Авантюрная Венеция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Авантюрная Венеция » К прочтению » XVIII век: оружие


XVIII век: оружие

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Фехтование на шпагах и саблях
Огнестрельное оружие

0

2

Фехтование на шпагах и саблях

С конца XV в. в вооружение западной Европы прочно входит шпага. Именно с этого времени о фехтовании стали говорить как о роде искусства, имеющем свою философию. В этот период в Европе стала издаваться всевозможная литература - плохая и хорошая. Вот некоторые из этих изданий:

1. 1474 г. Жак Понс и Петр Торрес издали руководство по фехтованию.
2. 1509 г. Петр Манчио издал подобную же книгу.
3. 1513 г. Антонио Манзолини издал книгу о фехтовании, название которой неизвестно.
4. 1517 г. Ахилло Мороццо, ученик Антонио Гвидо-де-Лукко, в Венеции издал книгу "Искусство оружия", признанную лучшим сочинением XVI в. на эту тему. Позже его сын Ахилл Мороццо переиздал сочинение отца с иллюстрациями. Это издание было исправлено и дополнено и также называлось "Искусство оружия". Книга издавалась в Венеции Антонио Пинарчентив1568г.
5. 1553 г. Камил Агриппа написал книгу, напечатанную Антонио Блабо в Риме, а затем ее переиздали в 1604 г. Это сделал Роберто Маллиетти, Называлась она "Трактат об искусстве владения оружием с философскими диалогами",
6. 1553 г. Марк Антонио Пагано "Дисциплина оружия", Издана в Неаполе.
7. 1570 г. Иохим Майер (Название неизвестно).
8. 1570 г. Жак Гросси из Кореджио в Венеции издал сочинение о фехтовании, а спустя три года уроженец Прованса Сан-Дидье напечатал то же сочинение с придачей к нему гравюр. Эта книга была посвящена Карлу IX и называлась "Трактат об единой шпаге".
9. 1572 г. Жан-дель-Агокие, "Искусство фехтования". Венеция.
10. 1578 г. Анже Визани издал сочинение, где впервые была описана история фехтования. Автор относит его зарождение к библейским временам. Вторая книга этого же автора вышла в 1588 г. в Болонье.
11. 1601 г. Марк Доччислини из Флоренции опубликовал сочинение, посвященное герцогу Иоанну Медичи.
12. 1606 г. Николло Гиганти из Венеции (название книги неизвестно).
13. 1609 г. Тарквадо д'Алесандри "Рыцарь в полном смысле".
14. 1610 г. Кавалькабо (название книги неизвестно).
15. 1610 г. Рудольф Капоферро де Кальи издал в Сиенне книгу под названием "Большое писание об искусстве и применении фехтования". В этой работе было уделено внимание и истории фехтования.
16. 1612 г. Суторс (название книги неизвестно).
17. 1619 г. Жан Батист Гаяни "Искусство шпаги". Ливорно.
18. 1624 г. Сальватор Фабри, ученик Мороццо, издал книгу в Падуе (название неизвестно).
19. 1628 г. Энтони Везани "Фехтование пикой". Парма.
20. 1630 г. Гейслер (название книги неизвестно).
21. 1633 г. Ренне Бернар (название книги неизвестно).
22. 1653 г. Шарль Безнар (название книги неизвестно).
23. 1660 г. Александр Сенезис напечатал "Настоящее употребление шпаги", посвященное Карлу Фердинанду.
24. 1670 г. Ж. де ля Туш (название книги неизвестно).
25. 1676 г. Ле Перш де Кудрей (название книги неизвестно).
26. 1680 г. Франциск деля Моника, "Неаполитанское фехтование". Париж.
27. 1686 г. Де Лянкур "Учитель фехтования или фехтовальные упражнения". Париж.
28. 1696 г. Бонди де Мудзо, "Маэстро Клинок".
29. 1758 г. Александр де Марко "Рассуждения о фехтовании". Неаполь.
30. 1763 г. Д'Анжело "Учение о фехтовании". Лондон.
31. 1766 г. Данет "Искусство оружия".
32. 1781 г. Гвидо Антонио дель Мангано "Философские рассуждения о фехтовании". Павия.
33. 1795 г. Б. Фишер "Искусство фехтовать во всем его пространстве". Санкт-Петербург.
34. 1798 г. Михаил Макелли "Сочинение о фехтовании". Флоренция.
35. 1800 г. Павел Бартелли "Сочинение о фехтовании". Болонья, и т.д.

К сожалению, большинство упомянутых книг недоступны русскому читателю. В Ленинской библиотеке в Москве есть два издания на русском языке: Б. Фишера и Вальвиля (издана в 1817г.) Непереведенные же книги интересны своими гравюрами.

Считается, что шпага появилась как результат постепенного утончения меча. Обычным мечом трудно было поразить врага, одетого в готический или максимилиановский доспех. А плоским узким лезвием можно было наносить удары в его слабые точки: места соединения и смотровые щели. Свое название шпага получила от слова "spata" - кавалерийского меча древних римлян. Родиной шпаги традиционно считают Италию, откуда, собственно, искусство владения этим оружием распространилось по всей Европе.

Изначально бой на шпагах протекал с использованием щитов разных форм, небольшого размера - брокелей. Его техника была очень близка к поединку на мечах со щитами. При этом брокели использовались и для нанесения ударов. Часто к ним прикрепляли металлические шипы, по форме напоминающие кинжалы. Были они разной длины и могли предназначаться как для рубящих, так и для колющих ударов. Сама шпага конца XV-XVII вв. тоже использовалась для таких ударов, поэтому не следует ее считать чисто колющим оружием. В XVI в. постепенно отказываются от щита, заменяя его дагой. Параллельно с этим в Испании для действия левой рукой стали широко применять плащ. Его либо наматывали на руку и отбивали им удары, как щитом, либо набрасывали на оружие или голову противника.

Для итальянской школы фехтования на шпаге с дагой (позже кинжалом) характерна силовая манера ведения боя. Часто использовались различные варианты захватов с элементами борьбы; одновременные удары шпагой и дагой, либо их серии. Для противника опасность использования "двойного оружия" была в том, что он рисковал быть пораженным и на длинной дистанции, и на короткой. Для парирования ударов применяли либо один вид оружия, либо сразу оба.

Популярность фехтования была столь высока, а, следовательно, потребность в квалифицированных учителях фехтования для армии и частных лиц столь велика, что многочисленные преподаватели фехтования и даже профессиональные убийцы и дуэлянты объединялись в корпорации со своими законами и иерархией, например, "Братство Святого Марка", "Фехтовальное братство" или "Браво" - каста дуэлянтов и наемных убийц в Испании.

Часто эти люди, странствующие по всей Европе и Азии совмещали в себе способности преподавателей с хладнокровной жестокостью убийц и не против были заработать на заказной дуэли. Мастеров клинка называли "свободным поединщиками" и беспрепятственно позволяли им пересекать любые границы. Официальные власти их не трогали, так как искусство фехтовальщиков нужно было всем.

К концу XVII в. во Франции постепенно отказались от применения даги или кинжала и в поединках стали использовать только шпагу. Облегчение ее клинка привело к тому, что французы отказались и от рубящих ударов, используя только уколы. Но при этом иногда для увода клинка противника в сторону допускались действия свободной рукой.

Такая манера фехтования хорошо показана в книге Бальтазара Фишера "Искусство фехтовать, во всем его пространстве". Чрезвычайно интересны наставления этого мастера к ученикам:
"Не жди никогда; но напротив того противься всегда его отбоям; чтобы твое зрение не было никогда более устремлено на одну часть нежели на другую, дабы противник никогда не мог отгадать твое намерение; но лучше иметь вид твердый и надежный, и думай прежде о том, что делать хочешь. Я бы желал даже, чтобы вид твой казался заблудшимся во всех твоих намерениях, дабы не дать предузнать твоего предприятия".

То есть Фишер придает большое значение психологическому аспекту поединка, ибо считает, что даже мимолетно брошенный взгляд может подсказать направление последующего удара противнику.

В своей книге Фишер приводит различные термины, объяснить которые можно следующим образом:
1. Ангард - позиция, удобная для боя.
2. Встать в меру - то есть продвинуться к противнику, чтобы достать его клинок концом своего клинка.
3. Выйти из меры - из такой позиции отступить назад.
4. Кварт левый (или внутренний) - удар, наносимый с левой стороны шпаги или рапиры противника, при этом кисть собственной руки должна быть повернута локтями вверх.
5. Кварт правый (или наружный) - тоже, но с правой стороны.
6. Терс - удар, наносимый с правой стороны рапиры противника, кисть руки при этом повернута ногтями вниз.
7. Секунд - при соединении рапир правыми сторонами, фехтующие колют один другого из-под руки, держа кисть ногтями вниз.
8. Октав - в том же положении рапир или шпаг колют под руку, не выворачивая кисть.
9. Фланконад - удар, наносимый, когда рапиры соединены левыми сторонами и противник держит руку высоко поднятой. В этом случае, взяв сильной частью своего клинка (то есть ближней к эфесу) слабую часть рапиры противника (то есть ближнюю к острию), колют его в бок, направив удар под руку, не выворачивая кисть.
10. Кварт нижний - этот удар наносится при соединении рапир левыми сторонами, когда противник держит руку поднятой, открывая нижнюю часть своего корпуса. Колют прямо в грудь, вдоль правой руки противника.
11. Прим - наносится с левой стороны. Кисть руки направлена ногтями вниз. Этот удар употребляется редко, потому что, если вы выдержите парад противника и не выроните при этом клинка, то положение руки останется невыгодным при обороне.
12. Финт - обманное двойное движение, при котором имитируется удар, направленный в одну сторону, а наносится в другую.
13. Ангаже - клинок переносится на другую сторону клинка противника, при этом сильной частью собственного клинка касаются слабой части его клинка.
14. Аппель (или темпе) - вызвать противника на удар, то есть спровоцировать к нападению или рефлекторному движению.
15. Аттаке - быстрым движением рапиры заставить противника закрыться.
16. Купе - скольжение по клинку
17. Купе-отсечь - перенести скольжением свой клинок на другую сторону клинка противника через острие.
18. Ассо - битва, схватка.
19. Репри (или ремиз) - возобновленный удар, необязательно тот же.
20. Вольт - защита от наносимого удара движением.
21. Кроазе - выбивание шпаги противника вскользь, мгновенным ударом по ее слабой части.
22. Батман - удар по клинку.
23. Рипост - ответный удар или ответный укол после парирования или ухода движением с линии удара противника.

Приведенные термины заимствованы из французского языка. В фехтовании их использовали для обучения бою на любом виде холодного оружия. Некоторые из них не вышли из употребления по сей день.

О способах обезоруживания противника Фишер сообщает:
"Вышибка производится сильным ударением снаружи по клинку противника, когда он держит руку вытянуто и туго. Чтобы вышибить у него рапиру из руки надобно сколько можно тело отворотить и держать назад, руку иметь свободную, конец шпаги немного повыше обыкновенного и вне меры, чтобы не иметь опасности от прямого времянного удара.

О вышибке после боя:
Сей способ вышибать есть лучший потому что он менее подвергает опасности; чтобы cue сделать, отбивши просто или контрквартом примечай, если противник встает к обороне вытянувшись, то перенеси ударяя проворно и сильно по его рапире и коли квартом сверх рапиры.

О легировании или вышибке Кролзе:
Легировать шпагу, значит пристать к оной, обротя кисть ногтями вниз; ударь крепко острием своей шпаги по шпаге противника и обведи крепкую часть своей шпаги около слабой части шпаги противника, дабы оную вырвать. Cue средство обезоружить есть лучшее и единое, которое должно употреблять ежели противник не встает, ибо оно нимало не подвергает; и в случае неудачи, по крайней мере выгодно оно тем, что хотя и не вышибает, то довольно его откроет, чтобы можно было уколоть".

После окончания подготовительного учебного курса мастер предлагает ученикам приступить к "ассо":
"Ассо есть представление сражения со шпагами, в коем употребляешь на противника все удары и все отбои, коим научился, стараясь один другого обманывать финтами, дабы тронуть или отбить удары".

Последователи французской классической школы на какой-то период отказались от уколов в нижнюю часть тела, мотивируя это тем, что убить врага такой удар не может, а риск при этом быть пораженным велик. Базанкур в книге "Тайны шпаги" сетует по этому поводу:
"Очень нехорошо и безрассудно то, что в настоящее время не принято защищать нижнюю часть тела и на нее не обращается никакого внимания во время фехтования; в серьезном же бою или во время сражения, противник может нанести в эту незапрещенную часть смертельный удар".

Вальвиль в работе "Рассуждение о искусстве владеть шпагой" предлагает вернуться к старой итальянской школе, где использовались как рубящие, так и колющие удары:
"Шпага есть ужаснейшее холодное оружие после штыка, потому что соединяет острие трехгранной шпаги и лезвие сабли".

В этих рассуждениях был свой резон, так как автор предлагал приемы для боевых действий; в таких условиях было целесообразно уметь не только колоть, но и рубить.

Но в целом направление развития шпажного поединка в дальнейшем не изменялось, и трансформацию этого вида схватки можно увидеть в современном спортивном фехтовании на шпагах или рапирах.

Бленджини дает несколько советов по работе шпагой:
"1. При фехтовании шпагой требуется только прямой удар лезвием.
2. Необходимо заставлять учеников работать на линиях высоких и низких.
3. Не надо забывать, что нападение и отражение только тогда бывают хороши, когда соединяют в себе: обладание шпагой; взгляд, соображение, быстроту и точность.
4. Шпагой надо колоть, а не рубить.
5. Следить за шпагой противника во всех его движениях.
6. Не атаковать защищенную линию, только открытую, так как удар по железу отражается без намерения противника, потому что рука его находится в оборонительном положении простым оборотом кисти.
7. Не атаковать на расстоянии, недосягаемом от противника.
8. Нанести удар в ту минуту, когда он занят приготовлением к атаке.
9. Использовать двойные атаки.
10. Атаковать очень быстро".

Вообще, эти советы годны для фехтования любым видом холодного оружия, разница состоит только в диапазоне применяемых ударов.

С XIV века, когда началась открытая экспансия турок в Восточную Европу, все большей и большей популярностью у европейцев этого региона стала пользоваться сабля. Она быстро нашла свое место в арсеналах Европы и занимала доминирующее положение на протяжении XV-XVII вв. в военном деле Сербии, Албании, Хорватии, Молдавии, Украины, России, Венгрии, Польши.

Сабля была действительно универсальным оружием, одинаково пригодным и для конного, и для пешего боя. Изначально клинки сабель делали массивными, чтобы их вес способствовал разрубанию доспехов, а для придания им больших режущих свойств, часто на кончиках клинков с тыльной стороны делалось утолщение - "елмань" или "перо", что усиливало инерцию сабли при рубке. Но это была не единственная функция елмани. Например, в венгерской школе сабельного поединка (во многом заимствованной у турок) в XVI в. эту деталь использовали для дополнительного подсекающего движения. Елмань оттачивалась, и при нанесении рубящего удара, если даже противник сумел его парировать, клинок сабли поворачивали обухом к корпусу врага и возвращая оружие в исходное защитное положение, совершали секуще-режущее движение на себя, стараясь задеть незащищенные части тела пером.

Существовало два способа удержания клинка при совершении парадов. Так называемые "длинные" или "венгерские" защиты и "короткие" или "обыкновенные".

Венгерский способ отличался тем, что кончик клинка при оборонительной позиции был направлен к земле, а не вверх. Эта традиция изначально обусловливалась небольшими размерами защитной гарды, оставляющей кисть руки открытой для поражения. Поэтому под рубящие удары противника подставляли клинок, держа руку выше точки соприкосновения оружия, чтобы сабля, соскальзывая вниз, не могла задеть кисть.

В сабельном поединке различают шесть основных способов парирования ударов. Нумерация их в различных источниках дается по-разному, но самой распространенной была следующая:
1. Клинок подставляют под удар наносимый по левой ноге или бедру острием вниз, защищая тем самым всю нижнюю линию корпуса.
2. То же самое, но защищая правую ногу или бедро.
3. Защита правого плеча, бока и руки. Клинок держат острием вверх (по венгерской методе острие клинка всегда направлено вниз),
4. То же самое, но защищая левую сторону корпуса.
5. Защита головы. Клинок подставляют под прямой удар, держа его параллельно или чуть под углом к земле.
6. Парад колющего удара с уводом клинка противника вправо или влево (чуть вверх или чуть вниз), держа саблю или острием вверх, или вниз. При этом дополнительно совершая движение корпусом в сторону, противоположную отбитой сабле противника.

Существует еще седьмой, малораспространенный в пешем бою парад, когда защищают спину, выставляя клинок за правое или левое плечо, держа его острием вниз и при этом совершая тем же плечом движение в сторону, противоположную ставящемуся параду.

Удары наносятся по той же схеме, в основном рубящие и в меньшей степени колющие.

Для сабельного и шпажного боя старых школ были характерны так называемые "внутренние" удары, идущие снизу в сторону подбородка и горла. Отразить их было чрезвычайно сложно и часто, чтобы избежать поражения, приходилось спасаться уходом: например, прыжком назад или в сторону.

По мере облегчения вооружения уменьшался и вес сабли. Манипулировать ей стало значительно проще, появилась возможность наносить кистевые удары, особенно характерные для венгерской школы. Эффективны они тем, что для их проведения достаточно простого поворота кисти; для противника это движение оставалось неуловимым и такой удар часто достигал цели. Сила его была меньше силы локтевого удара, но серьезно поранить противника им вполне было можно. Барбазетти отказался от этих приемов и в своей книге советует:
"При нанесении ударов должна участвовать вся рука от плеча, дабы удар был сильнее, кроме того следует иметь в виду невозможность нанести сильный удар боевым оружием, имеющим известный вес, одной кистью".

Дуэли на холодном оружии в Европе были очень распространены. Даже в XIX в., когда в России дворяне уже предпочитали пистолет, европейцы сохраняли традиции клинкового поединка.

Дуэльных правил имелось множество. Кроме устоявшихся, традиционных, часто совершенно спонтанно в момент поединка сочинялись новые. Дуэли могли продолжаться "до первой крови" или "до смертельного исхода", но, как правило, они ограничивались собственно боем на клинках, без использования элементов борьбы. Хотя вполне вероятно, что иногда дуэли происходили и без всяких правил.
В конце XIX в. вышел в свет ряд книг, посвященных этой теме:
1. 1863 г. Маркиони и Цезарь Энрикетти "Правила дуэли и задача секундантов". Флоренция.
2. 1863 г. Жак Николетти "О гражданской и военной дуэлиио поводах к ее уничтожению". Флоренция.
3. 1867 г. Антонио Тульябуэ "Дуэль". Милан.
4. 1868 г. Ц. А. Бленджини "О дуэли и о главных условиях, необходимых для соблюдения и об обязанностях секундантов и свидетелей". Падуя.
5. 1869 г. Павел Фамбри "О дуэли". Венеция.

Очень интересно описана дуэль на саблях в романе венгерского писателя Кальмана Миксата "Черный город", написанного в конце XIX в. Хотя произведение художественное, но автор, несомненно, разбирался во всех тонкостях фехтования:
"...Первым делом нужно решить, - начал Миклош Блом, - будем ли мы драться по саксонским правилам или по венгерским ?
... - Мне совершенно безразлично. Уступаю право выбора своему противнику.
- Пусть будет по саксонским правилам, - с легким поклоном отвечал Дердь Гергей.

Саксонские правила поединка были наиболее благоразумными и, хотя во многом походили на современные, не знали тех излишних формальностей, которыми страдают нынешние дуэльные кодексы. Противники выходили и дрались до первой или до последней крови. Доктора с собой не брали, протокола не писали. Словом, на тогдашних дуэлях лились не чернила, а кровь.

...Миклош Блом отломил от старого дуплистого дерева длинный прямой прут.
... Прутом он смерил рост Фабрициуса, как вызванного на дуэль, отрезал от прута лишнее и с помощью своей мерки нарисовал на земле два одинаковых круга один подле другого.
Противники встали каждый в свой круг и начали бой, приняв к сведению, что первый из них, кто выйдет в азарте наступления или под натиском противника за черту круга будет считаться побежденным.
...Однако и у саксонского способа дуэли были свои недостатки: явное преимущество фехтовальщика с длинными руками, разрешение наносить любые, даже противоречащие правилам удары, за исключением колющих, - одним словом, "руби, не щади". Финты, обманные удары и прочие уловки не только допускались, но даже рекомендовались.
...Гергей же, обучавшийся сабельной рубке у отца, дрался на венгерский манер, поворачивая руку только в запястье.
...Прием Грибе состоит в том, что саблю направляют в грудь противнику, и тот, естественно, готовится парировать удар, в это мгновение нападающий делает молниеносный поворот руки в запястье, сабля описывает полукруг вниз, с огромной силой, уже снизу, ударяет по вражескому клинку и неизбежно выбивает его..."

В XVIII и XIX вв. сабля по-прежнему оставалась на вооружении в кавалерии. В пехоте использовались ее укороченные варианты: полусабли и тесаки, техника боя на которых практически ничем не отличалась от сабельной. Тяжелая и средняя кавалерия - кирасиры и драгуны - были вооружены палашами, манера боя на них имела некоторые отличия от боя на саблях. Разница обусловливалась большим весом палаша, что исключало активное применение кистевых ударов, а его прямой и более длинный клинок был удобен для нанесения уколов.

Результат фехтования на коне зависел не только от умения владеть клинком, но и от умения управлять лошадью.
"Немецкий гусар и французский кирасир, выбравшись из толпы после схватки, встретились на поле битвы в виду наших линий. Гусар потерял свой кивер, и кровь струилась из его головной раны. Однако это не помешало ему кинуться на своего противника, закованного в железо, и он скоро доказал, что искусство в управлении лошадью и умение владеть саблей более значат, нежели предохранительное вооружение. Превосходство гусара можно было заметить, как только он скрестил оружие. После нескольких нападений сильный удар заставил француза покачнуться в седле, и все его старания воспротивиться быстрым нападениям противника остались тщетными; наконец второй удар повалил его на землю. Третий гусарский полк жадно следивший за этим отчаянным поединком, шумно аплодировал победителю, принадлежащему к этому полку".

При фехтовании верхом надо было постоянно помнить о том, что во время схватки опасности подвергается не только всадник, но и его конь. Поэтому всадников обучали блокировать удары, направленные на животное, в основном, в область головы и шеи.

Кавалерист Нолан дает следующие рекомендации:
"Главное внимание следует обратить на голову, заднюю сторону шеи, на руки и ноги. Азиатцы, которые хорошо понимают эту необходимость, с особенным старанием закрывают эти части, а потому имеют полное преимущество перед теми из своих противников, которые пренебрегают подобными предосторожностями.

Иррегулярные турки носят чалму, которая лучше предохраняет голову всадника, нежели медные и стальные каски. Колени их защищены глубокими седлами, а ноги - широкими железными стременами. Рукава их одежды подбивались волосом, и дурные клинки европейских сабель едва ли могли испортить их одежду, сделанную из чистого шелка, или из шелка пополам с бумагою. Одежда русских и австрийских солдат далеко не представляла собою такого сопротивления турецким саблям или легким и коротким ятаганам.

...Обыкновенная привычка сейков направлять удары в затылок принесла так много вреда в сражении 2 ноября, что наши офицеры принуждены были изыскивать особенные средства для предосторожности. Некоторые из них обматывали кругом кивера холстину с целью образовать трудно проницаемые складки, и это действительно служило некоторой защитой.
...Для защиты рук необходимо употреблять такие рукавицы и нарукавники, которые не препятствовали бы свободно и ловко владеть эфесом сабли например, вроде тех, какие обыкновенно употребляют все индийские наездники. Они выделывают их из мелких блях или стальных колец и надевают на руку вплоть до самого локтя. Это имеет ту важную выгоду, что руки, будучи подняты кверху, могут отражать удары, направленные в голову и в туловище. Рукавицы не тяжелы, а руки остаются совершенно свободными, вследствие чего получается возможность хорошо и ловко владеть своим оружием".

Для того, чтобы правильно наносить удары, оружие должно быть хорошо сбалансировано. Барбазетти считает, что у идеального клинка центр тяжести должен находиться приблизительно в 5 см от гарды. Больше значение имеет правильная форма рукояти эфеса; лучше ее делать не круглой, а овальной (в разрезе), чтобы плотно лежала в ладони бойца, не будучи слишком толстой или слишком тонкой.

"Эфес должен быть плоский (овальный - В. Т.); иначе его нельзя твердо сжимать, а вследствие вращения в руке сабля может иногда совсем не производить удара".

Имеется в виду, что, если у эфеса рукоять круглой формы, то при затяжной сабельной рубке она будет вращаться в ладони. Всадник наносит удары не прямо, а под углом и даже плашмя. Боец в этом случае вынужден постоянно перехватывать эфес, возвращая его в нужное положение, тем самым ослабляя хват оружия и рискуя его выронить при ударе по клинку.
Валентин Тараторин, "История боевого фехтования: Развитие тактики ближнего боя от древности до начала XIX века"

0

3

Огнестрельное оружие

В течение XVII—XVIII столетий кремневое оружие продолжало совершенствоваться. Калибр ружей постепенно уменьшали и делали преимущественно от 0,7 до 0,8 дюйма (18—20,4 мм), увеличивали прочность стволов, безотказность замков, старались уменьшить общий вес солдатского ружья и стремились выпускать военное оружие совершенно однообразным; это было необходимо для регулярных армий, имеющих единое обмундирование, снаряжение и т. д.

Шомпол

Необходимой принадлежностью каждого заряжаемого с дула ружья был деревянный шомпол. Хотя железные шомпола были известны с конца XV столетия, однако их не применяли, чтобы не повредить растиранием канал ствола, отчего ухудшались кучность боя и меткость стрельбы. Но так как деревянные шомпола нередко ломались при заряжании во время сражения, то решили пожертвовать долговечностью стволов, чтобы сделать ружье более надежным в боевой обстановке. В 1698 году в прусской пехоте были введены железные шомпола, вскоре такие же были приняты и в армиях других государств. Железный шомпол утяжелил и без того увесистое ружье, поэтому возник вопрос об облегчении солдатского оружия.

В XVIII веке стали испытывать стальные шомпола. Заряжая с дула ружье, стрелок должен был переворачивать шомпол в пальцах правой руки дважды — вниз головкой и вверх головкой. Поворачивание шомпола требовало выучки и несколько замедляло заряжание. Поэтому предпринимались попытки ввести двусторонние шомпола: они имели на каждом конце головку, середина же была сделана тонкой для облегчения. Для прохода шомпольной головки в цевье в последнем необходимо было бы значительно расширить шомпольную дорожку, а такая дорожка ослабляет цевье.

Пистолет-карабин

Среди военных пистолетов конца XVII столетия появился кавалерийский пистолет-карабин — промежуточное оружие между пистолетом и карабином. Он представлял собой солдатский пистолет с немного удлиненным стволом, к рукояти которого был приспособлен быстроотъемный приклад. Благодаря прикладу получалось более верное прицеливание, отсюда — и более меткая стрельба, чем из пистолета без приклада, когда стреляют с одной руки.

Пистолеты-карабины испытывались в разных государствах, но нигде не были одобрены. Во-первых, потому, что кавалеристу не всегда удобно сидя на коне примыкать приклад к пистолету; во-вторых, приходилось возить пистолет-карабин в передних кобурах седла: в одной — пистолет, в другой — приклад. Солдат же предпочитал иметь в кобурах вместо одного пистолета и приклада к нему два обыкновенных пистолета, как было принято в те времена.

Впоследствии подобные приклады стали приспосабливать к револьверам и охотничьим пистолетам, а в наше время — и к автоматическим пистолетам.

Пришлось бы делать цевье гораздо толще для упрочения, получились бы крупнее и ложевые кольца. Все это утяжелило бы ружье. Поэтому двусторонние шомпола были забракованы. К тому же ловкий солдат, поворачивая шомпол при заряжании, мог в те времена произвести в минуту до четырех выстрелов. От кремневого ружья такой большой скорострельности не требовали: считали достаточным 1—2 выстрела в минуту.

Длина и вес оружия

Думая об уменьшении веса солдатского ружья, обращали главное внимание на длину и вес ствола. Сделанный из хорошего вязкого железа ствол, даже имея тонкие стенки в средней и дульной третях (каждый ствол имеет три части: казенную, среднюю и дульную), вполне выдерживал стрельбу боевыми патронами, но страдал от случайных ударов и штыкового боя, получая вмятины и прогибы. Поэтому делали стволы с утолщенными стенками для увеличения прочности.

Опыт показывал, что хорошо отделанный короткий ствол дает лучшую кучность боя и меткость стрельбы, чем длинный ствол с кое-как отделанным каналом. Однако слишком короткое ружье было непригодным для стрельбы из двухшеренгового строя (задний стрелок оглушал бы переднего); кроме того, короткое ружье неудобно при штыковом бое, если у противника будет более длинное ружье со штыком.

Учитывая все это, приходилось укорачивать ствол очень осторожно, одновременно на столько же удлиняя клинок штыка. Все же за столетие, к концу XVIII века, калибр ружей с 22,8 миллиметра уменьшился до 18,5, стволы укоротились со 118 до 82 сантиметров, вес ружей уменьшился с 5,6 до 5 килограммов. Конечно, имелись ружья калибра меньше 18 миллиметров и весом около 4,5 килограмма, но их было не так много, хотя они и доказывали, что возможности для уменьшения калибра и облегчения ружья еще имеются.

Скорострельность

И без того невысокие баллистические и боевые возможности оружия с кремневым замком еще больше снижались из-за малой скорострельности. Почему она была небольшой? Все объясняется медлительным и непростым заряжанием, которое стрелок производил стоя, в несколько приемов. Сначала нужно было взять ружье на изготовку и открыть полку. Из сумки достать патрон, откусить конец бумажной гильзы и из нее отсыпать часть пороха на полку. После этого нужно было закрыть полку, поставить курок на предохранительный взвод, а ружье — вертикально к ноге. Но это еще не все. Оставшийся в патроне порох высыпали в ствол. Причем, чтобы его крупинки не остались в гильзе, ее следовало осторожно размять. Опорожненный патрон вкладывали в ствол пулей к пороху и несильными ударами шомпола перемещали в казенник к заряду. При этом старались не раздавить пороховых зерен, которые, превратясь в мякоть, действовали бы слабее. Проделав это, солдат вставлял шомпол в цевье и был готов к стрельбе. Скорострельность кремневых ружей составляла всего один выстрел в полторы минуты. Вероятно, при известной натренированности солдат она могла быть и большей: например, устав прусской пехоты 1779 года требовал от обученных солдат до четырех выстрелов в минуту.

Прицелы

Прицельные приспособления у кремневых ружей были развиты слабо. Для наведения оружия на цель служила латунная или железная мушка, припаянная на дульной части ствола или переднем ложевом кольце. Поэтому об очень меткой стрельбе с использованием столь примитивных прицельных устройств говорить не приходилось. Ведя огонь из кремневых ружей, солдаты фактически производили наводку по стволу, примерно совмещая мушку с целью. Эффективность такой стрельбы была низкая. Даже в XIX веке русское кремневое пехотное ружье образца 1808 года поражало цель на расстоянии около 75 метров лишь в 75 процентах случаев, а прусское ружье образца 1805 года — всего в 46 процентах. Только на исходе 1820-х годов прицелы кремневок были несколько улучшены: на казенной части стволов сделали приспособление для визирования мушки и более точного совмещения ее с целью.

Плутонговая стрельба

Компенсировать недостатки кремневок — неточность выстрелов и малую скорострельность — пытались тем, что вели стрельбу залпами. Огонь одновременно открывали сразу целые взводы, называемые плутонгами. Иногда залп производил сразу целый батальон. При обучении и подготовке солдат этому виду стрельбы придавали решающее значение, так как только в нем видели возможность достижения высокого результата. Плутонговая стрельба залпами могла производиться с высокой частотой. Подразделения стреляли одно за другим перекатами, и все 8 плутонгов, входившие в состав батальона, могли разрядить свое оружие в течение одной минуты.

Патрон

Много усилий было потрачено на то, чтобы добиться лучшего способа заряжать ружье. В первое время стрелок носил с собой мешок с порохом и еще один — с пулями. Когда нужно было зарядить ружье, он отмерял порцию пороха и сыпал ее в ствол. Потом закладывал туда же пулю. Отмерять порох на ветру или при дожде было неудобно. Стали делать из дерева продолговатые круглые коробочки величиной с палец. Коробочки эти называли патронами. В патрон заранее насыпался порох доверху. Потом патрон закрывали деревянной крышкой. Каждый стрелок носил теперь через плечо ремень, к которому было подвешено 12 деревянных патронов с порохом. Кроме того, на поясе еще был кожаный мешок с пулями. Перед выстрелом весь порох из патрона высыпался в ствол. Потом закладывали пулю.

Во второй половине XVI века изобрели патрон из бумаги, в который поверх пороха помещали пулю. Патрон был такого размера, что свободно входил в ствол. Перед тем как зарядить ружье, стрелок откусывал нижнюю часть патрона, чтобы открыть доступ к пороху. Для проталкивания патрона до самого конца ствола использовали шомпол.

Введение бумажного патрона способствовало значительному ускорению стрельбы. Изготовление таких патронов было делом несложным и велось непосредственно в войсках. Гильзы (так стали называть круглые коробочки для порохового заряда и пули) сворачивали из бумаги. В них засыпали порох и вставляли отлитую пулю. Боевой бумажный патрон XVIII века содержал 9—12 граммов пороха и 28—33-граммовую пулю. У пистолетов заряд был меньше и пуля легче. Так, русский пистолетный патрон имел 8,5 грамма пороха и пулю массой 25,6 грамма.

Первыми бумажный патрон стали использовать кавалеристы, ведь им было труднее, чем пешему воину, заряжать оружие, используя несколько предметов снаряжения. В пехоте бумажные патроны впервые были применены в шведской армии в ходе Тридцатилетней войны (1618—1648 гг.). В результате их использования шведские пехотинцы могли стрелять втрое быстрее, чем мушкетеры других армий. Такое преимущество в скорострельности шведы сохраняли в течение сорока лет. В 1670 году патроны стали использовать в прусской пехоте, а еще через двадцать лет — во Франции.

В русской армии патроны появились в начале XVIII века. При Петре I боекомплект фузилера составлял 50 патронов с боевым зарядом и 10 учебных. 30 патронов находились при пехотинце постоянно. Он носил их в патронной сумке через плечо; остальные хранились в обозе. В дополнение к пулевым патронам русские солдаты должны были иметь еще картечные — с несколькими пулями уменьшенного калибра. Так, в 1726 году было установлено в войсках на каждого солдата иметь в дополнение к 50 обычным патронам с пулями 20 картечных. Картечные патроны применялись до 1760-х годов.

В армиях других государств солдатский патронный боекомплект был примерно таким же. Например, в прусской армии короля Фридриха он составлял 60 патронов. Естественно, солдатский боекомплект не оставался неизменным. Уже в 1769 году в русской армии выдавалось на ружье по 75 патронов, из которых 40 носили в патронной сумке, а остальные возили в зарядном ящике. Эта норма сохранялась и в начале XIX века.

В легкой пехоте (егеря), которой приходилось стрелять чаще, чем линейной (тяжелой), запас патронов для каждого солдата был бґольшим. Например, в австрийской армии начала XIX века каждый егерь имел 100 патронов.
Запас патронов кавалериста в период кремневого оружия был невелик. Объясняется это желанием несколько сократить вес вооружения конного воина. Ведь кроме огнестрельного он имел еще и холодное оружие — палаш, саблю или пику. Твердо устоявшегося количества патронов в боезапасе кавалериста не было.

Даже несмотря на малую скорострельность кремневого оружия по сравнению с современным, стреляли из него в сражениях много. Порой это приводило к такому большому расходу боеприпасов, что в кульминационные моменты схваток стрелять было нечем. Так случилось в одной из битв в ходе Семилетней войны (1756— 1763 гг.) — при Торгау 3 ноября 1760 года. Ее участники, австрийцы и пруссаки, яростно палили друг в друга до тех пор, пока не израсходовали все патроны. Патронный голод испытали и французские солдаты в сражении с австрийскими войсками под Ваграмом 5—6 июля 1809 года, когда, увлекшись стрельбой, они не заметили, как опустели патронные сумки. Правда, это не спасло австрийцев от разгрома.

Капсюль

Оружие с кремневым замком применялось со второй половины XVII до середины XIX века. Несмотря на ряд усовершенствований, принципиальных новшеств в его конструкцию за два века внесено не было. Кремневый замок так и не удалось вылечить от главной его «болезни» — не всегда надежного воспламенения заряда. Как правило, на 100 выстрелов приходилось до 20 осечек, а живучесть каждого кремня в среднем достигала 50 выстрелов, после чего его заменяли другим.

Каждый солдат носил с собой запас кремня и при необходимости отворачивал прижимной винт курка, вынимал пришедший в негодность кремень и на его место устанавливал новый. Это снижало темп стрельбы, а кроме того, войскам помимо пороха и пуль нужно было постоянно возить много тяжелых ящиков с кремнем. Всем было ясно, что кремень необходимо заменить чем-нибудь более совершенным. Но чем? Об этом много думали, пока в 1799 году не подоспело открытие английского химика Говарда.

Растворив ртуть в азотной кислоте и вскипятив полученный раствор с добавлением спирта, Говард получил осадок неизвестного вещества. Скоро он обнаружил, что, будучи высушенным, это вещество взрывается от малейшего прикосновения. Поэтому Говард назвал его гремучей ртутью.

Попытки использовать гремучую ртуть вместо пороха окончились неудачно — взрыв происходил настолько быстро, что казенная часть ружья попросту разрывалась. Однако свойство гремучей ртути взрываться от самого легкого удара заинтересовало шотландца А. Форсайта: он решил приспособить гремучую ртуть вместо кремня для зажигания пороха. В 1807 году он запатентовал «химический замок», представлявший собой небольшой цилиндр, расположенный над затравочной полкой. Когда стрелок переворачивал его, на полку высыпалась затравка, которая воспламенялась при ударе курка по молоточку.

Несколько позднее были созданы бумажные капсюли — пистоны. При их изготовлении гремучую ртуть смешивали с воском, олифой или смолой, получая взрывчатые шарики, которые потом вклеивали между двумя листочками вощеной бумаги.

Пистоны стали соединять в виде ленты, которую старались приспособить к механизму замка так, чтобы получалась автоматическая затравка.

В 1818 году англичанин Джозеф Эгг запатентовал замок с подвижным магазином, где помещались пистоны. При взводе курка тот сдвигался назад, и пистон опускался в углубление на затравочной полке.
Николай Волковский, Юрий Каторин, "От мушкета до ракеты"

0


Вы здесь » Авантюрная Венеция » К прочтению » XVIII век: оружие