение о белых цветах. Вообще, он сам очень любил этот цвет – цвет невинности и чистоты. Белый – наиболее полно характеризовал его самого и потому этому цвету Тедески отдавал большее предпочтение, не только в цветах, но и в одежде.
- Я очень люблю лилии. Не смотря на то, что цветы очень нежные, они могут радовать глаз достаточно долго. И пахнут они божественно, - Франко чуть склонился вперед, чтобы вдохнуть дивный аромат белых как снег цветов. Сейчас он мог показаться Алессандре странным, можножно даже блаженным. Таким, Франко и был отчасти. В свои двадцать два года он порой напоминал наивного подростка, прожившего всю свою жизнь взаперти. Он мог радоваться самым простым вещам, как, например, пению птиц или прохладному дождю. Все его эмоции были оголены, ведь скрывать своих чувств он попросту ней умел.
Стоит ли говорить, как он обрадовался тому, что сеньора Колломбо преподнесла ему такой чудесный подарок.
- О, право не стоило, сеньора Коломбо, - как бы не хотел Тедески отказаться от подарка, его руки сами собой потянулись к книге. Когда-то «Освобожденный Иерусалим» Торквато Тассо произвел на него неизгладимое впечатление. Эта книга попала ему в руки еще в консерватории, но, к сожалению, он не сумел ее сохранить, о чем сейчас очень сожалеет. Книги действительно были его большой страстью, и отказаться от такого подарка у него просто не поворачивался язык.
- Не знаю, чем я заслужил такое внимание, синьора Коломбо. Однако, спасибо вам огромное за подарок. Я обязательно отблагодарю вас каким-нибудь, не менее ценным презентом, как только мне представится такая возможность.
Тяжесть знаний и приятный на ощупь переплет, заставили сердце парня на миг замереть. Он стал аккуратно перелистывать страницы, мельком пробегая по строкам и выхватывая оттуда отдельные фразы.
В этот момент в комнату зашла горничная с подносом, на котором стоял графин, полный холодного лимонада и два высоких стакана. Девчонка быстро составила содержимое подноса на столик, и принялась было разливать напиток, но Тедески ее вовремя остановил, отвлекшись от книги.
- Ты свободная Анна, - мягко сказал хозяин и перехватил ручку графина. Ему лично хотелось поухаживать за гостьей. Хоть чем-то он должен был отплатить ей за дорогой сердцу подарок.
- Сеньора Коломбо, я давно хотел вам сказать, как сильно восхищаюсь вашим талантом. – Франко разлил лимонад в стаканы и поставил графин на поднос, - прошу вас не думать, что это лесть. Это чистейшая правда. – Певец улыбнулся девушке и пододвинул к ней стакан с напитком.

Отредактировано Франко Тедески (2011-07-20 15:32:09)

+1

7

Алессандра с несколько неопределённой улыбкой наблюдала за своим собеседником. Всё в нём было ей приятно: и непосредственность манер, и открытость чувств, которые он так мило демонстрировал, говоря о цветах, и, похоже, совершенно искренняя увлечённость, проявившаяся в момент получения подарка. Все эти свойства были знакомы женщине, однако замкнутая, всегда настороженная, привыкшая жонглировать масками Алессандра давно спрятала подобные стороны своей натуры в глубокий тайник. Сейчас Тедески казался ей в той же мере красивым и далёким от обычного человеческого существа, как и его белые лилии.
- Я тоже люблю эти цветы, - согласно сказала певица, снова чуть коснувшись лепестков рукой. - Отчего-то их аромат напоминает мне июльские ночи, и это приятное чувство, - женщина лукаво улыбнулась.
Глядя, как собеседник перебирает страницы "Аминты", Алессандра поняла, что слухи о Франко Тедески правдивы и подарок выбран верно. Ей подумалось, что она вполне понимает радость увлечённого коллекционера, и только к лучшему, если книга станет увертюрой к их приятельству и возможному союзу.
То, что Тедески отпустил горничную, было очень кстати: певице совсем не хотелось плести свой маленький заговор в присутствии чужих, а теперь она почувствовала себя и вовсе уверенно и спокойно. Благодарно кивнув, Алессандра приняла от любезного хозяина стакан холодного лимонада и снова подняла на собеседника глаза. Надо было отозваться на комплименты и поскорее сделать ответные.
- Благодарю за добрые слова, - певица в полушутливом салюте приподняла стакан. - Мне дорого ваше мнение, и в первую голову дорого потому, что я в свою очередь восхищена вашим голосом и мерой вашего дара. Такое бывает нечасто, но на меня произвели сильное впечатление первые же ваши выступления.
Алессандра говорила с искренним уважением, почти с жаром, и для этого ей не приходилось притворяться: восхищение талантом было тем немногим, что могло пробудить в певице подлинный пыл, а Франко Тедески, вне всяких сомнений, был по-настоящему талантлив.
- Скажите, синьор Тедески, - теперь тон Алессандры стал более задушевным, она безотчётно согревала в ладонях ледяной стакан. - Вы совсем недавно появились на нашей сцене, а о Вас уже говорят... Чего вы ждёте от Венеции? Мне, знаете ли, самой довелось менять театр и выступать в чужом городе и оттого интересно, как ощущают эти перемены другие.
Прежде, чем вести разговор о деле, певице хотелось лучше понять, что на душе у собеседника, а беседа о желаниях показалась женщине одним из лучших способов сделать это.

0

8

Фанко улыбнулся в ответ. Лестные отзывы ему были всегда приятны, хоть и слушал он их с настороженностью, особенно, когда они исходили из уст людей так же как он претендующих на славу. Но слова Алессандры показались ему искренними. Ничто в ее пламенно речи не заставило бы подумать об обратном. И тем более было приятно знать, что их чувства к друг другу взаимны.
- Признаюсь вам, синьорина Алессандра, я не люблю переезжать. Приезд в Венецию дался мне с большим трудом. Я долгое время был предан неаполитанскому театру. Там мне было все знакомо и людей, с которыми работал, я знал, как свои пять пальцев. Венеция же совсем другая. Алчная и жестокая. И чтобы чего-то добиться, нужно не только работать над собой, над своим талантом, но и уметь ходить по головам. Для меня это сложно. Однако я уверен, что именно здесь добьюсь успеха. Вся моя жизнь это музыка, она живет в моем разуме, - сказав это, Франко дотронулся пальцами до своей головы, - и в моем сердце, - затем, сложив ладони вместе, прикоснулся к своей груди. Я бы хотел, чтобы Венеция меня признала талантливым певцом, на равнее со всеми другими сопранистами, которые имеют честь выступать здесь. Мне хочется думать, что именно в этом городе сбудется моя мечта, - Тедески взял свой бокал и сделал небольшой глоток прохладного лимонада. Говоря о славе, он не лукавил. Едва ли какой-нибудь мало-мальски талантливый певец не захочет, чтобы о нем говорили. У Франко не так уж много было желаний и возможностей, чтобы просто так разбрасываться ими. Детей он не мог иметь, да и осемье не помышлял. Его совершенно не мужественная внешность на вряд ли могла привлечь какую-нибудь даму, которая согласилась бы выйти за него замуж, не требуя плотских утех. У него оставалась только музыка, которая была ему и женой и любовницей.
- А, вы синьорина Алессандра, вы бы хотели звездной славы?

+2

9

Алессандра слушала задумчиво, грела в ладонях бокал с ледяным лимонадом и едва заметно улыбалась своим мыслям. Её собеседник говорил увлечённо, почти пламенно, и певица во многом понимала его: время и работа слегка приглушили её собственный самозабвенный пыл, однако музыка по-прежнему оставалась единственным, чему Алессандра служила всерьёз и была готова пожертвовать многим.
- Я вас так понимаю, друг мой, - в контексте разговора это обращение было почти искренним, женщина слега сочувственно улыбнулась. - Для меня в своё время уехать в Болонью значило словно перевернуть свою жизнь с ног на голову. И всё же... Венеция жестока? Объясните же мне, почему. Может быть, во мне говорит душа венецианки, но мне трудно представить, как рождается такое чувство.
Алессандра сейчас испытывала странные ощущения: она пришла сюда плести интригу и играть на чужих желаниях и чувствах, однако в разговоре проскользнули неожиданно искренние нотки, и сейчас певица понимала, что отчасти рискует расслабиться и дрогнуть в своём решении. Однако последний вопрос собеседника вернул её к изначальному состоянию души.
- Звёздной славы? - Алессандра вскинула на молодого певца искрящиеся улыбкой тёмные глаза. - Право, не знаю, можно ли так назвать моё стремление. Для меня, как и для вас, музыка - центр сердца и ума. Я хочу слышать её, петь, звучать так долго и сильно, как только смогу. И хочу получать достойный отклик на каждое своё выступление. Можно ли назвать это именно стремлением к славе? Как вы думаете? И на что человек может пойти, чтобы её добиться, до каких дойти пределов? - певица смотрела на собеседника с живым интересом, желая уловить тончайшие оттенки того, как он отзовётся на её слова.

0

10

Оказалось довольно приятным общаться с человеком, который полностью разделяет твои взгляды и пристрастия. Франко постоянно ощущал некую неловкость в присутствии дам, но с Алессандрой было легко. Франко даже подумал, что смог бы общаться с ней на любые темы.
- Венеция большой город. А в большом городе всегда больше возможностей, чем в малом. И больше желающих воспользоваться этими возможностями. Таким городам гигантам свойственно ослеплять людей, дарить им мечты, кружить голову славой и с той же легкостью отнимать все это. Оставлять обездоленным, опустошенным. Чтобы жить здесь, нужно бороться. Нужно каждый день доказывать, что ты держаться той цели, какую поставил, не смотря ни на что. Доказывать не только себе, но и тем, кто старается отнять, то что, казалось бы, по праву принадлежит тебе. Кров, слава, честь и достоинство. В Неаполе, да и тем более в Тоскане, где я вырос, все совсем по-другому…
Франко перевел свой взгляд на окно и немного грустно улыбнулся. Разговоры о доме всегда наводили на него тоску. Впрочем, проходила она так же внезапно, как и появлялась.
- Я думаю, это понятия схожие друг с другом. Если бы нам, певцам, было достаточно просто звучать, мы бы не преследовали цель покорять театральные подмостки. Очень важно знать, что твое творчество откладывает ощутимый отпечаток в сердцах поклонников. – Тедески едва заметно пожал плечами. - Я не знаю. Я думаю, это чувство стоит того, чтобы к нему стремиться, а уж какими средствами этого добиваться, зависит от самого индивида. От его совести и твердолобости, например.

0

11

Слегка касаясь губами всё ещё холодного края высокого стакана, вся обратившись в слух, Алессандра слушала, впитывала рассуждение своего собеседника о Венеции. Кажется, впервые она слышала, как её город описывает тот, кто ещё совсем недавно был здесь гостем. Это было немного странно: всё равно что наблюдать, как работает художник, набрасывая эскиз. Сопранист набрасывал эскиз словесно, но от этого тот был не менее ярок: не золотая Венеция её детства и юности, а хищный город-левиафан, готовый сожрать тебя, едва ты сам ослабишь хватку. Алессандра чуть улыбнулась, чтобы развеять собственную мрачную аналогию.
- Мне кажется, синьор Тедески, вы с Венецией просто ещё мало сдружились и оттого пока не поняли друг друга: она не хищник, а игрок, поэтому ничего не отнимает сознательно и жадно, а лишь проигрывает вам, а потом неожиданно выигрывает у вас. Это всё игра вроде той, что каждый вечер идёт здесь в ридотти. Со временем вы привыкнете к этому, невозможно не привыкнуть, - голос Алессандры зазвучал чуть тише, с долей сочувствия и некоторой печали, затем снова взлетел выше: - К тому же я с радостью поделюсь с вами местными тайнами, сплетнями, обычаями и курьёзами, чтобы вы отвлеклись и меньше грустили. А вы за это расскажете мне о нравах и тайнах Тосканы, - певицы улыбнулась, лукаво сверкнув  глазами.
Всё, что Тедески говорил о музыке и славе, синьорина Алессандра могла бы повторить слово в слово сама. Обычно сходство принципов и взглядов порождает союзы, но в театральном мире устремления их обоих могли бы стать основой скорее для вражды, чем для дружбы. Впрочем, пока враждовать было не из-за чего, а желание славы - лазейка к подкупу. Вообразив себя Дидоной на сцене, Алессандра без труда вообразила своего собеседника в роли, например, наперсницы царицы. Получив роль, певица легко добилась бы этого небольшого подарка для недавнего союзника.
- Вы правы, синьор Тедески, - задумчиво проговорила женщина, глядя в лицо своему визави. - Отпечаток в сердцах людей стоит немалого и многое можно отдать за то, чтобы его оставить. Я чувствую это всякий раз, когда пою Агриппину, и едва не лишаюсь чувств, ощущая отклик тех, кто слушает меня. Мне всегда думалось, что оперы трагического свойства задевают слушателей особенно сильно и глубоко. Кстати, полагаю, так будет и с "Покинутой Дидоной" маэстро Альбинони. Мне интересно, что вы думаете об этой опере? Что она для нас и для Сан-Джованни? Театр громче, чем улей, гудит от слухов о подготовке и распределении ролей. Я сама увлечена всем этим, признаться, больше, чем от себя ждала.
Собственное мнение об опере, подготовке и особенно о распределении ролей Алессандра приберегала на потом, надеясь, что сперва собеседник выложит карты на стол и окончательно станет понятен, как открытая книга.

+1

12

- Вы, конечно, правы синьорина Алессандра, мое знакомство с Венецией не слишком продолжительное и оттого первое впечатление может быть ложным. Однако, мне кажется, в тот же Неаполь более терпим к людям. Неделя в Неаполе – размеренная череда событий, неделя в Венеции – настоящее приключение, - едва пожав плечами, Франко улыбнулся женщине. Возможно, сравнение было чрезмерно ярким, однако юноша не смог подобрать слов наиболее мягко отражающих его мысли и чувства по этому поводу. Вероятно, дело было еще в том, что сам Тедески был слеплен совсем из другого теста.
- Я с удовольствием расскажу Вам о Таскане и с большой радостью послушаю легенды и курьезы Венеции, - забыв про свой лимонад, Франко теперь беззастенчиво разглядывал лицо своей гостьи, на котором эмоции сменяли друг друга с завидным постоянством. Многие актеры, даже самые талантливые, в жизни могли быть застенчивыми и немногословными, однако Алессандра была из другого числа людей, для которых вся жизнь была театром и свои роли они исполняли с завидным усердием каждый день. Таких людей Франко считал людьми открытыми и добрыми, не допуская даже мысли, что за лучезарной улыбкой может скрываться, например, лютая неприязнь.
- О, я думаю это чудесная опера, которая обязательно произведет фурор. Мне очень приятно, что ее будут ставить именно в Сан-Джованни. Это еще один шанс театру прославиться и зарекомендовать себя с лучшей стороны. Я уж не говорю об актерах, которые будут исполнять эти роли. Слышал, распределение ролей движется к концу. Почти все главные роли уже разобраны, но я думаю, список участвующих певцов, еще несколько раз изменится, - Франко потянулся к своему бокалу и поднеся его к губам, сделал несколько маленьких глотков. Бокал давно «вспотел», но напиток до сих пор оставался холодным.
- А какую роль выделили для вас, сеньора Коломбо? – Вновь поставив бокал на столик, спросил Франко.

+1

13

Алессандра коротко рассмеялась, услышав сравнение Неаполя и Венеции, слишком уж оно показалось верным, слишком близким к тому, что чувствовала и говорила она сама, когда вела в Болонье разговоры, подобные этому.
- Думается, вы всё же успели ухватить суть нашего города, хоть и пробыли здесь совсем недолго, - проговорила певица, сделав большой глоток лимонада. Она постепенно всё больше увлекалась, входя в азарта разговора, обмена метафорами и впечатлениями. - Венеция сама по себе похожа на одно блестящее, нескончаемое приключение, которое до невозможности соблазнительно прожить. Но мне будет приятно услышать всё, что вы расскажете о Тоскане, вы так говорите, что её хочется увидеть вашими глазами.
Теперь собеседник внимательно, не таясь, смотрел женщине в лицо. Алессандра сперва со свойственной ей подозрительностью встревожилась, решив, что Тедески что-то в её словах не по душе, или он почуял нечто тайное и теперь пытается уловить в смене выражений лица гостьи какой-то подвох для себя. Однако то, как живо сопранист заговорил потом об опере и о сцене позволило предположить, что он демонстрирует скорее не обострённую внимательность, а искренний интерес: в том, как синьор Тедески наблюдал за Алессандрой, и как говорил о "Дидоне" было весьма ощутимое сходство.
Певица полностью разделяла мнение своего собеседника об опере и готова уже была горячо к нему присоединиться, расхваливая маэстро Альбинони, решение Сан-Джованни, саму "Дидону" и всё, что с ней связано, однако женщину остановили вскользь оброненные Тедески слова "все главные роли уже разобраны". По-прежнему улыбаясь, Алессандра пристально посмотрела на сопраниста. "Что именно ему известно? Какие роли разобраны? Какие имена названы". Аккуратно подбирая слова, певица заговорила снова:
- Я с вами полностью согласна, синьор Тедески - проговорила Алессандра. - Это опера, достойная самой громкой славы, и я уверена, что она в любом случае станет для театра безоговорочной победой. Что же до распределения ролей, то я, признаться, не знаю ничего однозначного, хотя со мной и вели примерные разговоры, обсуждая возможные варианты... - певица помолчала. Откровенно признаваться, что все эти варианты относились ко второму ряду совсем не хотелось. - Однако не сомневаюсь, что в любом случае попаду в хорошую компанию, к примеру, будущий Эней прекрасен. Единственное, что меня удивляет, так это сама Дидона. Мне кажется, наша светлоокая синьорина Дельмонте ещё совсем не доросла до подобных ролей. Как бы ни была сильна воспитавшая её школа, сама певица ещё совсем юна и недостаточно искусна... - последние слова Алессандра произнесла тоном лёгкого сомнения, ожидая согласится с ней собеседник или станет спорить.

0

14

Франко был уверен, что все в театре знают, хотя бы примерно, кто участвует в новом спектакле. Не смотря на то, что имена не афишировались, слухи распространялись в этом импровизированном улье с огромной скоростью.  Но, как это часто водится, слухи  часто бывают ложными и Алессандра стала жертвой одного из них.
Да, пвица, о которой говорила Алессандра, действительно была не слишком виртуозна и Франко не поверил бы в то, что ей доверили столь важную роль, хоть внешность у девчонки была достаточно миловидна. В другой бы ситуации, певец несомненно бы поддержал собеседницу в ее умозаключениях, но…
- Но позвольте, партию Дидоны исполняет вовсе не Дельмонте, - Франко отрицательно покачал головой и внимательно посмотрел на Алессандру
- Эта партия досталась мне, - что уж говорить, это была совсем не та тема для разговора, которую бы Франко захотел поддержать. Распределение ролей всегда очень остро воспринимается всеми актерами без исключения. Ведь каждый считает только себя достойным той или иной роли. Некоторые бывает годами точат зуб на опередивших их актеров и долго не могут смериться с вопиющей несправедливостью. Тедески прекрасно понимал к чему клонит Алессандра. Теперь он не улыбался и смотрел на женщину так, будто бы извинялся за то, к чему фактически был не причастен.

Отредактировано Франко Тедески (2011-08-08 13:56:52)

+1

15

Новости, прозвучавшие из уст молодого певца, были не просто неожиданными - для синьорины Алессандры они были по-настоящему ошарашивающими. Женщина с трудом сдержала удивление, не позволив ему стать слишком явным, а через мгновение её улыбка сделалась чуть шире. В данный момент Алессандра готова была саркастически рассмеяться, но вовсе не над собеседником и уж конечно, не над несостоявшейся соперницей, а над самой собой. Явиться плести интриги и сколачивать заговор, а вместо этого так явно выступить в амплуа простушки - это, пожалуй, заслуживало самых злых насмешек. Будь ситуация чуть менее важной, певица даже смогла бы получить своеобразное удовольствие от комизма положения, но сейчас самоирония боролась в ней с жесточайшей досадой. Безусловно, Тедески много талантливее Дельмонте, и проиграть ему было бы меньшим унижением, но что делать, если проигрывать совсем не хочется?..
Алессандра снова подняла глаза на собеседника. Сопранист теперь выглядел серьёзным и, как показалось женщине, вовсе не лучился гордой победительностью. Певица опустила взгляд, собираясь с мыслями, затем снова вскинула глаза и безмятежно улыбнулась собеседнику:
- Признаться, вы меня огорошили, синьор Тедески, - негромко произнесла она. - Узнавая новости последней, всегда чувствуешь себя этакой театральной деревенщиной, которая живёт на отшибе и всё на свете пропускает мимо ушей. Что ж, позвольте вас поздравить, это блестящее начало для того, кто только пару месяцев назад оказался в Венеции. Не будет с моей стороны нескромным поинтересоваться, известно ли вам ещё что-то о распределении? Раз я отстала от всего театра, теперь, видимо, остаётся собирать сплетни, - певица коротко усмехнулась.
Алессандра оставалась всё такой же улыбчивой и мягкой, однако разгулявшиеся досада и обида мешали толком сосредоточиться. Из-за этого идеи стремительно сменяли друг друга в голове женщины, и ни одна не казалась однозначно хорошей. Отступиться и попытаться расположить к себе сопраниста, чтобы закрепить за собой второстепенную партию Белинды, приближённой царицы? Разговорить Франко Тедески, а потом сплести против него тот заговор, что замышлялся против Дельмонте? Искать помощи у попечителей и влиятельных покровителей?
Окончательного решения Алессандра так и не приняла, но утвердилась в мысли, что по своей воле не отступит: один раз добровольно приняв второстепенную партию, рискуешь отойти в тень навсегда.

+1

16

Франко вполне мог понять чувства Алессандры. Сама того не желая она оказалась за бортом. Неужели ей не предложили ни одной стоящей роли? В это певцу было трудно поверить, ведь Алессандра была талантлива и легко мола потягаться с большинством певиц из Сан-Джованни. А может быть ей просто не нужны второстепенные роли, и она жаждет исполнить партию Дидоны и никого другого? Франко заметно смутился, такого поворота он никак не ожидал.
- Я слышал только, что роли второстепенного плана уже распределены. На роль Белинды кандидатура еще не утверждена. Поговаривают, что на нее претендуют синьорины Франческа и Джиозетта, - Франко отвел взгляд и взял в руки уже остывший бокал с лимонадом. Юноша сделал большой глоток, чтобы смочить внезапно пересохшее горло. В выборе кандидатур достаточно часто роль играют связи или личные симпатии постановщика. Иногда все решают деньги. Франко искренне сочувствовал Алессандре, так как понимал, что певица заслуживает больше. Возможно, ей не хватает какой-нибудь громкой значимой партии, чтобы ее заметили, чтобы о ней заговорили. Франко мог бы помочь ей, но вот сейчас, он сомневался, не обидит ли его предложение Алессандру. Однако, немного помолчав, явно подбирая слова, Франко решился.
- Синьорина Алессандра, я мог бы переговорить с маэстро и возможно, у меня получится убедить его взять на роль Белинды вас. Я думаю, что вам более всего подходит эта партия, - Франко вновь посмотрел на Алессандру, едва приподняв бровь в вопросительном жесте.

+1

17

"Роли второстепенного плана", "вам более всего подходит эта роль" - эти слова показались Алессандре отравленными иглами. Она уже готова была отказаться от своего первоначального мнения и решить, что Франко Тедески вовсе не наивный, увлечённый искусством юноша, а по-змеиному хитрый интриган, способный не только ловко обойти соперника, но и изящно посмеяться над ним. Алессандра улыбнулась особенно очаровательно: ядовитые слова отповеди уже готовы были сорваться с её губ, однако в последний момент певица сдержалась, и её улыбка вновь осталась только выражением светской приязни.
- Франческа и Джиозетта, каждая на свой лад, пожалуй, достойны этой роли, - одобрительно проговорила Алессандра. - За таким соперничеством даже интересно следить.
Певица говорила так, будто была лишь зрителем, и к ней самой это соперничество не имело никакого непосредственного отношения. Это стоило труда, но Алессандра понимала, каким опасно может быть выказать себя страждущей охотницей за ролями, и в какой мере такое поведение способно создать ей в театре репутацию невостребованной статистки.
Женщина согрела в руках и без того потеплевший стакан и взглянула на собеседника. Протекция Тедески только что была не испрошена, а предложена, а это всё-таки не совсем одно и то же. В конце концов, блеснуть можно и в партии второго плана, да и до премьеры немало всего может случиться... "Пожалуй, худой мир лучше доброй ссоры, а второстепенная партия лучше полного отсутствия в главной премьере сезона".
- Ваши слова - бальзам на сердце, синьор Тедески, как женщина и певица, я вдвойне падка на комплименты, - Алессандра слегка склонила голову в знак благодарности. - Для меня было бы большим удовольствием петь вместе с такой Дидоной, и, если вы действительно так высоко цените моё мастерство и поделитесь этим мнением с маэстро, я буду по-настоящему благодарна.
Улыбка, сопроводившая последние слова певицы, обычно обещала собеседнику самую горячую любовную благодарность или теплейшую дружбу, однако сейчас служила своей обладательнице просто наиболее удобной и яркой ширмой, призванной скрыть любые неприятные чувства или недобрые мысли.

+1

18

Франко был рад, что го предложение не обидело Алессандру. По крайней мере, ничего такого ему не показалось, и юноша успокоился. Поговорить с маэстро – меньшее, что он мог сделать для Алессандры, и ему очень сильно хотелось, чтобы синьорину Алессандру утвердили на роль Белинды. В Венеции Франко пробыл всего несколько месяцев и лишь не так давно зарекомендовал себя, однако он надеялся, что его слово все же имеет какой-то вес.  Сейчас он дал Алессандре обещание и если он не выполнит его – как будет чувствовать себя? От него ничего, ровным счетом ничего не зависело, однако попробовать стоило, тем более что талант у певицы был и, пожалуй, ей могла позавидовать любая певичка из театра Сан-Джованни. Было бы обидно, если бы Алессандра осталась не у дел. Быть зрителем не всегда приятно, особенно, когда знаешь, что мог бы не хуже других блистать в самом разгаре театральных событий.
- Я с радостью помогу вам синьорина Алессандра и сразу сообщу Вам, как только что-то прояснится, - Тедески улыбнулся и поставил бокал с остывшим лимонадом на стол. Пить больше не хотелось. Ситуация, в которой они оба оказались была достаточно неловкой и певцу захотелось быстро сменить тему разговора на другую, нейтральную и более радужную. Вот только в голове, как назло, не было ни одной удобоваримой темы для разговора. Его взгляд заскользил по столу, по лепесткам белоснежных лилий, по твердому переплету подаренной Алессандрой книги…

+2

19

- Я уже благодарна вам, как дорогому другу, синьор Тедески, - негромким, переливчатым голосом отозвалась певица.
Улыбка Алессандры оставалась всё такой же лучезарной и безмятежной, и теперь это не стоило женщине почти никакого труда: ей пришлось проглотить ложку весьма горькой микстуры, однако взамен она получила маленький подарок, которым пока что могла удовлетвориться и дать себе время ещё раз осмотреться и всё обдумать. Сейчас, когда ситуация обрисовалась более чётко, Алессандра чувствовала себя не успокоенной, но удовлетворённой.
Однако было непохоже, чтобы подобные чувства испытывал её собеседник. Певица заметила, как блуждает взгляд сопраниста, словно ища, на чём остановиться, что сделать новой темой разговора. Недобрую мысль предоставить Тедески самому заново превращать беседу в непринуждённую болтовню Алессандра отмела: ей будет и выгоднее, и приятнее, если эта встреча обоим запомнится как хоть сколько-то удачная.
- Дорогой синьор Тедески, - произнесла певица самым что ни на есть сердечным тоном, легко касаясь руки своего визави. - Что бы ни ответил вам маэстро, это не удручит меня и не должно расстроить вас. Это всего лишь наши бесконечные театральные танцы со сменой партнёров, они заслуживают внимания и обсуждения гораздо меньше, чем ваш чудесный лимонад, жаркая погода, лилии или, тем более, "Аминта". Мы, венецианцы, всегда так танцуем, но это лишь отчасти меняет нашу жизнь.
Сейчас Алессандра была так обаятельна, как только умела, всем своим видом и поведением призывая собеседника к непринуждённости и лёгкости, к забвению любых расстройств. На радостной ноте было приятнее заканчивать любой разговор.

+1

20

C виду певица не была слишком уж расстроена дурной вестью. Возможно, это не так, однако Франко не умел читать по лицам и предугадывать настроения. На ее бы месте, сопранист отбросил все переживания – не эта роль так другая. Такой подход с успехом выручал его, когда он пел в Неаполитанском театре, часто исполняя второстепенные партии. Зависти или злости к коллегам юноша никогда не испытывал. Однако, как бы он повел себя сейчас, когда слава порядком вскружила голову. Смог бы он с легкостью отдать партию Дидоны кому-то другому, раздавив в себе чувство неудовлетворенности. Сейчас он не смог бы ответить на этот вопрос. Он ощущал себя все тем же Франко Тедески – тихим и податливым, как кусок мягкого пластилина, даже не подозревая о том, насколько же сильно он изменился за последние три месяца.
- Вы, несомненно, правы, синьорина Алессандра! – Франко непринужденно улыбнулся и вновь взглянул на собеседницу. – В круговороте театральной жизни невозможно испробовать все. Что-нибудь да всегда остается вне нашего внимания или возможностей. – Франко поднялся, взяв в руки подаренную книгу. Погладив переплет ладонью, он направился к книжному шкафу где «Аминта» и заняла свободное место меж других, не менее значимых произведений.

+1


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Частные владения » 23.05.1740. Дом Франко Тедески. Фрагмент жизни в рамках рампы