Авантюрная Венеция

Объявление

В игру требуются:
Акция: персонажи в розыске
• Члены попечительского совета Оспедалетто (нобили и негоцианты);
• Воспитанницы приюта;
• Гости города и авантюристы.
• Куртизанки, актрисы, содержанки.
Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Сплетник с паролем 1234.
30 мая (понедельник) – 5 июня (воскресенье) 1740 года.
• Солнечная, жаркая погода. В начале недели грозы, ветер южный.
• Совет попечителей Оспедалетто принимает решение об участии новой ведущей сопранистки Мартины Гатти в выступлении на банкете у дожа 15 июня.

Уважаемые игроки! Игра приостановлена на неопределенный срок. Подробности здесь.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Архив анкет » Рафаэль Альфьери


Рафаэль Альфьери

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя или прозвище:
Рафаэль Альфьери. Прозвище - Флорентийский Герцог.

2. Социальный статус и род занятий:
Титул - герцог. Род занятий - в основном изготовление ядов.

3. Возраст:
25 лет

4. Внешность и особые приметы:
Четкие и острые черты лица, выступающие скулы, чуть впалые щеки, слегка вздернутый нос и белоснежные прямые зубы. У Рафаэля пронзительные темно-зеленые глаза, смуглая кожа и черные волосы до плеч, обычно перевязанные черной атласной лентой.
Двадцатипятилетний итальянский аристократ, единственный прямой наследник могущественного флорентийского рода, владеющего землями, имениями и огромными капиталами не только во Флоренции, но и по всей Италии, Альфьери обладает поразительной внешностью, доставшейся ему от красавицы–матери. И хотя все те, кто лично знал Франческу, признавали, что сын лишь ее тусклое отражение, но и не отрицали, что молодой человек поражал и пленял своей красотой. Сексуальность Рафаэля Альфьери не просто обращала на себя внимание всех, и женщин, и мужчин, она колотила по нервам. В плавных и грациозных движениях этого итальянского мальчишки просматривался еле сдерживаемый южный темперамент, готовый вырваться на волю в любой момент. В том, как он мог смотреть из–под длинных, изогнутых, густых ресниц, как с кошачьей грацией устраивался поудобнее в кресле, как потягивался за столом, прогибаясь в пояснице, явно проглядывала жадность к телесным играм и любопытствующая ненасытность.

5. Характер:
Педантичен и строго принципиален. Возможно данные слова неуместны в описании данного человека, но ведь принципы у каждого свои. А принципы Рафаэля Альфьери являлись полной противоположностью общепринятых норм общества. Эгоцентричен и воспринимает свою точку зрения как единственную существующую.
Черств, жесток и похотлив. Не раз заставлял девушек проливать из-за него слезы. К женским слезам абсолютно равнодушен, точнее, они его просто раздражают, а иногда даже возбуждают, что лишь доказывает его извращенность и распутство.
Многие безумно влюбляются в него с первого взгляда. Его боготворят, им восхищаются и восторгаются, ему посвящают стихи и назначают свидания, но ни одна девушка пока не смогла тронуть сердце высокомерного красавца–аристократа. Его презирают и ненавидят так же страстно, как и любят – за сволочизм и гнусные поступки, за надменность, чопорность, спесивость, капризность, избалованность, самовлюбленность, за умение плести интриги и собирать пикантные сплетни, за тонкий ум и богатство. Итальянцу завидуют все, ему безбожно льстили даже преподаватели в школе, многие пытались добиться его дружбы. Не было такого человека, хоть в чем–то не завидовавшего этому баловню судьбы, которого природа от рождения щедро одарила всем.

6. Привычки и предпочтения:
Развратен по натуре. Уверен, что способен уложить в постель даже самую верную жену.  По сущности своей сибарит, любит роскошь, всегда требует только лучшего вина, редких деликатесов, изысканных, способных удовлетворить его тонкий вкус гурмана, требует от слуг почтительного отношения, в открытую выражая им свое презрение. Не умеет вести счет деньгам, так как не видит в этом особого смысла. Рафаэль считает, что если есть деньги, их нужно тратить.

7. Краткая биография:
Рафаэль Альфьери появился на свет ранним ноябрьским утром в одной из комнат родового поместья Альфьери в Италии. Мать Рафаэля – Франческа Альфьери высокая стройная женщина с темными волосами, темными глазами, достаточно крутого нрава, совершенно лишенная каких либо сантиментов. Отца своего, Джованни Альфьери, юный Рафаэль видел не часто. Помнил лишь, что тот не редко избивал мать. Помнил крики и ругань. Помнил кровь любовников матери, которой без зазрения совести заливал ревнивый муж полы палаццо.
Не выдержав надругательств, тогда еще юная Франческа Альфьери, решила сбежать с сыном в Англию, находя в Туманном Альбионе нечто загадочное и романтичное. Лишь потом мальчик узнал, что его отцом являлся его собственный дядя - брат его матери.
Мужей герцогиня Альфьери меняла с периодичностью раз в три года. При этом каждый предыдущий муж перед тем как уступить место следующему, непременно неожиданно умирал, оставляя все свое имущество своей любимой жене. А каждый последующий муж, как правило, был богаче и влиятельнее предыдущего.
Рафаэль конечно-же знал, что случается с мужьями его матери. Ему было все равно. Будучи в определенной мере фаталистом, он предпочитал считать, будто таковой была судьба всех этих мужчин. Их он презирал. И судьбу тоже.
Рафаэль буквально с пеленок был предоставлен самому себе. А поэтому, как только дорос до сознательного возраста (а возраст этот наступил годика в четыре) начал этим активно пользоваться. Нет, он не сбегал, не крушил поместье… Да он вообще не причинял особых неудобств нянькам и учителям. С пяти лет он примерно слушал наставления своих воспитателей. Слушал и запоминал. Если бы он не захотел этого делать – он бы не стал. Просто закатил бы скандал и от него отстали бы. Но как-то так вышло, что мальчик, с самого начала воспринимая вседозволенность как данность, не делал глупостей, вроде плача по поводу и без капризов и нытья. Он спокойно просил что-то – ему это так же спокойно давали. Без вопросов и пререканий.
Рафаэль, рожденный во Флоренции, терпеть не мог Лондон с его холодными туманами и затяжными дождями. Он презирал чопорных жителей Британии и все их ханжеское общество, но был вынужден принять условия игры и жить по навязанным ему правилам.
Род Альфьери издревле славился своим умением изготавливать редкие, смертоносные яды, которые были хороши тем, что практически не оставляли следов. Кроме смерти, разумеется. Жертва обычно сперва чувствовала легкое недомогание, что–то сродни несварению желудка. Потом это проходило, но спустя несколько дней возникали сильные боли в горле, а также мигрень, кашель, воспаление глаз, хандра и озноб – все симптомы пневмонии, и никаких следов яда в организме. Доказать факт отравления было невозможно, и на протяжении многих веков эта «великодушная» семейка методично и целенаправленно расчищала себе дорогу к власти и могуществу.
Свое могущество род Альфьери приобрел в условиях жестокой конкуренции, методично убирая со своего пути любого, кто вставал на дороге к славе, богатству и власти. Коварство и беспощадность с годами стали фирменным знаком этого рода. Опытные отравители, интриганы и властолюбцы, предки Рафаэля Альфьери прочно заняли лидирующее положение в обществе. Для достижения своих целей представители этой династии пускали в ход все: шантаж, убийство, подкуп, обольщение. Природа была щедра к ним, и кроме изощренного ума, маниакальной жажды власти, алчности, представители этого семейства славились утонченной, изысканной красотой. Несмотря на то, что в роду регулярно случался инцест и рождались дети от кровосмесительных связей, не было ни одного случая физического уродства или умственной неполноценности. Женщины ослепляли своей красотой, мужчины поражали чувственностью, чем и пользовались для достижения своих целей. Казалось, этот великий род впитал в себя все пороки общества, все грехи человечества. Столетиями ходили легенды о том, что кто–то из предков Альфьери, заключив договор с самим Люцифером, продал свою душу и получил взамен для себя и будущих поколений ангельскую красоту и дьявольское богатство. Со временем эти старинные легенды получили определенное подтверждение. Около полувека назад разразился шумный скандал, когда Лоренцо Орсини, один из представителей враждебного клана, чтобы опорочить род Альфьери в глазах общественности, публично обвинил их в сношениях с Дьяволом. В качестве доказательств он использовал тот факт, что и мужчины, и женщины, принадлежащие этому роду, были не только необычайно красивы, но и невероятно похожи друг на друга. Достаточно было взглянуть на фамильные портреты, чтобы понять, во внешности всех отпрысков Альфьери с незапамятных времен присутствуют одни и те же черты. Сравнивая портреты одного из основателей рода и его далекого потомка, выяснилось, что их лица почти идентичны. Скандал набирал обороты, фактически, вся династия была обвинена в дьявольской проказе и тщательно скрываемых кровосмесительных связях, длившихся не одно поколение. Газеты пестрели броскими заголовками, Орсини злорадствовали и торжествовали, но спустя месяц Лоренцо скоропостижно скончался от банальной простуды. Шумиха стала спадать, и вскоре про это уже не вспоминали.
Франческа, приехавшая в Англию в качестве богатой невесты, на протяжении четырнадцати лет привлекала внимание магической Британии своими роскошными нарядами, бесценными украшениями, многочисленными любовниками, сказочной красотой и регулярными браками, после которых становилась бриллиантовой вдовой, увеличивая свое и без того огромное состояние. Несмотря на гибель всех ее мужей, заподозрить мадам Альфьери в причастности к их летальным исходам не мог никто. Пожилые джентльмены умирали без следов насилия, естественной смертью, чаще всего от простуды, оставляя молодую вдову еще более богатой. Мадам Альфьери использовала традиционные методы – семейные яды, изготовлением которых владела в совершенстве. Отправляя своего очередного мужа на кладбище, красавица–вдова находила утешение в объятиях своих многочисленных молодых любовников.
Рафаэль унаследовал и впитал с молоком матери все пороки своего рода, который на протяжении веков славился распущенностью нравов и распутством.
Но каждой сказке приходит конец, и каждый злодей, как известно, в конечном счете получает по заслугам. Правосудие вершила Маргарет - восемнадцатилетняя камеристка самой Франчески. Якобы заметив, как ее госпожа подливает некую жидкость в бокал своего мужа, Маргарет не придала этому особого значения, но спустя пять дней пятидесятилетний Генрих Браун скончался, сидя за своим письменным столом. Спустя еще три дня Франческу арестовали и приговорили к казни через повешение за отравление шести мужчин и убийство трех женщин.
Рафаэль нанял лучших адвокатов, пытался подкупить всех, кто был причастен к вынесению данного приговора, но тщетно. Двадцатого апреля, ровно в двенадцать по полудню Франческу Альфьери казнили.
Сложно сказать, что после смерти матери Рафаэль потерял смысл жизни - у него его никогда и не было, - но смерть единственного родного человека повергла его в шок. Тогда-то и совершил первое и, как казалось ему на тот момент, последнее убийство. Подкараулив бывшую камеристку матери в одном из переулков, Рафаэль перерезал ей горло и оставил окровавленное тело Маргарет около заднего выхода одной из пекарней в районе Камберуэлл. Опасаясь за свою шкуру, Рафаэль щедро заплатил одной блуднице и владельцу отеля в противоположном районе Лондона, дабы те обеспечили ему алиби. Конечно алиби спасло Рафаэля от тюрьмы, ведь ни орудия убийства, ни отпечатков пальцев на месте преступления обнаружено не было, а очевидцы лишь твердили, что видели силуэт в черном плаще, который Альфьери купил по случаю и сжег сразу после совершенного им убийства. В тюрьму Рафаэль не попал, да и полиция не проявляла особого желания продолжать расследование убийства нищей камеристки, но толпа была непреклонна. Толпа была зверьем, готовым растерзать каждого, кто посягнет на жизнь (а тем более лишит ее) одного из таких же зверей.
Наконец после долгих месяцев страха и бессонных ночей, Рафаэль собрал необходимые вещи, продал свое жилище за не малые деньги, и спустя некоторое время сошел с парохода в Венеции. Во Флоренцию Рафаэль возвращаться даже не собирался. Ему хватило встречи со своим отцом в Англии, который разнюхав о смерти сестры незамедлительно отправился навестить сына, предъявив ему свои права на большую долю имущества Франчески, после чего Джованни исчез в неизвестном направлении.

8. Навыки и умения, включая степень владения оружием:
Знания великих химиков и ученых, составителей уникальных ядов, накапливались столетиями и передавались из поколения в поколение. Рафаэля, как прямого наследника рода, начали обучать фамильному ремеслу своей семьи еще в четырнадцать лет.
Единственным умением, которое не было передано Рафаэлю по наследству - игра на скрипке. Род Альфьери всегда скептически относился ко всем видам искусства, будь то живопись, поэзия, или музыка. Франческа не была исключением. На увлечение сына она лишь хмурилась, качала головой и пожимала плечами, но Рафаэль был непреклонен, и вскоре добился совершенства в игре на этом замечательном инструменте, который сам Рафаэли цинично называл Инструментом Дьявола. Превосходно владеет шпагой, ибо с пятнадцати лет обучался искусству фехтования.
Не плохо знает латынь, и в совершенстве владеет английским. Увлекается поэзией великих классиков.

9. Доход, личные владения:
После казни матери не смог удержать все имущество в руках, ибо был молод и глуп. На данный момент является владельцем палаццо Mere Belle во Флоренции, а так же имеет большой особняк, купленный недавно по случаю в самом центре Венеции. После кончины мисс Альфьери, родной дядя, а по совместительству и отец, отсудил у племянника большую часть имущества и скоропостижно покинул страну. После чего Рафаэлю пришлось продать дорогостоящую виллу на берегу Сицилии.

10. Пробный пост:
Рафаэль обвел глазами зал, полный народа, и вздохнул. Более скучного общества видеть ему не доводилось – политики, члены парламента, важные чиновники, состоятельные дельцы, аристократы, представители лучших фамилий, их жены, некрасивые дочери, самоуверенные отпрыски, одним из которых был и сам Рафаэль, герцог Флорентийский.
Его мать была увлечена своим новым ухажером, и не обращала на сына внимания, что безмерно нравилось Рафаэлю, так как внимание матери в последнее время начало докучать.
Пройдясь еще раз вдоль зала, и пригласив на танец двух молодых девиц, Рафаэль направился к бару, дабы, если не напиться, то хотя бы скрасить внезапно накатившую скуку.
Не будучи слишком эгоистичным, Рафаэль иногда радовал высший свет своим присутствием, но в умеренных пределах. Сейчас он выразил почтение хозяевам дома, пригласил на танец особо знатных и достойных, по словам его матери, дебютанток и решил, что может с чистой совестью удалиться с приема и поскорее забраться в постель с томиком хороших стихов. Рафаэль уже размышлял, что бы ему выбрать из своей богатой библиотеки, когда к нему подошел старинный приятель граф Саймон МакГрегор, представитель знатнейшей шотландской династии. Саймон, как всегда, был на подъеме и искренне наслаждался балом, как и любым другим местом, где бы он ни находился. Граф похлопал Рафаэля по плечу и добродушно заметил:
- Мой друг, я вижу, что прием тебе уже наскучил.
- Признаться, я ожидал большего, - с отчаянным вздохом произнес Рафаэль, он уже благодарил небо за то, что ему был послан Саймон, как спасение от скуки, - моя мать заверила, что вечер будет интересным, но главное развлечение на сегодня – карты и разговоры о политике, а меня не интересует ни то, ни другое.
- Выше нос, Рафаэль, - улыбался Саймон, не привыкший скучать, - а как же танцы с прекрасными юными леди?
- У меня сложилось впечатление, что на этот бал пригласили самых скучных и безобразных девиц.
- Ну, по-моему, леди Виола Гарретс очень мила, просто очаровательна.
- Но ужасно глупа, - небрежно произнес Рафаэль, вспоминая свой разговор во время танца с Виолой, - она не произнесла ни слова, только хлопала ресницами и нелепо улыбалась, будто я сказал что-то смешное.
- Да, ни одной настоящей женщины, - согласно кивнул граф, - разве только леди Донован, но она так благопристойна и верна своему мужу, что даже танцевать ни с кем кроме него не желает.
- Она слишком чопорна и высокомерна, но под этой холодной маской и умными разговорами скрывается набитая дура, которая заучивает целые тома наизусть, не понимая их содержания. Она, видите ли, увлеклась Мольером! Скажи на милость, кто сейчас увлекается Мольером?
- Ты слишком строг, Рафаэль. Что плохого в классике? – удивился граф.
- Классику нужно понимать, а эта леди понимает лишь то, что ей говорят модистка или парикмахер.
- Откуда такой цинизм? – поразился Саймон.
- Не люблю фальши, - кратко заявил Рафаэль.
Саймон решил переменить тему, потому как беседовать с Рафаэлем о светском обществе было сущим наказанием.
- Кажется, я вспомнил, - Саймону показалось, что у него возникла блестящая идея, - у Джорджа собирается сегодня компания.
- Сегодня? – удивился Рафаэль, - я не знал.
- Ну, ты же знаешь, Джордж ничего не планирует заранее. Так, собрал друзей, творческую элиту, так сказать. Он хочет представить своего друга, скандального художника, который недавно приехал из Франции.
- От чего же скандального?
- Я слышал, что он писал портрет графини Ричмонд, этой ледяной глыбы. Граф Ричмонд даже спрятал это полотно в своем кабинете. Говорят, что там леди так вызывающе соблазнительна, какой муж ее никогда не видел, - тут Саймон приблизился к уху Рафаэля и прошептал с двусмысленной улыбочкой, - поговаривают, что этот портрет удовлетворяет сэра Ричмонда гораздо больше, чем его жена.
Рафаэль ухмыльнулся.
- Полагаю, леди Ричмонд было куда приятнее быть соблазнительной для художника, чем для своего мужа.
Саймон расхохотался, но осекся под недовольными взглядами.
- Ну что, пойдем знакомиться с художником?
- Ну, если он творит такие чудеса, стоит познакомиться с этим человеком.
Саймон довольно улыбнулся.
- Ты прав, дружище. К тому же, мне тоже уже порядком надоели танцы и пустые разговоры. Хочется пообщаться с богемой. Пошли?
- Я предупрежу мать, что уезжаю, - сказал Рафаэль.
Он вернулся минут через пять. Саймон уже ждал его в карете Рафаэля.
-Ты как всегда добираешься на попутках, - поддел друга Альфьери.
-Моя карета все еще в ремонте, - пытался оправдаться Саймон, но Рафаэль знал, что граф заложил карету, как и все свое имущество, чтобы расплатиться за роскошную жизнь.
Рафаэль облегченно вздохнул, когда карета тронулась. Он чувствовал, что вырвался на воздух из душных комнат, – именно так он ощущал себя, покинув прием.

11. Связь: e-mail или icq (в ЛС администрации):

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

Здравствуйте, несколько серьезных замечаний по Вашей анкете.

Рафаэль Альфьери написал(а):

Рафаэль Альфьери. Прозвище - Флорентийский Герцог.

Насколько мне известно, род Альфьери - графы, и жили они отнюдь не во Флоренции, а в Пьемонте.

Рафаэль Альфьери написал(а):

Титул - герцог. Род занятий - в основном изготовление ядов.

Помимо изготовления ядов обычно люди такого высокого положения старались занять государственный пост или же приумножали капиталы, сотрудничая с коммерсантами и банками. Зельеварение изготовление ядов в данном случае может быть не более чем опасным увлечением.

Рафаэль Альфьери написал(а):

единственный прямой наследник могущественного флорентийского рода, владеющего землями, имениями и огромными капиталами не только во Флоренции, но и по всей Италии

Здесь я, пожалуй, даже не буду комментировать. Достаточно поискать информацию о флорентийской знати и тамошнем положении с аристократией. Кстати, на тот момент Флоренция находилась под правлением герцогов Лотарингских.

Рафаэль Альфьери написал(а):

Помнил лишь, что тот не редко избивал мать. Помнил крики и ругань. Помнил кровь любовников матери, которой без зазрения совести заливал ревнивый муж полы палаццо.

На тот момент убийство кого бы то ни было является поводом для судебного разбирательства. Надо полагать, отец персонажа в итоге все время пропадал в судах?

Рафаэль Альфьери написал(а):

Столетиями ходили легенды о том, что кто–то из предков Альфьери, заключив договор с самим Люцифером, продал свою душу и получил взамен для себя и будущих поколений ангельскую красоту и дьявольское богатство. Со временем эти старинные легенды получили определенное подтверждение. Около полувека назад разразился шумный скандал, когда Лоренцо Орсини, один из представителей враждебного клана, чтобы опорочить род Альфьери в глазах общественности, публично обвинил их в сношениях с Дьяволом. В качестве доказательств он использовал тот факт, что и мужчины, и женщины, принадлежащие этому роду, были не только необычайно красивы, но и невероятно похожи друг на друга.

В эпоху повального заболевания сифилисом, при таком обилии интимных связей и передаче  этого заболевания по кругу, такое бурное прошлое вкупе с межродственными связями привело бы к вырождению. Ну и похожесть никак не доказательство связи с дьяволом, так что, история шита белыми нитками.

Рафаэль Альфьери написал(а):

находя в Туманном Альбионе нечто загадочное и романтичное

Убегая от мужа, страдающего рукоприкладством? В таких ситуациях не романтики ищут, прошу меня простить.

Рафаэль Альфьери написал(а):

Мужей герцогиня Альфьери меняла с периодичностью раз в три года. При этом каждый предыдущий муж перед тем как уступить место следующему, непременно неожиданно умирал, оставляя все свое имущество своей любимой жене. А каждый последующий муж, как правило, был богаче и влиятельнее предыдущего.

Для начала. Женщина, сбежавшая с ребенком в другую страну, пусть и аристократка, не обладает теми благами, которыми обладала бы у себя на родине. Тем более, женщина, сбежавшая от мужа. Так что в данном случае мадам пришлось бы бедствовать или стать содержанкой. Странно, что до истории со служанкой никто не заинтересовался. Как говорил Станиславский: "Не верю".

Рафаэль Альфьери написал(а):

Рафаэль, рожденный во Флоренции, терпеть не мог Лондон с его холодными туманами и затяжными дождями. Он презирал чопорных жителей Британии и все их ханжеское общество, но был вынужден принять условия игры и жить по навязанным ему правилам.

Что касается чопорного общества Британии, в те времена оно не было таким, и Вы, похоже, что сильно путаете Англию Нового времени с Викторианской эпохой.

Рафаэль Альфьери написал(а):

и спустя некоторое время сошел с парохода в Венеции.

Вынужден Вас огорчить, пароходов в то время еще не изобрели. Широко использовались парусные суда.

Рафаэль Альфьери написал(а):

На данный момент является владельцем палаццо Mere Belle во Флоренции, а так же имеет большой особняк, купленный недавно по случаю в самом центре Венеции.

Это при потере средств? Мало иметь палаццо, огромные суммы денег тратятся только на содержание дома.

Рафаэль Альфьери написал(а):

одним из которых был и сам Рафаэль, герцог Флорентийский

Кстати, до 1730-х годов герцогами Флорентийскими были Медичи, а после них герцоги Лотарингские, о которых я выше уже упоминал. Так что громкие имена в данном случае служат только дурную службу.

Рафаэль Альфьери написал(а):

- Ты прав, дружище. К тому же, мне тоже уже порядком надоели танцы и пустые разговоры. Хочется пообщаться с богемой. Пошли?

Термин "богема" (или дословно "цыганщина") появился гораздо позже, во Франции в первой половине XIX века, после выхода сборника Анри Мюрже "Сцены из жизни богемы".

Рафаэль Альфьери написал(а):

-Ты как всегда добираешься на попутках, - поддел друга Альфьери.
-Моя карета все еще в ремонте, - пытался оправдаться Саймон, но Рафаэль знал, что граф заложил карету, как и все свое имущество, чтобы расплатиться за роскошную жизнь.

Простите великодушно, но если знатный человек не имеет своего экипажа, это уже упадок, а не роскошная жизнь.

Мне очень жаль, но в  связи с большим количеством логических ошибок и явной склонности персонажа к несметным богатствам, всезнанию и всеобладанию, я не принимаю данную анкету. Благодарю, что потратили время, и желаю всяческих удач.

0


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Архив анкет » Рафаэль Альфьери