Авантюрная Венеция

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Вариации » 15.09.1747. Неаполь, игорный дом. Два пути, одна дорога


15.09.1747. Неаполь, игорный дом. Два пути, одна дорога

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

1. Название  : «Два пути, одна дорога»
2. Дата : 15 сентября 1747 года
3. Место: Неаполь, игорный дом
4. Действующие лица: Франко Тедески и Грациано Оттобони
5. Краткое описание: после долгой разлуки Грациано и Франко вновь встречаются в одном из неаполитанских игорных домов.

Отредактировано Франко Тедески (2012-06-28 20:36:34)

0

2

Франко был достаточно частым посетителем игорных домов. Как и многие зажиточные люди, он предпочитал расставаться со своими деньгами красиво, да и, признаться, сама игра, была для него одним из немногих увлечений, которые ему по настоящему нравились.
В Неаполь он переехал три года назад. В Венеции его больше ничто не держало, а заработанной славы вполне могло хватить, чтобы покорить город, в котором начиналась его карьера. Теперь ему не нужны были ни покровители, ни друзья. Его имя проложило ему путь к гонорарам и славе. Конечно, она уже не была такой блестящей, как семь лет назад, когда Грациано Оттобони открыл Италии новое дарование. С тех пор Венеция узнала и другие имена, которые составили достойную конкуренцию господину Тедески и он отошел на второй план.
Прославленный кастрат уже почти не помнил того Франко Тедески, который краснел и негодовал на приеме у нобиля в далеком тысяча семьсот сороковом году. С тех пор прошло семь лет, и за это время Франко разительно изменился. Он не гнушался беспорядочными связями, сорил деньгами, играл и любил вечерами приложиться к бутылке. Нельзя сказать, что именно Грациано сделал его таким, но, то что он приложил к этому руку можно было не сомневаться.

Франко уже около получаса сидел в гостиной и пил вино, прислушиваясь к обрывкам фраз собеседников. За все это время он не проронил ни слова. Рассуждать о политике ему никогда не было интересно.
- Синьоры, оставьте эти разговоры, - певец залпом осушил свой бокал и поднялся, - Я хочу сегодня поиграть, надеюсь, смельчаки составить мне компанию найдутся, - не дожидаясь ответа, Франко пересел за игровой стол и попросил официанта принести еще вина.

Отредактировано Франко Тедески (2012-06-26 15:02:36)

+2

3

Свадебное путешествие для синьора Оттобони было вдвойне увлекательным. Имея возможность насладиться неаполитанскими красотами и пикантными развлечениями, он также испытывал крайнюю степень удовольствия от удивления молодой жены, которая поначалу, в силу столь редкой, непритворной благовоспитанности, смущалась, когда стареющий муж-развратник выдумывал очередное увеселение. Впрочем, карточная игра нравилась обоим супругам, хотя синьора Лауретта и была в ней новичком. Семнадцатилетняя наследница обедневшего патрицианского рода выходила замуж за Оттобони с опаской, ибо репутация нобиля бежала впереди него. Рассказы об альковных похождениях, своеобразных забавах и откровенном распутстве пугали девушку, но лучше уж жить с либертином, чем отправляться в монастырь. Никто не мог сказать точно, что произошло в момент венчания и какой ангел благословил сей брак, но кроткая Лауретта стала для Оттобони предметом обожания и заботы, настолько, насколько на них был способен этот человек. Она же в свою очередь довольно быстро смирилась с разгульным нравом супруга, радуясь тому, что муж не пренебрегает ей.  Еще бы он пренебрегал! Миниатюрная, хрупкая блондинка, с прозрачными как озерная вода глазами была совершенно непохожа на тех женщин, которые нравились ему. Однако Грациано нашел в ней то, что так любил: покорность, кроткий нрав, искреннюю нежность, сочетавшиеся с беззащитностью цветка, столь явственной, что он не мог ее обидеть. К тому же, стеснительная и благовоспитанная Лауретта оказалась на удивление ненасытна в постели и быстро приняла все правила любовной игры, и это сочетание больше всего нравилось ему.
Когда сопранист сел за игровой стол, молодая женщина отозвалась веселым смехом, а Грациано, в миг узнавший бывшего любовника и протеже, не успел упредить жест жены, красноречиво говоривший о том, что она обладает достаточной смелостью, чтобы сыграть с молодым неаполитанцем.  Лауретта веселилась от души и пребывала в прекрасном расположении духа.
- В игре, - подтвердил нобиль, прямо и холодно глядя на Тедески. На лице промелькнула извечная ироничная улыбка. Встреча в игорном доме была не столько неожиданной, сколько забавной. Грациано не думал, что, избавившись от Франко, когда-нибудь увидит его вновь.

Отредактировано Грациано Оттобони (2012-06-30 13:45:20)

+3

4

Узнавание подействовало на Франко как холодный душ. В отличии от Грациано он не нашел эту встречу забавной, но неожиданной без сомнения. Франко хватило всего одного короткого мгновения, на которое он задержал взгляд своих светлых глаз на бывшем любовнике, чтобы вспомнить их встречи и расставания. Франко отметил для себя, что вопреки ожиданиям, он оказался равнодушен к преподнесенному «подарку» судьбы. Время способно залечить даже самые тяжелые раны, даже те, которые оставляют на сердце уродливые рубцы.
Франко не наградил нобиля особым вниманием, лишь проронил достаточно громко и с чувством великого удивления:
- Весь мир — театр, мы все — актеры поневоле,
Всесильная Судьба распределяет роли,
И небеса следят за нашею игрой!*
Произнеся это Франко коротко рассмеялся и перевел свой взгляд на спутницу нобиля. Весьма привлекательная особа, с волосами цвета спелой пшеницы и глазами-льдинками, в которых, не смотря на кроткий взгляд, плескались озорные огоньки.
- Приятно видеть за столом столь привлекательную синьору – чудесный цветок, среди груды камней, - Франко не поленился подняться и подойти к молодой женщине, чтобы поцеловать ей руку. От его взгляда не ускользнуло наличие на безымянном пальце обручального кольца, но он не подал и вида.
- Меня зовут Франко Тедески, - с достоинством произнес певец, как бы невзначай огладил тыльную сторону ладони девушки большим пальцем и только потом отпустил, чтобы вернуться на свое место.
Слуга тем временем принес бокал вина, который Франко легко подхватил и мягко опустился на свое место. 
- Что ж, начнем игру. Сдавайте карты, синьор Горацио, - обратился Тедески к крупье, ослабив узел шейного платка.

*Ронсар Пьер

Отредактировано Франко Тедески (2012-07-02 17:38:35)

+1

5

С тех пор как они расстались, Тедески поднаторел в искусстве плести словесные кружева. Грациано заметил, что сопранист проявляет повышенное внимание к его супруге, и это подтолкнуло его к ведению другой, параллельной карточной, игры.
Не важно, что думал Франко. Не важно, что он хотел сказать. Оттобони было в высшей степени приятно наблюдать испорченность певца, как одно из доказательств его немалых трудов. Деньги, слава, вино и шлюхи могут испортить даже херувима.
- Душа моя, - сказал Оттобони негромко и мягко, обращаясь к супруге, - синьор Тедески известный сопранист, прославившийся своим дарованием в Венеции, Риме, Неаполе.
Услышав это, Лауретта, неравнодушная к какой бы то ни было красоте, благосклонно улыбнулась кастрату. Оттобони тем временем развлекался полунамеками, указывающими на их прежнюю связь.
- Много лет назад я имел честь сотрудничать с синьором Тедески и показывать ему красоты Венеции, которые он оценил по достоинству, с восхищением, свойственным обладателям прекрасной души.
Грациано до сих пор помнил как пахли влажные от пота волосы Франко, когда тот клал голову ему на плечо.
- Вот как... - улыбнулась Лауретта. Каплевидные серьги едва заметно качнулись. Крупные синие камни блеснули в свете свечей. - Что Вам понравилось больше всего, синьор? - спросила не подозревающая подвоха женщина у бывшего любовника своего мужа. В отличии от мужа она всего лишь вела непринужденную светскую беседу с понравившимся мужчиной. Карты тем временем были сданы.

+2

6

- О, мне очень нравились прогулки на гондолах в вечерний час под звуки баркаролы. И это стоило того, чтобы терпеть вечную сырость, -с улыбкой ответил Франко, не сводя взгляда с прелестной жены Грациано. Франко было удивительно, что нобиль вообще решился на такой шаг, ведь девчонка для него не более чем очередная игрушка. И что было тому причиной, Франко терялся в догадках. Сеньора Оттобони, вероятно и не догадывалась на какие грабли наступила, но скорее всего выбора иного у нее не было, родители навряд ли позволили бы себе упустить такого завидного жениха для своей дочки.
Девушка была без сомнения красива, но повода для зависти не давла. Франко казалось, что он находится в наиболее выгодном положении, чем Грациано, не имея за плечами четырех десятков лет. Недостатка в женщинах, как и мужчинах, у него не было. И таких вот очаровашек вокруг него было превеликое множество. Но у Франко был другой интерес…
Карты были сданы. Тедески мельком взглянул на свои и вновь обратил свой взгляд на девушку.
- А как вам нравится Неаполь? Только не говорите, что синьор Грациано водил вас только по игорным домам и злачным местам этого города. Здесь есть на что посмотреть. И что послушать. Вы не хотели бы придти на завтрашнюю премьеру оперы в которой я исполняю главную партию? – Франко откинулся на спинку креста и сделал внушительный глоток вина. Его взгляд столкнулся со взглядом нобиля, едва приподнятая бровь сокрыла во взгляде вопрос. Захочется ли Грациано еще раз услышать голос его бывшего любовника или же нет.
- Помнится, синьор Оттобони любил послушать мой голос. Может быть он составит вам компанию? - Франко улыбнулся дежурной ироничной улыбкой своего бывшего покровителя и сделал еще глоток из своего бокала.

Отредактировано Франко Тедески (2012-07-11 17:57:44)

+1

7

- Здесь очень жарко, синьор Тедески, - улыбнулась Лауретта, часто обмахиваясь веером. - Спасает только морской бриз.
С тех пор, как стала супругой нобиля, молодая женщина не испытывала недостатка в новых впечатлениях, удивить ее чем-либо было уже довольно непросто, однако пресыщения красотой и роскошью она пока не испытывала.
- Не так давно мы с супругом посетили античные развалины, - продолжила она. - Синьор Оттобони - прекрасный рассказчик, и меня весьма позабавил его рассказ о римских оргиях.
Грациано в ответ на эти слова негромко рассмеялся. Стоило ли говорить о том, что это был не только рассказ? После исторического экскурса еще не лишенный сил нобиль поспешил продемонстрировать супруге все прелести занятий любовью в уединенном местечке посреди останков более древней цивилизации, в тени кипарисов, на мягком ковре благоухающих южных трав.
- Отчего бы не послушать? - добродушно откликнулся Грациано, делая ход. - Уверяю Вас, моя дорогая, Вам будет что послушать и посмотреть.
Лауретта махнула ладонью в которой держала веер и по-лисьи прищурила глаза.
- И как Вы полагаете решить эту проблему, мой дорогой? Ведь зрительские места выкупаются на год вперед.
- Полагаю, синьор Тедески порекомендует нам того, у кого можно арендовать ложу, - ответил Оттобони, глядя на Франко и вопросительно приподнимая бровь. Кто кашу заварил - тому ее и расхлебывать.

0

8

Какое-то время назад у Франко был роман с одним видным деятелем в Неаполе. Хотя, то что между ними было, сложно назвать романом. Винченцо Берлони  было пятьдесят семь лет, он обладал округлой желеобразной фигурой и непомерной любовью к молоденьким мальчикам. Франко же было скучно, потому престарелый, но очень богатый любовник, тяготеющий к мазохизму пришелся молодому певцу по вкусу. Винченцо боготворил сопраниста и оставаясь с ним наедине не упускал возможности целовать его туфли. По началу это было даже забавно, но очень скоро назойливый толстячок надоел Франко и он поспешил разорвать все отношения между ними.
Берлони был большим ценителем оперной музыки и потому он всякий раз бронировал ложу, чтобы послушать переливный голос своего идола. Расстались они как раз накануне премьеры, так что ложа была по обычаю забронирована, но вот сидеть в ней Берлони уже вряд ли захочет. Франко забыл про это, но вопрос Грациано заставил его вспомнить.
- Не волнуйтесь, ложа для вас найдется, - Франко взглянул на свои карты и сделал ход.
- Вероятно, она будет стоить немного дороже. Хотя, может не стоить вам и гроша. Обратитесь к синьору Венченцо Берлони, думаю, вы сумеете с ним договориться, - певец улыбнулся, взглянув на нобиля. Признаться, ему очень хотелось посмотреть на то, как они будут договариваться. Берлони мог ему отдать билеты за чисто символическую плату, чтобы избавиться от этого бремени, а мог и задрать непомерную цену. А если будет изрядно выпивши, может и затеять драку, решив что Грациано соперник, который и отбил у него певца. Разумеется, третий вариант был бы самым забавным.
- Не сомневаюсь, что синьор Оттобони хороший рассказчик, - от внимания Франко не ускользнули смешки и перегляди влюбленной парочки, что в контексте могло означать только то, что нобиль, вероятно наглядно показывал, какие оргии были в древнем  Риме.
-  Помнится, он мне часто рассказывал о премудростях любви, порой доводя меня до эмоционального и физического истощения, - легкая усмешка.
- Шутка ли, говорить об этом он может очень долго, - Франко допил вино и потребовал наполнить бокал вновь.

Отредактировано Франко Тедески (2012-07-23 13:28:58)

+2

9

Синьора Лауретта удивленно подняла бровь и взглянула на супруга. Сделала ход. Грациано ответил ей такой улыбкой, как будто речь шла о том, что само собой разумелось. На какое-то мгновение венецианка поджала губы, чтобы открыто не рассмеяться, в светлых глазах вспыхнуло почти детское озорство, после чего она постаралась придать лицу строгое и спокойное выражение:
- Для женщины нет ничего лучше, чем слышать, что она находится рядом с неутомимым мужчиной. История и философия стоят того, чтобы терять покой, сон и силы, не правда ли, синьор Тедески?
Если бы Франко стал возражать, это бы означало, что он жалуется. На обиженного сопранист похож не был, поэтому Лауретта решила, что тот с охотой слушал рассказы об оргиях римлян.
С виду тихая и хрупкая, жена Оттобони, похоже, оказалась ему под стать. Грациано протянул руку, чтобы завладеть ладонью Лауретты и коснулся губами надушенной и набеленной кожи. 
- Я поговорю с синьором Берлони завтра, если хочешь, дорогая.
Женщина благосклонно кивнула:
- Спасибо, синьор Тедески, за добрую услугу.
Теперь не только Грациано играл с Франко, но и его жена, получившая подтверждение весьма пикантного факта. Молодую женщину распирало любопытство. Ей хотелось знать, как устроены кастраты и каковы они в любви, будто Тедески принадлежал к какому-то особенному сорту людей. По окончании вечера Лауретта собиралась расспросить об этом мужа.

+1

10

Франко лишь кивнул на слова венецианки и обратил все свое внимание на карты. Сделал ход, на секунду замешкавшись. Пристально посмотрел на развеселившуюся синьору. Грациано, без сомнения повезло с этой женщиной, но вот о нобиле Франко не мог сказать то же самое. Впрочем, ему было все равно, как долго эта юная особа сможет прожить с этим человеком. Певец много думал о том, что бы было, если бы кто-то посторонний попробовал открыть глаза Франко и указать на то каким Грациано в действительности является. Со временем он понял, что это ничего бы не изменило. Каждому человеку свойственно думать, что только он один единственный и неповторимый и то что было с другими не значит что произойдет с ним. Можно выучится только на своем опыте, только на своих ошибках. Правда иногда они обходятся очень дорого. Грациано Оттобони был первым и единственным человеком, которого Франко полюбил. И оттого расставаться было невыносимо больно. С тех пор Тедески никого не смог подпустить к себе ближе, чем на расстояние вытянутой руки, никому не смог довериться и никого не смог полюбить. В душе что-то треснуло, надломилось, изменив певца до неузнаваемости. Время залечило раны, но в душе так и не нашлось место ничему кроме пустоты и равнодушия.
- Не за что, прекрасная синьора, мне будет приятно увидеть в зале прекрасный венецианский цветок, - легкая непринужденная улыбка украсила губы Тедески. Он чуть подался вперед и в полголоса продолжил. Слова его мог услышать любой сидящий за игорным столом, но адресовывались они только Лауретте
- Самые красивые женщины живут несомненно в Венеции. Но самые красивые и страстные  мужчины только в Неаполе, - улыбка стала чуть шире и откровенней. Он на мгновение задержал взгляд на открытом декольте венецианки и откинувшись на спинку кресла отпил еще немного вина.

+1

11

- Поэтому Вы не остались ни в одном из городов, где Вами восхищались? - спросила Лауретта. Мучимая любопытством, она теперь охладела к картам, ведь за игорным столом развернулась игра куда более интересная. Грациано тем временем делал вид, что сосредоточен на карточных комбинациях.
Пассаж Тедески тем не менее развеселил его. Как и всякий эгоист Грациано с удовольствием для себя отметил, что Франко его помнит, иначе с чего бы в нем так отчаянно говорила обида?
- Я полагаю, все дело не в горячем нраве неаполитанских мужчин, а в тяге к корням, - задумчиво проговорил Оттобони, намекая на то, что крестьянский мальчик, даже выучившись изящным манерам и обрядившись в кружева, останется таковым до конца своих дней. - Неаполитанская земля благодатна. И любящий ее не может не восхвалять чудесных даров. Не правда ли? - взглянув прямо на Тедески, Грациано теперь не отводил взгляд. И он был таким же откровенным и раздевающим, как когда-то на приеме, куда впервые был приглашен сопранист. В задумчивости провел указательным пальцем по своим губам и медленно, почти скалясь, улыбнулся. Франко очень хорошо помнил эту улыбку, когда в ладони нобиля оказывалась плеть. Затем Оттобони словно невзначай взглянул в декольте супруги, где на груди, у едва прикрытого кружевами соска красовалась маленькая бархатная мушка.

0

12

- Человек ищет то место в котором ему было бы наиболее комфортно. Мой переезд в Венецию был вызван необходимостью и изрядной долей авантюризма, который есть у любого молодого человека возомнившего, что сможет покорить мир. Венеция мне многое дала, но когда брать уже было нечего, я вернулся на родину, - вина в бокале оставалось совсем не много. Удерживая бокал в ладони, Франко наблюдал за тем, как преломляется свет через призму виноградного нектара, наделяя его волшебной цветовой гаммой.
До этого молчавший Грациано неожиданно подал голос. Видать слова Франко произвели на него необходимый эффект. Франко коротко рассмеялся, конечно же поняв на что именно намекает его бывший любовник. То что Грациано все время что они были знакомы считал его деревенщиной певец и не сомневался. Как видно чистенькие и выхоленные венецианцы наскучили стареющему развратнику, поэтому он и обратил на сопраниста свой пристальный взгляд.
- Разумеется, синьор Грациано, все дело в корнях. И это, в свою очередь, не отменяет мою ремарку о горячем нраве неаполитанцев, - снова улыбка и прямой взгляд. Франко внимательно проследил за механическими и таими привычными движениями, которые кастрат выучил в свое время наизусть и со временем не забыл. Он помнил как Оттобони улыбался ему, поглаживая пальцами рукоять кожаной плети. А во взгляде Франко всегда было смирение, страх и неутомимая жажда. Но еще больше в нем было преданности, восхищения и любви к человеку, ради которого молодой и неопытный тосканский мальчик готов был вынести любое наказание.
Теперь на Грациано смотрел совсем другой человек. Острый, с легким прищуром взгляд и слегка надменная улыбка, словно говорили Грациано: «Не стоит и пытаться, со мной этот номер уже не пройдет»
Допив вино, Франко расстегнул ворот рубахи, обнажив шею и ключицы. В комнате действительно  было так жарко или же это вино разогрело его кровь?

Отредактировано Франко Тедески (2012-07-25 14:08:34)

+1

13

- Необходимость не знает отдыха, - с шутливо серьезным видом кивнул Грациано, цитируя слова Цицерона. Он прекрасно помнил ту необходимость в славе, которую испытывал Франко, и которая в конечном счете испортила  его. А также необходимость в близости, не только духовной. Какого рода бывают подобные необходимости синьор Оттобони прекрасно знал. И мог назвать каждую из них. Однако оскорблять Тедески было бы излишне, решил он, хотя бы в память о нежной преданности.
Следовало дать фору. Пусть Франко щебечет, флиртуя с его женой, и пусть сполна насладится сегодняшним триумфом. Нигде так прекрасно не проявляется испорченный нрав, как в тщете. Это Грациано знал доподлинно, ибо сам был таким.
Заметив игру взглядов и жестов, синьора Лауретта тем временем невольно задумалась о том, что когда-то происходило между этими двумя мужчинами, если сопранист теперь так отчаянно старался досадить нобилю.
- Сейчас в моде забавы с карликами, говорят, они даже популярнее обезьянок. А какие забавы предпочитаете Вы? - Лауретта взглянула на свой веер карт и поняла, что недалека от выигрыша. - Я разрываюсь между желанием обзавестись попугаем и карликом. А синьору Грациано больше нравятся певчие птицы. Он говорит, что попугаи хоть и умеют копировать человеческую речь, но не услаждают слух.
Еще бы, свой слух Оттобони привык услаждать пением совсем других "птичек".

0

14

Франко никогда не понимал богачей в их стремлении обладать чем-то экзотическим и неповторимым, потому сам никогда даже не задумывался на тему покупки какого-нибудь уродца или экзотического животного. Впрочем любителей подобной экзотики он не осуждал. Бывало и сам ходил смотреть на подобные диковинки, но на этом все и заканчивалось.
Он тихо рассмеялся и с улыбкой ответил:
- Разумеется вам стоит завести карлика. Нужно следовать канонам моды. Что касается моего интереса к подобным забавам…, - он замолчал на секунду задумавшись, - я никогда не пылал особой любовью к ним. Хотя, признаюсь, мне было интересно однажды пообщаться с одним уродцем. И хоть внешность его была неуклюжа, душа его была чиста словно капля утренней росы.
Допив вино Франко отставил бокал и сделал знак рукой официанту, чтобы тот больше ему не наливал. Франко было уже достаточно, тем более он еще хотел навестить сегодня Виолетту – быть одному сегодня ему не хотелось.

+1

15

Грациано никогда не понимал, что толкает некоторых развратников рассуждать о чистоте души или добродетелях. Нобиль говорил о них разве что ради риторической забавы и для того, чтобы подразнить мнимых святош. Полупьяный Тедески, любезничающий с его женой, кочевавший из одной постели покровителя к другой, рассуждал об "утренней росе". Сам же он был точно такой же диковинкой как карлик, которым хотела обзавестись Лауретта. Только особенность Франко состояла в том, что его, словно экзотическое деревце, сначала вырастили, а затем с помощью нарядов, лент и зазубренных манер приукрасили. И все это для того, чтобы как можно более выгодно продать этот голос. Голос такой же неестественный для мужчины как чересчур маленький рост для взрослого человека.
В редкие моменты своей жизни синьор Оттобони испытывал к кому-либо сочувствие и жалость, обычно все ограничивалось иронией и парой колких реплик о незавидной участи очередного простака. Однако теперь он неожиданно взглянул на Тедески совсем иначе - как на того, чья слава преходяща, а жизнь длится ровно до тех пор, пока исполняется ария и есть композитор, готовый написать партию для него. Стоит новой звезде взойти на оперном небосклоне, и вот уже прежде любимый всеми певец влачит жалкое существование, выступая за гроши в каком-нибудь грязном кабаке, демонстрируя остатки некогда прекрасного голоса.
Образ этот оказался настолько ярким, что Грациано невольно застыл перед тем как положить карту на стол. И мысленно пожелал Франко процветания.
Некогда юный, Тедески боялся своих желаний. Боялся их и теперь, изведав многое и пресытившись, продолжая играть по привычке и все еще, как много лет назад рассуждая о чистоте души. И, вероятно, Оттобони рассмеялся бы тихо и горько, но нобиль лишь задумчиво покачал головой и негромко сказал:
- Все они, если не плуты, любимы и согреты.
Лауретта вопросительно взглянула на супруга:
- Значит, Вы позволите мне?
- Да, моя дорогая, - немедля ответил Грациано, вспоминая о том, как когда-то не только обогрел, но и сделал знаменитым на всю Венецию робкого мальчишку-кастрата.

Отредактировано Грациано Оттобони (2012-07-29 03:19:35)

+1

16

Франко пытливо посмотрел на свои карты, поняв что за разговорами потерял нить игры. Была его очередь ходить, но интерес уже пропал. От выигрыша Франко был так же далеко, как от перспективы по настоящему отогнать от себя прошлое. Франко думал что забыл обо всем, но встретив Грациано вновь и поговорив с ним все прежние чувства и обиды вновь вернулись. Возможно, если бы он был трезв, его реакция на неожиданную встречу с бывшим любовником была бы немного иной.
Он взглянул на молодую особу, разглядывающую свои карты. Тень удовольствия тронула уголки ее губ. Как видно она пророчила себе победу. Франко ей не помеха, а Грациано, если не дурак, поддастся своей возлюбленной.
Певец намеренно сделал неудачный ход, чтобы побыстрее закончить игру и этот нелепый фарс. Разговоры о диковинках заставили его задуматься о том, какое же он место в действительности занимал в жизни Грациано Оттобони. Люди всегда восхищались его голосом, приходили послушать  и посмотреть на сельского мальчика, способного петь в несвойственной для мужчины тональности. Он вспомнил, как однажды во Флоренции ходил на выступление кочующих циркачей, чтобы посмотреть на самого высокого человека в мире – именно таким лозунгом пестрели все афиши в городе. Зал был переполнен и когда великан появился на сцене все зрители ахнули от смешанного чувства восхищения и ужаса. Этот человек не умел ни читать, ни писать, у него не было положения в обществе и огромного состояния, но у него был только необычайно высокий рост, который привлекал внимание зрителей всего мира. И кем бы был Франко без приобретенной физической неполноценности и голоса, заставляющего дам рыдать навзрыд на его выступлениях? И кем же видят его зрители? Талантом или просто диковинной забавой? И кем Грациано видел его? Учитывая обстоятельства, ответ был вполне очевиден.
- Кажется я сегодня проиграю, - с улыбкой заметил Франко, отчего можно было сделать вывод, что проигрыш совсем не расстроил его.

+1

17

- Значит, Вам обязательно повезет в любви, - добродушно заметила Лауретта, раскрывая карты, когда пришла ее очередь. Молодая женщина была весьма довольна состоявшейся беседой и карточным выигрышем.
- Сегодня синьоре Лауретте исключительно везет, - улыбнулся Грациано.
- В таком случае я поделюсь радостями Фортуны с синьором Тедески, - сказав это, она допила вино, поднялась из-за стола и, обойдя его легко и плавно, подошла к кастрату с тем, чтобы поцеловать. Это был простой и невинный поцелуй в щеку. Лауретта сейчас походила на девочку-подростка, выражавшую признательность первому и неловкому поклоннику.
Возможно, Франко сгодился бы на роль чичисбея. Это было бы необычно и пикантно, но слишком велика разница между Неаполем и Венецей. Молодая женщина мечтательно вздохнула и опустила глаза. Сегодня она получила дозволение обзавестись карликом, и эта перспектива очень обрадовала ее. В будущем она мечтала украсить и без того похожий на полную чашу дом мужа экзотическими вещами, поэтому хорошо было бы если бы отыскался карлик эфиоп...
Собрав выигранные деньги в сумку-кошелек, синьора Лауретта поправила маленькую кокетливую треуголку, украшенную кружевом из белых и золотых нитей. Взяла мужа под руку, на мгновение прижавшись к нему. Грациано взглянул на проступивший сквозь белила волнительный румянец Лауретты, перевел взгляд на Франко и на грани слышимости произнес всего два слова:
- Будьте счастливы.
После короткого прощания прошлое в лице Оттобони удалилось с легкой улыбкой, мерно постукивая тростью эбенового дерева.

Отредактировано Грациано Оттобони (2012-08-02 11:37:21)

+1

18

- Конечно же, в любви мне обязательно повезет, - с улыбкой ответил Франко, разумеется, не придавая никакого значения ни произнесенной фразе, ни смыслу крылатого выражения. Однако ему пришелся по душе невинный поцелуй юной особы. Его обдало легким цветочным ароматом ее духов, на миг возвратившим его в прошлое. В памяти возникли милые и такие родные образы оставшихся в Венеции друзей и подруг. Иногда на него накатывала чудовищная тоска по этому городу, но смысла возвращаться туда уже не было.
- Я рад, что удача улыбнулась сегодня именно Вам, - Франко поцеловал синьоре Лауретте ручку и вновь мягко улыбнулся. С синьором Оттобони он попрощался просто – всего лишь почтительно склонив голову. Он ничего не ответил на тихое прощание нобиля. Счастья Грациано он желать не хотел, но искренне желал чтобы его супруга никогда не знала с ним горя.
Он вышел из игорного дома несколькими минутами позже. В кармане почти не осталось денег, но этого должно было хватить на цветы и кулек восточных сладостей для Виолетты. Отказавшись от кареты, сопранист решил немного прогуляться. Прячась в тени домов Франко пошел узкими улицами прочь от сует богатого сословия, искать любви в постели уличной проститутки.

Отредактировано Франко Тедески (2012-08-02 12:35:11)

0


Вы здесь » Авантюрная Венеция » Вариации » 15.09.1747. Неаполь, игорный дом. Два пути, одна дорога