Авантюрная Венеция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Частные владения » 02.06.1740. Дом Монтанелли. La parola è d'argento, il silenzio è d'oro


02.06.1740. Дом Монтанелли. La parola è d'argento, il silenzio è d'oro

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Название: "La parola è d'argento, il silenzio è d'oro".
2. Дата: 2 июня 1740 года, около семи часов вечера.
3. Место: Дом негоцианта Монтанелли.
4. Действующие лица: Фьямма Монтанелли, Мартина Гатти, Бьянка Эспозито.
5. Краткое описание: синьора Фьямма приглашает двух воспитаниц Оспедалетто выступить на музыкальном вечере, желая впоследствии побеседовать с ними наедине о последних сплетнях и, конечно же, о загадочном исчезновении Юлии Соллечиты.

Отредактировано Фьямма Монтанелли (2012-08-28 17:23:17)

0

2

Музыкальные вечера, проводимые в доме негоцианта, были весьма частым явлениям во многом благодаря его молодой супруге. Синьор Монтанелли разделял эту ее страсть наравне со склонностью к любовным приключениям.
Пусть гостям дома не доводилось увидеть такого же размаха, как на концертах в театре, все же найти усладу для души здесь мог каждый. Многие в светском обществе считали своим долгом побывать на приеме в доме четы Монтанелли, чтобы услышать именитого оперного певца или выступление самой хозяйки синьоры Фьяммы. Время от времени она приглашала и воспитанниц Оспедалетто, обеспечивая им те же благоприятные условия, которые они имели в приюте.
Любимицей Фьяммы долгое время была Юлия, пропавшая столь внезапно. Обеспокоенная судьбой девушки, супруга негоцианта строила на этот счет разные догадки. В историю с похищением ей верилось слабо. В том, что Юлия угодила в какую-то авантюру, быть может, для нее опасную, Фьямма, напротив, ни минуты не сомневалась.
Как бы там ни было, следовало расспросить самих воспитанниц Оспедалетто. Вдруг кто-то  что-то да знает такое, что может вывести на след пропавшей. Узнав, кто из девушек находился с Юлией в наиболее дружественных отношениях, Фьямма устроила очередной музыкальный вечер. На него оказались приглашены Мартина Гатти и Бьянка Эспозито. Девиц этих она видела ранее, но близкого знакомства с ними не имела. Хотя Юлия упоминала о ком-то из них в письмах…
Итак, воспитанницы исполнили несколько религиозных песен на радость благосклонной публике. Особые восторги в их адрес высказывал синьор Монтанелли, всегда трепетно относящийся к благоухающей юности. После синьоринам Мартине и Бьянке было объявлено, что синьора Фьямма приглашает их в свой кабинет для непринужденной беседы.

Отредактировано Фьямма Монтанелли (2012-08-28 17:55:44)

+1

3

В доме четы Монтанелли, при всей роскоши, было очень уютно. Чувствовалось, что люди, живущие здесь, любят свое жилище и заботятся о нем.
Сама Мартина не была прежде знакома с супругами Монтанелли - но вот Юлия частенько говорила о синьоре Фьямме, всегда отзываясь о ней с большой теплотой.
Когда закончилась торжественная часть приема, когда они с Бьянкой спели несколько песен из своего обычного репертуара, синьора Фьямма пригласила их в свой кабинет.
Войдя в комнату, Мартина осторожно осмотрелась - так, чтобы не быть слишком любопытной. Она не могла не отметить хорошего вкуса хозяйки. А кресла будто сами приглашали, чтобы в них сели.
Устроившись с удобством напротив хозяйки, Мартина стала ожидать, когда та заговорит. Интересно, что хочет рассказать им синьора Фьямма? А может быть, наоборот - хочет их расспросить о чем-то?

0

4

Бьянке не часто доводилось покидать пределы Оспедалетто, потому любая возможность выбраться из этой золотой клетки, будь то званый вечер в доме негоцианта или же концерт, была для неё подобно глотку свежего воздуха. Девушке было безумно интересно, чем и как живут люди за пределами приюта, чьи судьбы, ровно как и дни не расписаны наперёд согласно строгим законам оспедали. Нет, Бьянка вовсе не стремилась к полной свободе, наоборот, мир по ту сторону ограды со всеми его пороками и соблазнами нередко наводил на неё ужас, однако больше всего она боялась провести всю свою жизнь здесь, в стенах Оспедалетто, так и не узнав, к чему лежит её сердце.
     Порой Бьянка завидовала Мартине. Достаточно было услышать её необыкновенно глубокий, чистый голос, увидеть, как при этом горят её глаза, а лицо озаряется каким-то удивительным тёплым светом, и каждому становилось понятно, что пение - это её призвание. С другой стороны, совместные выступления с Мартиной доставляли Бьянке огромное удовольствие и вселяли надежду, что когда-нибудь и она отыщет своё счастье.
    Прозвучал последний аккорд, и гостиная наполнилась аплодисментами. Поблагодарив благодарных слушателей скромными поклонами, а в случае Бьянки, и застенчивой улыбкой, девушки покинули зал. Хозяйка дома, достопочтенная синьора Фьямма, была весьма любезна и пригласила их в свой кабинет для беседы.
   Жена негоцианта, весьма привлекательная молодая женщина с удивительными светлыми глазами, произвела на девушку двойственное впечатление. С одной стороны она казалась милой и обходительной, приветливо улыбалась, шутила с гостями. Но с другой, и виной тому скорей всего послужили всё те же удивительные кошачьи глаза, она напоминала хищницу. Потому то, каждый раз пересекаясь с ней взглядом, Бьянка тут же опускала глаза.
    Проследовав за Мартиной в кабинет синьоры, она заняла соседнее кресло, скромно сложив руки на коленях, в ожидании того, о чём же хочет поговорить с ними хозяйка дома.

Отредактировано Бьянка Эспозито (2012-09-02 01:23:13)

+3

5

Прелестную юность по достоинству ценил не только негоциант Франческо Монтанелли. Она так же волновала его супругу, чьи пристрастия, впрочем, были весьма разнообразны. Отчасти Фьямма любовалась особенно хорошенькими воспитанницами приюта, отчасти видела в них себя саму, еще совсем недавно такую же юную и неопытную, но больше всего ей льстила мысль, что она так или иначе может повлиять на одну или две покуда незамутненные головки.
Вошедших девиц молодая женщина не стала смущать таким уж пристальным взглядом, предпочитая рассматривать их исподволь, как бы невзначай. Они обе понравились ей и лицом, и фигурой. Когда-нибудь, даст Бог, двум мужчинам посчастливится взять в жены этих красавиц, если, конечно, последние согласятся навсегда расстаться со сценой.
- Синьорина Мартина, синьорина Бьянка, Вы пели чудесно, - тихо заговорила Фьямма. – Благодарю Вас за удовольствие, доставленное мне и моим гостям.
Пришла служанка – рыжеватая женщина с озорством в глазах, подстать натурой и возрастом своей хозяйке. Фьямма звала ее Терезой. Та принесла поднос с вином, фруктами и маленькими кусочками зажаристой птицы, наколотыми на шпажки.
- Прошу Вас, угощайтесь, но прежде примите от меня скромные подарки в знак моей симпатии.
Служанка подала Фьямме две небольших шкатулки. В них девушки могли найти по броши, каждая из которых отличалась одна от другой, и по маленькому зеркальцу. Все предметы, включая шкатулки, были изысканно украшены, но все же не столь вызывающе, дабы не смущать будущих обладательниц.
- Понравился ли Вам сегодняшний вечер?

Отредактировано Фьямма Монтанелли (2012-09-03 22:29:59)

+2

6

Синьора Фьямма была так добра, что преподнесла девушкам подарки - каждая получила по шкатулке, в которой обнаружились брошь и зеркальце. Вещички были очень изысканными, а броши - хоть и похожи друг на друга, а все же разные.
- Благодарю вас, - сказала Мартина. - Чудесный вечер, а подарки - просто восхитительны!
Надо сказать, что в этот вечер Мартину занимала не только музыка. Она тихонько приглядывалась к чете Монтанелли, пытаясь понять их семейный уклад. Если она все же скажет "да" синьору Бернарди - нужно иметь хотя бы какое-то представление о том, что может ее ждать.
- Ваш супруг очень обходителен, как я заметила, - осторожно сказала Мартина. - Наверное, синьора Фьямма, вы счастливы быть замужем за таким человеком?
Мартина не была уверена, как ее вопрос сочетается с правилами светского этикета. Но, если что, такой вопрос можно расценить просто как обычный комплимент, ведь так?
Чтобы скрыть смущение, Мартина взяла с подноса кусочек жареной птицы, которую принесла Тереза - служанка синьоры Фьяммы.

Отредактировано Мартина Гатти (2012-09-07 12:29:21)

+2

7

- Вы очень добры, синьора Фьямма, - отозвалась Бьянка, принимая из рук госпожи небольшой подарок. Изысканный и очень нежный рисунок украшал крышку шкатулки, дразня воображение её содержимым. Однако заглядывать внутрь девушка не стала, а лишь огладила пальчиками резные края, искренне удивляясь тому, как возможно создавать настолько красивые вещи.
   Что же до угощений, то Бьянка посчитала, что будет не слишком прилично разговаривать с набитым ртом, потому ограничилась одной виноградинкой.
- Это был великолепный вечер, синьора, - на лице девушки заиграла искренняя улыбка, - жаль только, что все вечера не могут быть такими замечательными! – на последней фразе Бьянка осеклась и несколько потупилась. В голове это звучало хорошо, но вот на словах вышло довольно несдержанно, как если бы она напрашивалась. А показаться перед синьорой невоспитанной дурёхой Бьянка хотела меньше всего.
   Между тем Мартина довольно ловко увела разговор в другое русло, тем самым затронув тему достаточно животрепещущую. Ведь, по сути, каждая воспитанница оспедали так или иначе примеривала на себя роль замужней женщины. Однако что на самом деле скрывал за собой этот статус – счастливую и беззаботную жизнь или всё ту же клетку, только с иным пейзажем по ту сторону золочёных реек – по-прежнему оставалось загадкой.

Отредактировано Бьянка Эспозито (2012-09-07 19:26:17)

+3

8

Фьямма наблюдала за обеими девушками с нескрываемым, но весьма осторожным интересом, посматривая то на Мартину, то на Бьянку. Примерные воспитанницы, сладкоголосые нимфы – столь похожие и столь разные. Такая дружба не редкость. Она не всегда бывает крепкой и зачастую заканчивается с возрастом, а то и по причине расхождения в социальном положении, но от этого не становится менее прекрасной. Хотя бы в воспоминаниях.
- Я довольна своим браком. Обходительность в нем, милая Мартина, не самое важное, - с улыбкой ответила хозяйка дома, про себя отмечая, что еще одной пташке стало тесно в общей клетке, - однако же, без нее, безусловно, жить было бы весьма затруднительно. Я передам Вашу похвалу синьору Монтанелли. Ручаюсь, она покажется ему очень лестной.
Фьямма взяла бокал вина, сделала маленький глоток, откинувшись на спинку просторного узорчатого кресла. Даже когда молодая женщина сохраняла серьезное выражение лица, казалось, что уголки ее губ чуть приподнимаются вверх. Оттого она словно не переставала улыбаться.
- Но разве Ваши сердца сейчас должны волновать такие скучные вещи? – спросила Фьямма у обеих. – А как же пылкие чувства и поэтический полет души?
Супруга негоцианта перевела взгляд на Бьянку. Белокурая девушка казалось более робкой по сравнению со своей подругой. Совсем еще ребенок.
- Отчего же и остальные вечера не могут быть столь же замечательными? Стоит только захотеть, тогда все исполнится. Выпейте вина, синьорина. Обещаю, его вкус, как и этот вечер, Вы не забудете.

+2

9

Мартина заметила смущение Бьянки и тихонько взяла ее за руку, желая поддержать.
Затем подумала над вопросом синьоры Фьяммы.
- Я не уверена, что люблю человека, который ко мне сватается, - сказала она наконец. - Но думаю, что он меня любит - раз так хочет, чтобы я стала его женой. Конечно, хорошо, когда любовь взаимна - но, с другой стороны, я не хочу, чтобы кто-то страдал из-за безответного чувства ко мне. Поэтому я и не отказала синьору Бернарди... как собиралась сделать совсем недавно.
Наверное, этого не следовало говорить. Но кому еще поверить свои сомнения? Синьоре Катерине, для которой она всегда будет только ребенком?
- Но, с другой стороны, - продолжала Мартина, - если я скажу "да" синьору Бернарди, а потом встречу человека, которого полюблю сама - что мне делать? Ведь тогда страдать придется уже мне. Или стать изменницей, что еще хуже. Да, я знаю, что многие смеются над супружескими изменами... Но ведь настоящее, изначальное значение слова "измена" - то же самое, что у слова "предательство".
Мартина перевела дух. Наверное, со стороны ее слова могут показаться слишком громкими. Но какие слова могла она подобрать, чтобы ее поняли?

0


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Частные владения » 02.06.1740. Дом Монтанелли. La parola è d'argento, il silenzio è d'oro